Вопрос о ханукальных блюдах и трапезах

Дата: | Автор материала: Рав Лейб Нахман Злотник

2864
ханукальных блюдах

Здравствуйте, уважаемый рав!

Хотелось бы поподробнее узнать о ханукальных блюдах, которые принято есть в праздник Ханука, есть ли обязанность устраивать специальные ханукальные трапезы и если да, то что на них положено подавать к столу.

С уважением, Бат Шева, Ашдод.


С Б-жьей помощью

Уважаемая Бат Шева!

Как Вам, конечно, известно, одной их обязательных заповедей Пурима является заповедь устроить особое праздничное застолье. Но в Хануку, хотя она также является праздником, установленным мудрецами, такой обязанности нет. Наши учителя[1] поясняют, что между чудом избавления нашего народа в Пурим и чудом его освобождения в Хануку существует принципиальное различие. Развитие пуримских событий началось с того, что евреи пренебрегли предостережением Мордехая, приняв участие в пиру, устроенным царем Ахашверошем, что было запрещено. За это прегрешение им было положено строгое наказание, орудием для претворения в жизнь которого был выбраны Аман, предложивший уничтожить еврейский народ, и Ахашверош, принявший это предложение. Евреи раскаялись в содеянном. В течение трех дней они постились и молили Всевышнего о прощении. Милосердный Творец принял их раскаяние и чудесным образом обратил поражение в избавление. Поскольку нарушение было связано с телесным вожделением (царский пир), наказание – с физическим уничтожением, раскаяние – с отказом от материальности – трехдневный пост и спасение – с сохранением жизни, то и празднование этого чуда было постановлено отмечать в форме физического наслаждения – веселым застольем. В Хануку все было иначе. Прегрешением еврейского народа, в наказание за которое он должен был быть уничтожен, являлось явное пренебрежение храмовым служением, то есть падение духовного уровня людей. Греческое засилье, последовавшее в результате этого, представляло собой угрозу духовной гибели еврейского народа, но не обязательно физической: откажись от Б-га, Торы и заповедей и живи себе безбедно – никто тебя не тронет. Раскаяние евреев заключалось в их готовности пойти на смерть ради сохранения своей связи с Творцом, продолжения передачи Торы и исполнения ее законов. Чудо Хануки также затрагивало исключительно духовный аспект: горение свечей и возрождение храмового служения. Поэтому и празднуют это чудо с помощью духовных средств – гимнов восхваления и благодарения Творцу.

Однако, как мы увидим ниже, с праздничными трапезами в Хануку дело обстоит не столь просто. Постараемся перечислить все ханукальные законы, связанные с темой еды, а о том, существует ли заповедь устаивать в Хануку праздничные застолья, поговорим более подробно.

1. Запрет поститься

В трактате «Шабат» Вавилонского Талмуда (21б) приведено высказывание мудрецов эпохи Мишны, по всей вероятности, процитированное из древнего авторитетного источника «Мегилат Таанит» (гл. 9): «25-го Кислева начинаются 8 дней Хануки, в которые запрещено поститься». И так установлен закон в «Шулхан Арухе[2]». Вопрос о том, разрешено ли поститься в день, предшествующий Хануке, вызвал спор законоучителей. Закон установлен в соответствии с мнением, по которому запрет поститься не распространяется на этот день, но все же, на практике желательно учесть мнение тех, кто считает, что в него не постятся[3]. В те дни, когда запрещено поститься, необходимо успеть до полудня что-либо съесть или, хотя бы, выпить[4].

2. Праздничные застолья

В комментарии «Тосафот» к трактату «Таанит» Вавилонского Талмуда (18б) говорится о том, что дни праздника Ханука — это дни радости и пиршеств[5]. Некоторые комментаторы[6] считают, что источником утверждения о том, что в Хануку есть обязанность устраивать праздничные застолья, является продолжение слов Талмуда и «Мегилат Таанит», где сказано, что Ханука была установлена мудрецами как праздник. По мнению других[7] авторитетов, авторы «Тосафот» считают так же, как автор комментария «Мордехай Арох[8]», что в Хануку существует обязанность устраивать праздничные трапезы в честь ввода в действие храмового жертвенника, которое происходило в эти дни[9]. Можно было бы так же высказать предположение, что источником слов авторов «Тосафот» является «Свиток Антиохуса»[10], где сказано, что дни Хануки – это дни веселья и пиршеств.

