Нетивот Шалом — Песах — праздник веры

Дата: | Автор материала: Рав Шалом Ноах Березовский

1507

Ночь пасхального Седера, время раскрытия Б-жественного Присутствия – Шхины – своего рода «новый год веры». Сказали мудрецы: «В заслугу своей веры наши отцы были выведены из Египта, в заслугу веры мы удостоимся грядущего избавления». В этом суть египетского изгнания и последующего избавления. Нечистая сущность –клипа – Египта заключалась в отрицании основ веры, как видно из высказывания фараона: «я не знаю Г‑спода». Весь ход событий – десяти Казней и Исхода – вел к раскрытию ясной веры в Творца в полную силу, соответственно сказанному: «И узнают египтяне, что Я – Г-сподь». То есть раскрытие веры было таким явным, что даже египтяне утратили сомнения. В силу веры стал возможным Исход: известно, что сыны Израиля находились «в сорок девятых вратах нечистоты»; если бы, не дай Б-г, духовное падение продолжилось «к пятидесятым вратам», они не смогли бы больше подняться. Эти «пятидесятые врата», как известно, соотвестствуют вере – и в этом сыны Израиля не пали, как сказано: «И поверил народ». Поэтому Песах предваряет все остальные праздники – ведь вера лежит в основе еврейства. В предисловии к Зоару об этом сказано: «Первейшее повеление – войти во врата веры». О месяце Нисан сказала Тора: «Этот месяц (ходеш) для вас – главный, первый он у вас для месяцев года», объяснили мудрецы: Нисан и Песах – основа и начало любого обновления (от корняхадаш). В Песах обновляется вера – это основа любого нашего обновления и освобождения от оков, с этой силой можно выйти даже из Египта (Мицраим – от словамецарим, рубежи).

Именно поэтому основной заповедью Седера является рассказ об Исходе, обращенный к сыну – перед нами стоит задача укрепиться в вере и укоренить ее в сердцах потомков. «Каждый умножающий рассказ об Исходе достоин похвалы», «И даже если мы все мудрецы… мы обязаны рассказывать о выходе из Египта» – такого повеления мы не находим в большинстве других заповедей, где необходимое является также достаточным, и нет никакого смысла в прибавлении. Но, поскольку целью и следствием рассказа является укрепление веры – этого не может быть слишком много. Так Старец из Ляховича объяснял слова Теилим: «Я верил, когда (другое значение – «за счет того, что») говорил…» – когда много говорят о вере, она укрепляется в сердце. Это верно в отношении всего года – тем более это проявляется при раскрытии Шхины в ночь Седера, в Новый год веры, когда мы запасаемся ею на весь год, чтобы наполнить его этим светом.

Неограниченность рассказа об Исходе

Вера в Творца не имеет границ – как безграничен Он Сам. Есть множество уровней веры – один выше другого, без предела и рамок, все больше и больше ясности, отчетливости, очевидности, – и сверх этого. Сказали мудрецы, что превосходство одного праведника над другим обусловлено большей ясностью веры. У полноты веры нет ограничений, и именно от этого зависит уровень праведника, его возвышенность во всех отношениях – а не от того, сколько он учится и насколько строго исполняет детали закона. И поскольку в этом вопросе нет предела возвышению человека – нет ограничения на рассказ об Исходе, «каждое добавление восхваляется». После рассечения моря евреи «увидели гибель египтян… и поверили в Г-спода и в раба Его Моше». После всего постижения, которого «удостоилась даже рабыня» – «вот Б-г мой!», выше откровений пророка Йехезкеля – что может еще поднять уровень веры?! Но ведь у веры нет предела – в отличие от постижения, она может подняться выше доступного разуму, собственно, таково ее свойство – охватывать недоступное познанию. Поэтому даже после величайших откровений, когда возможности понимания были исчерпаны, могла начаться новая ступень веры. И «даже если мы все мудрецы, знатоки… – обязаны мы рассказывать об Исходе» – сила ясности веры выше ограничений осознания мудрых.