С другой стороны, целый ряд великих знатоков Торы считает, что хотя поститься в Хануку запрещено, но вместе с этим, нет специальной заповеди устаивать в этот праздник застолья[11]. Авторы сводов законов «Арбаа Турим» и «Шулхан Арух[12]» установили закон в соответствии с этим мнением, а ашкеназский законоучитель Рамо[13] приводит мнение оппонентов, и в заключение пишет, что во время ханукальных трапез принято произносить гимны и восхваления Творцу, и в этом случае устроение трапезы является исполнением заповеди.

Подведем итог сказанному. Согласно многим мнениям, нет специальной заповеди устаивать праздничные застолья в Хануку, но следует учесть мнения тех, кто считает, что в честь начала (или возрождения) храмового служения установили заповедь устаивать пиршества в Хануку. Для того, чтобы эти пиршества согласно всем мнениям считались исполнением заповеди, они должны сопровождаться гимнами и восхвалениями Творцу. В книге «Шиюрей Кнесет а-Гдола[14]» сказано, что тот, кто, кто устаивает праздничные трапезы во время всех дней Хануки, превознесен. Автор книги «Бэн Иш Хай[15]» пишет, что в ханукальную субботу следует устаивать более роскошные трапезы, чем в остальные субботы года, тем более, если на нее выпадает новомесячье Тевета, а в новомесячье Тевета, даже если оно и не выпадает на субботу, следует устаивать более роскошные трапезы, чем в остальные новомесячья.

3. Что принято подавать к столу в Хануку

Начнем с того, есть ли обязанность есть мясо и пить вино в Хануку, подобно тому, как это заповедано в другие праздники. Ответ: такой обязанности нет.

Ашкеназский законоучитель Рамо в примечаниях к «Шулхан Аруху[16]» приводит от имени мудрецов предыдущего поколения, что в Хануку принято есть молочные продукты. Этот обычай был принят в память о героическом поступке, совершенном еврейской женщиной, которая, рискуя жизнью, вошла в стан греческой армии, и, напоив их военачальника молоком, (согласно другой версии, накормив его сыром и напоив вином) и дождавшись, когда он уснет, отрубила ему голову. В панике и страхе греки бежали, и этот поступок явился важным звеном в победе над греками[17].

В дни Хануки принято есть пончики, приготовленные в масле – «суфганиёт». Это довольно древний обычай. Упоминание о нем мы находим еще у раби Маймона бен Йосефа[18], отца Рамбама, который в своих комментариях к молитве затрагивает вопрос о важности соблюдения обычаев. Среди прочего он говорит об обычае есть в Хануку пончики – мучные изделия, зажаренные в масле, в память о чуде, когда масло вместо одного дня горело восемь дней. В книге «Эвен Бохен» приведены стихи, написанные раби Колонимусом, сыном Колонимуса сына Меира а-Наси, жившего во Франции примерно 700 лет назад. В стихах рассказывается, что в честь победы Хашмонаим в месяце Кислев женщины готовят мучные блюда[19].

Распространенный обычай также готовить в Хануку картофельный оладьи, которые на идиш называют латкес. Обычай есть латкес в Хануку (по всей видимости, изготовленные из муки) также довольно древний. В книге «Штей Ядот», написанной равом Менахемом Ди-Лузано более 500 лет назад (то есть еще до того, как завезли в Италию картофель), приведено, что в Хануку принято есть оладьи с сыром. (Кстати, отсюда видно, что в сефардских общинах, по крайней мере в некоторых из них, тоже существовал обычай есть молочные блюда).

4. Благословления, произносимые на пончики и латкес

На пончики произносят благословение «Благословен Ты Г-сподь Б-г наш, Царь вселенной, сотворивший разнообразные виды питания» («Борэ Миней Мезонот»). Тот, кто ест такой пончик во время трапезы с хлебом, не благословляет на него отдельно[20]. Тот, кто делает жареные мучные изделия из жидкого теста, не должен отделять от теста халу. Но если жареные мучные изделия, например пончики, готовят из теста, которое не разливается по сковородке, то возникает ситуация, которая является разногласием между авторитетами. Поэтому, следует отделить от этого теста халу без благословения. Тот, кто съел некоторое количество (не меньше 27 см3) пончиков, должен произнести благословение «за пропитание[21]». На латкес (картофельные оладьи) произносят благословение «Благословен Ты Г-сподь Б-г наш, Царь вселенной, сотворивший плод земли[22]» («борэ при а-адама»).

5. Запрет начинать трапезу за полчаса до наступления времени зажигания ханукальных свечей

За полчаса до времени зажигания ханукальных свечей запрещено начинать трапезу или пить более 54 см3 алкогольнух напитков. Этот запрет был введён, чтобы не пропускали время начала заповеди. Под «трапезой» подразумевается съедения более 54 см3 хлебобулочных изделий. В отношении употребления других видов продуктов, а также в отношении питья неалкогольных напитков, ограничений нет. Тому, кто начал трапезу ранее, чем за полчаса до зажигания, разрешено продолжить её непосредственно до времени зажигания ханукальных свечей. Так же тому, кто специально назначил человека, который обязательно напомнит ему о том, что пришло время зажигать ханукальные свечи, разрешено начать трапезу и продолжать ее, пока не наступит время исполнения заповеди. Вышеизложенные ограничения относятся только к тем, кто сам зажигает ханукальные свечи. Те, за кого ханукальные свечи зажигают другие люди, не обязаны придерживаться этих правил[23].

6. Ханукальная вставка в благословлении после трапезы с хлебом

По окончании трапезы с хлебом очень важно произнести «Биркат а-Мазон» (благословление после еды) с особым чувством благодарности к Творцу. В Хануку в это благословление добавляют особую вставку «Аль а-Нисим». Вставку произносят даже в том случае, если трапезу завершили уже после выхода звезд после окончания последнего, восьмого дня праздника[24] . Сомнение возникает только в случае, если произнесли вечернюю молитву Маарив перед тем, как произнесли «Биркат а-Мазон». Поэтому следует сначала произнести благословение после еды, а потом молиться Маарив. Если забыли упомянуть вставку, не нужно читать «Биркат а-Мазон» заново[25], но если вспомнили до того, как произнести Имя Б-га в завершении второго благословения, следует прочитать вставку. А если вспомнили только в конце «Биркат а-Мазон», следует произнести ее в просьбах, начинающихся словом «А-Рахаман[26]».

В завершении хотелось бы поблагодарить Вас за вопрос. В дни празднования ввода в действие храмового жертвенника, который был построен заново, а не просто исправлен, хотел бы пожелать всем нам постоянного обновления в служении Творцу. Ханука самеах!

С уважением, Лейб Нахман Злотник.

  1. см. «Левуш Хур», «Байт Хадаш», и др. и так приводит автор книги «Мишна Брура» в начале гл. 670

  2. раздел «Орах Хаим», гл. 670, п. 1

  3. см. «Мишна Брура», гл. 686, п. 1

  4. «Ашрэй а-Иш», раздел «Орах Хаим», ч. 3, гл. 40, п. 1

  5. Так же пишут и некоторые другие авторитетные законоучители, см. «Орхот Хаим» («Алахот Ханука», п. 1), «Коль Бо» (п. 44), рабейну Йона (в комментариях к гл. «Микец»), Равье (п. 131), «Алахот вэ-Минагей Маараш ми-Остайх» (стр. 171), «Сидур Яавец» и др. Автор респонс «Хават Яир» (п. 70) объясняя слова гмары в трактате «Рош а-Шана» (18б), что запрет поститься в Хануку не был снят, подобно другим постам, упомянутых в «Мегилат Таанит», из-за заповеди, пишет, что под «заповедью» подразумевается заповедь устаивать праздничные застолья в Хануку. Однако абсолютно все комментаторы считают, что имеется ввиду заповедь зажигания ханукальных свечей (рабейну Хананиэль, Рашба, Ритва и др.) или заповедь чтения «Алель».