Сказал Аризаль, что порабощение и выход из Египта были исправлением ущерба, нанесенного поколениями Потопа («каждого новорожденного мальчика кидайте в Нил»), Вавилонской Башни («порабощали их… глиной и кирпичами») и Эноша (когда зародилось поклонение идолам). Последнее еще не было искуплено – поэтому в повелении о пасхальной жертве сказано: «Выделите (мишху) и возьмите себе барашков», устранитесь (мишху ядейхем) от идолопоклонства (Мехильта, Бо). Продолжая эту линию, можно добавить, что приумножение рассказа о выходе из Египта также способствует этому исправлению – вселяя веру в наши сердца. Об этом писал и Маараль из Праги: все элементы праздника направлены на укрепление веры. У каждого праздника есть его особое воздействие; Песах дает еврею заряд веры на весь год. Даже мудрецы обязаны рассказывать об Исходе – а что же нового они почерпнут, какая польза в повторении хорошо известного? Заряд веры, новые уровни ее – плод этого рассказа.

Пасхальная Агада предваряется отрывком «А лахма ания» – «вот хлеб бедности, который ели отцы наши в Египте…», и далее различные моменты, связь между которыми неясна, как непонятно в целом назначение этого отрывка. Этот хлеб не ели в Египте – при исходе не успело закваситься тесто. Несвоевременно зазывать бедных и голодных, когда хозяева уже уселись за стол. Это следовало сказать после молитвы в синагоге. Также следует обдумать пожелание «в следующем году в Земле Израиля» в самом начале Седера.

В свете вышесказанного станет понятным: в этом отрывке – обоснование рассказа об Исходе, ведь вместо этого можно было бы размышлять и углубляться в постижение Б‑жественного (поскольку это ночь раскрытия Шхины). «А лахма ания» указывает на простую веру, подобную хлебу бедности. «Хлеб, который ели наши отцы в Египте»: лишь силой этой веры они были спасены. «Каждый алчущий» – не пищи, а слова Б-га и приближения к Нему – «придет и поест» этот хлеб, эту простую веру, несмотря на отсутствие у него постижений и осмыслений. «В ней истоки жизни», посредством нее он сможет достичь всех высоких духовных уровней. «Каждый нуждающийся придет и будет праздновать Песах» – всех высот праздника удостоится благодаря вере. «Сейчас здесь, через год – в Земле Израиля»: и в изгнании, и после избавления вера – источник нашей жизни. «Сейчас мы рабы, в следующем году – свободные» – и в нынешнем плачевном состоянии, и когда удостоимся блага, мы занимаемся вопросами веры. Так говорил Бааль Шем Тов: «После всех постижений я возвращаюсь к простой вере». Именно так начинается Пасхальная Агада.

Составляющие веры

Понятие веры охватывает и «базовую» веру в Творца мира. Эта начальная вера присуща и благочестивым представителям других народов. Мудрец из Коврина объяснял стих (Теилим 113): «Вознесен над всеми народами Г-сподь, на небесах Слава Его» – среди народов мира тоже есть вера в Творца. Но она дает Ему место лишь «на небесах». Истина же в том, что «Кто как Г-сподь, наш Б-г, восседающий высоко, видящий до самого низа и небеса, и землю». Мы, Его народ, верим в Провидение, в Его управление подробностями наших судеб. И небо, и земля одинаковы перед Его властью. Такова вера еврея: Всевышний – Творец и Хозяин, Он вершил, вершит и будет совершать все происходящее. Есть и третья ступень, она запечатлена в наших молитвах: «Ты избрал нас из всех народов, возлюбил нас и пожелал нашего служения». Тот, кто не верит в это, тоже попадает, не дай Б-г, в разряд апикоресов.

Все эти аспекты отражены в Исходе из Египта. Провидение, власть Творца над миром – одна из основных вещей, раскрывшихся тогда. «И разделит Г-сподь между скотом Израиля и скотом египтян» в пятой казни; «И положу Я спасение между Моим народом и твоим» в четвертой; «А у всех сынов Израиля был свет в их жилищах» – в девятой. В этом и состояла цель казней: «Чтобы узнали египтяне, что Я – Г-сподь». Сказано, что фараон верил только в Имя «Б-г» (Элоким), которое слышал от Йосефа: «я здесь ни при чем, Б-г ответит на благо фараону». Это святое Имя указывает на управление через силы и законы природы, и численное значение его – 86 – равно слову а-тэва(природа). Признанием факта сотворения законов природы ограничивалась вера фараона, он отрицал Провидение – поэтому заявил: «Кто Г-сподь, чтоб я слушался?» (В Пятикнижие здесь написано четырехбуквенное непроизносимое Имя.) Это Имя указывает на постоянный надзор над бытием (трактовка Имени – «Был, Есть и Будет»). Это нужно было показать египтянам, в этом – суть вывода евреев из земли египетской: раскрыть им власть Творца над происходящим.

Поэтому первым Речением у горы Синай было: «Я – Г-сподь, Б-г твой, выведший тебя из земли египетской». Это основа веры, и так же пишет Рамбам (Основы Торы, 1). Комментаторы возражают ему: если здесь заповедана вера во Всевышнего, следовало бы написать: «…сотворивший небо и землю». Ответ на это: вера в творение распространена и у других народов, см. выше. Заповеданная нам вера – в Провидение, раскрывшееся всему миру при Исходе, во власть Творца над судьбой творения и в особый присмотр за Его народом. Рош в книге «Орхот Хаим» (26) определяет эту заповедь так: «…И верить в Его управление судьбой каждого. Этим ты упрочишь в своем сердце полноценное осознание Его единства… так как тот, кто не верит в Исход из Египта, тот не верит и в «Я – Г-сподь, Б-г твой»».

Избранность Израиля, проявившаяся при Исходе, их вознесенность как «сынов Г-спода», также отражена в первом из Десяти Речений. Первый раз упоминая Свой народ, Творец говорит: «Сын мой, первенец, Израиль» – хотя они по-прежнему вязнут в 49 вратах нечистоты. На это указывают слова «Б-г твой»: ты связан с Ним, ты – удел Его, Он не оставляет тебя.

Мудрец из Ляхович говорил, что еврей обязан верить, что верит. Даже если, не дай Б-г, вера его тусклая, он должен знать, что в глубине души он верит, но свет этой веры скрыт тучами. Это верно и в отношении аспекта «Б-г твой» – это знание тоже неизгладимо запечатлено в еврейской душе, хоть он и не ощущает этого, в его душе живет вера в избранность нашего народа.

Значение казней

Тора пространно описывает десять казней, одну за другой. Вечная Тора указывает путь всем поколениям еврейского народа, не ее задача – изложение событий древних времен. Но величайший урок веры, который мы получаем, изучая эти события, принципиален для каждого. Тройное повторение «Я – Г-сподь», как объясняет «Кли Якар», соответствует трем группам казней: «Так узнаешь, что Я – Г-сподь» перед казнью Кровь предваряет первые три казни, задача которых – развеять заблуждения фараона, отрицавшего Творца; «Я – Г‑сподь на земле» перед Дикими зверями предвещает вторые три, которые демонстрируют Б-жественное Провидение; «Чтобы узнал ты, что нет подобного Мне на всей земле» сказано перед Градом, цель последней группы казней – показать безграничную власть Г-спода над природой и ее законами, над свойствами творений. Видится, что таков смысл аббревиатуры דצ»ך עד»ש באח»ב, которой рабби Йеуда обозначал Десять казней: он делил их на три группы, соответственно трем «этажам» мироздания. Первые три казни касались поверхности земли, воды, праха; вторые три пали непосредственно на живое – зверей, скот и людей; последние казни начинались в воздухе и в высях. Так, шаг за шагом, Всевышний показал, что нет уголка в мире, куда не простиралась бы Его власть – нет никого, кроме Него.

Маараль («Гвурот Ашем», 34) отмечает, что каждая следующая казнь происходила выше предыдущей. Превратившаяся в кровь вода находится ниже земли, как сказано: «В воде, которая ниже земли». Лягушки живут в воде, но поднимаются выше ее поверхности. Затем – прах земли, ставший вшами, затем дикие звери, ходящие по земле. Мор происходил посредством отравленного воздуха, а язвы были огненной природы – это более высокая стихия. Град возник еще выше, высоко в воздухе; саранча относится к обитателям небосвода, как написано: «И птица (оф, подразумевается все, что способно летать) парит по небосводу». Тьма наступила за счет нарушения функционирования светил – так казни охватывали все творение от недр земли до небесных тел. Затем, поразив первенцев, Всевышний показал власть и над человеческой душой. Даже светила относятся к материальному миру – но души находятся выше материи; однако и они в руках Творца, и нет помехи Его воле забрать их, если пожелает. И все еще фараон упорствовал: все эти аспекты он считал набором частностей, не желал видеть полной картины – на это указывают слова: «Это перст Б-га», пальцем обычно показывают отдельные предметы.Тогда Г-сподь показал ему рассечение моря – «Все потоки текут в море», это уже не частности, а общий принцип – и тут фараон сдался и признал единство и безграничность Творца. К словам Маараля добавим: «И над богами Египта совершу Я суд»; казни первенцев сопутствовало возмездие богам Египта – силам нечистоты, которые были сломлены и уничтожены великим раскрытием веры в Г-спода при выходе из Египта. Поэтому «услышали народы – и всполошились, трепет объял жителей Плешета» – весь мир, все народы и вся нечистота склонила голову перед верой, раскрывшей глаза каждому: нет никого, кроме Г-спода. Казни, обращавшиеся бедой для египтян и исцелением для евреев, не оставили ни у кого сомнений: власть Провидения проникает всюду и не оставляет без внимания ни одной частности бытия.