  6. «Корбан Натанэль», там же, гл. 2, п. 50

  7. «Хэшек Шломо», там же

  8. см. «Псахим», примечание к комментарию «Мордэхай», п. 605 и там же «Хидушей Аншей Шем»

  9. По мнению многих мудрецов, название праздника «Ханука» происходит от слова «хинух», что означает ввод в действие чего-либо («Ор Заруа», ч. 2, п. 321; Маарша, «Шабат» 21б и др.). В данном случае – ввод в действие жертвенника, а по другим мнениям подготовка Храма и его предметов к возобновлению служения. О том, о каком жертвеннике идет речь, существует спор авторитетов Торы. Некоторые («Ливуш Хур», «Маген Авраам» и др.) считают, что речь идет о жертвеннике переносного Храма (скинии), построенном в пустыне. Согласно другому мнению («Мор вэ-Кция»), праздник «Ханука» своим названием обязан вводу в действие жертвенника в начале второго Храма, которое происходило именно 25 Кислева, как об этом впрямую сказано в пророчестве Хагая (2:18). Ряд учителей склоняются к тому, что речь идет о завершении подготовки жертвенника Хашманаим, которые после ханукальной победы вынуждены были захоронить осколки оскверненного и разрушенного греками жертвенника (см. «Мидот» 1:6; «Йома» 16а и «Авода Зара» 52б) и изготовить новый. На вопрос, какое отношение к Хануке имеет переносной Храм, который был установлен в месяце Нисан, многие («Элияу Раба» (там же, п. 14), «Мишна Брура» и др.) отвечают, исходя из мидраша «Псикта Рабати» (п. 6) и «Ялкут Шимони» («Млахим», п. 184), где сказано, что скиния была готова уже в Кислеве, но установить ее нужно было в Ниссане. Чтобы Кислев «не чувствовал себя обойденным», Всевышний пообещал «отплатить ему» позже, что и произошло во времена Хашманаим. Заметим, что в «Мегилат Таанит» мудрецы впрямую связывают праздник Ханука с вводом в действие жертвенника и началом храмового служения. А в трактате «Софрим» (18:3) сказано, что в дни Хануки в конце утренней в качестве «Песни дня» принято читать «Песнь Новоселья Храма» (Тэилим 30).

  10. Согласно мнению рава Саадии Гаона («Сэфер а-Галуй»), «Свиток Антиохуса» написали Хашманаим, а автор «Алахот Гдолот» («Алахот Софрим») считает, что «Свиток Антиохуса» был составлен мудрецами из «Дома учения Шамая» и «Дома учения Илеля», как, впрочем, и «Мегилат Таанит».

  11. (см. «Шеилтот», п. 26; респонсы «Маарам ми-Ротенбург», п. 605 (в пражском издании); рабейну Прахья, «Шабат», 24а; «Алахот Гдолот» «Ханука», п. 9; «Ташбец а-Катан», п. 170; «Агаот Ашри», «Псахим», гл. 3, п. 9; «Ор Заруа» «Алахот Ханука», ч. 2, п. 321; «Лекэт Йошер» (стр. 150); «Минагей рав Айзик Тирна»; респонсы «Маари Брона», п. 137 и др.)

    О том, что считали такие великие знатоки Торы раннего периода, как Рамбам («Яд а-Хазака», «Илхот Мегила вэ-Ханука», 3:3), Маариц Геут («Рош», «Моэд Катан», гл. 3, п. 3), рав Ибэн Шуиб («Микец»), которые не упоминают напрямую об обязанности устаивать застолья в Хануку, но пишут, что это дни радости, можно только догадываться. Так, например, Мааршаль («Ям Шель Шломо», «Бава Кама», гл. 7, п. 37; респонсы, п. 85), «Маасэ Рокеах», «Биньян Шломо» и некоторые другие, считают, что выражением радости является пиршество («Моэд Катан» 9а). Соответственно, те, кто говорят об обязанности радоваться, считают, что мудрецы заповедовали устаивать в Хануку праздничные застолья. Хотя другие знатоки Торы оспаривают данное утверждение и считают, что имеется в ввиду обязанность с особой радостью читать «Алель» и произносить специальные благодарственные вставки в молитвах (см. «Мешех Хохма», «Бэмидбар» 10:10; «Кунтрэс Ханука вэ-Мегила», где рав Х. А. Турчин приводит мнение рава из Бриска; «Игрот Мошэ», раздел «Орах Хаим», ч. 5, п. 43; «Минхат Шломо», ч. 2, п. 58).

  12. раздел «Орах Хаим», гл. 670, п. 2

  13. Для того чтобы получить более полное представление о том, что говорит Рамо, представляется целесообразным процитировать небольшой отрывок из его комментария к своду «Арбаа Турим», «Даркей Моше» от имени Маара их Праги. «В книге «Мордэхай а-Арох» написано: «В «Мегилат Таанит» сказали, что установили праздник в честь ввода в действие жертвенника» и так пишет автор книги «Ор Заруа» и так представляется из мидраша. Но здесь (в трактате «Шабат») сказано, что праздник был установлен в честь ханукального чуда, на что, по всей видимости, нужно сказать, что в честь радости возрождения храмового служения было установлено устаивать праздничные застолья, а в память о чуде – чтение «Алеля» и благодарственных вставок в молитвах и в «Биркат а-Мазоне» (благословлении после трапезы с хлебом). А в книге «Агаот Минагим» я обнаружил, что трапезы, устраиваемые в Хануку не являются обязательными и для того, чтобы они считались исполнением заповеди, принято во время них произносить гимны и восхваления Творцу».

  14. В примечаниях к своду «Арбаа Турим»

  15. шана ришона, гл. «Ваишев», п. 28

  16. раздел «Орах Хаим», гл. 670, п. 2

  17. Некоторые («Тосафот», «Псахим», 108б и «Мегила», 4а; рабейну Нисим, «Шабат», «Риф», 10а и др.) считают, что героиня этого подвига была Еудит, дочь первосвященника Йоханана, возглавлявшего восстание Хашмонаим. Согласно другим мнениям («Мор вэ-Кция», гл. 670; «Арух а-Шулхан», там же, п. 8; «Бэн Иш Хай» (шана ришона, гл. «Ваишев», п. 24), эта история произошла несколькими годами ранее ханукальных событий.

  18. Приведено в сборнике рукописей «Сарид вэ-Палит», Иерусалим, 5705 (1945) г.

  19. Рав Ш. З. Оэрбах («Алихот Шломо», гл. 17, «Орхот Алаха», п. 20) предполагает, что обычай есть в Хнуку суфганиет, связан с тем, что Хашманаим пришлось захоронить осколки разрушенного и оскверненного храмового жертвенника. Единственное благословение, в котором мы просим Творца о возвращении нам жертвенника – это благословение после еды сладких мучных изделий («Меейн Шалош»). Поэтому, поев суфганиет, мы можем молиться о восстановлении храмового жертвенника.

  20. «Алихот Шломо», гл. 17, п. 10

  21. «Хазон Иш», раздел «Орах Хаим», гл. 26, п. 2-3

  22. Несмотря на то что картофель, из которого они приготовлены, очень тонко нарезан («Алихот Шломо», гл. 17, п. 12; «Ашрей а-Иш», раздел «Орах Хаим», ч. 3, п. 9)

  23. «Маген Авраам», гл. 232, п. 17; «Махацит а-Шекель», гл. 672, п. 5

  24. «Шулхан Арух», там же, гл. 188, п. 10

  25. «Шулхан Арух», там же, гл. 682, п. 1

  26. Примечания Рамо к «Шулхан Аруху», там же

http://www.beerot.ru/?p=39428