Фундамент веры, заложенный казнями, и их уроки непреходящи, во всех поколениях еврей черпает отсюда силу веры. Сказано: «Чтобы узнали египтяне» – какой в этом прок, спрашивает Бааль Шем Тов, столь великие чудеса – для просвещения египтян?! Очевидно, нет, это был урок для нас. «Дегель маханэ Эфраим» отвечает так: были сыны Израиля, погрязшие в материальном настолько, что Тора именует их «египтянами» – и к ним адресованы чудеса и знамения, потому что даже у них пробудится ясная вера. И в последующих поколениях сила казней не ослабла, здесь заложил Всевышний для каждого еврея путь спасения от «я не знаю Г-спода» и вечный источник сил веры.

Сила воздействия Десяти казней на человека

Продолжая наше рассуждение, добавим, что деление десяти казней на три группы соответствует трем частям, из которых составлен человек: условно говоря, мозг, сердце и остальные части тела – и каждой части соответствует свой уровень веры. Вера мозга – понимание и осознание единства Творца. Выше нее – вера сердца, где присутствуют чувства, ощущение единства. Над этим – вера прочих частей тела, она пропитывает все естество человека, так что даже самые нижние (удаленные от головы) органы чувствуют, что Творец, благословен Он, знает деяния и помыслы каждого. Вот слова святого рава из Клинска в книге «Хесед ле-Авраам»: «Вера должна быть укорененной в сердце человека, чтобы все тело ощущало силу веры в Г-спода, благословен Он». В этом заключается совершенство веры – чтобы еврей был наполнен ею во всех отношениях, чтобы не осталось места, свободного от осознания единственности Творца. И таково воздействие Десяти казней – на всего человека.

Рав Нахум из Чернобыля в книге «Маор Эйнаим» пишет, что, как наш праотец Авраам прошел десять испытаний, так перед каждым евреем лежит десять испытаний – в вопросах, связанных с разумом, сердцем и телом. В связи с этим следует сказать, что в Десяти казнях египетских заложены для еврея силы выстоять в этих испытаниях – потому что в основном испытывается наша вера.

Рассказывают о Старце из Слонима, что один из его приближенных до знакомства с ним мучался вопросами в области веры. Он ездил к праведникам – и они разъясняли ему его затруднения, но по возвращении домой он снова запутывался в этих вопросах. Когда он приехал к Старцу в Слоним, тот не стал давать ему разъяснений, а сказал следующее: «Фараон спорил и задавал сложные вопросы в отношении веры, и по всем вопросам Г‑сподь дал ему казни, удары (макот)». И стал повторять: «Вопрос – удар, вопрос – удар», пока не покрылось его тело ушибами и ранами, Б-же упаси, по числу «вопросов», которые не давали ему покоя. И после этого все эти вопросы покинули его сердце, они больше не мучали его. Значение этого рассказа – вечная сила Десяти казней, оберегающая каждого еврея от испытаний в вере.

Поэтому такое важное место в Торе занимает Исход и Десять казней. Силой их и посредством них может каждый – даже скатившийся до состояния «египтянина» – прийти к чистой вере, увидеть и почувствовать ее, узнать, что «Я – Г-сподь». Как его отцы силой веры удостоились избавления, так он удостоится в заслугу веры избавления вместе со своими братьями.

Этим объясняется особая значимость памяти о выходе из Египта – более, чем о Синайском Откровении! Об Исходе мы вспоминаем дважды в день. Ведь в Исходе – фундамент всей Торы и самого получения Торы, это корень, питающий нашу веру, в заслугу которой были избавлены наши отцы. Вспоминая Исход, еврей ежедневно обновляет в себе ясность веры, что служит основой для всей Торы. И чем ярче его вера, тем он выше во всех отношениях. Об этом сказано в Зоаре: «Поэтому не обходятся без упоминания об Исходе ни праздники, ни Шаббат. Ты видишь: это основа и корень Торы, всех ее заповедей и всей совершенной еврейской веры».

Перевод рав Ш. Скаржинский


http://www.beerot.ru/?p=12923