Если бы плакали раньше!

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

559
Гемара советует: «Почини трещину, а не делай ремонт. Делай ремонт, но не строй заново».

Человек видит трещину в стене дома, пусть поторопится ее починить. Немного глины и известки, и стена снова крепка, как и раньше. Однако, если он пренебрежет этим, трещина расширится, известка отвалится, кирпичи расшатаются, – и тогда нужно будет делать ремонт. Но и ремонт – это не такое уж большое дело. Больше труда и больше расходов, но, тем не менее… Если же человек и этого не сделает, стена совсем развалится, у потолка не будет опоры – и он тоже упадет. Тогда вообще придется строить заново. В Коэлет так прямо и сказано: «Из-за лени провалится кровля». Раши там комментирует: когда человек ленится и не чинит небольшую дырку в потолке, в итоге весь потолок разваливается и падает.

Однажды рав Шах сказал мне: «Раби Яаков, я слышал, что археологи проводят раскопки холма Мегиддо. Они обнаружили там остатки города и его стен времен царей Израиля. У меня вопрос: как город может быть похоронен под холмом земли?»

Я удивился: этот вопрос не дает покоя главе поколения? Понял, у него есть ответ, и стал ждать. А рав Шах объяснил: «Я тебе скажу. Каждый день или два хозяйка протирает мебель тряпкой — от пыли. Если из дома уедут на месяц, а потом проведешь пальцем по буфету – палец оставит след в слое пыли. А если не будут убирать год, два, десять, двадцать…. Слой пыли будет все больше и больше увеличиваться. Пока, в конце концов, весь город не покроется пылью, и не будет похоронен под ее холмом…»

Об этом и сказано (Ирмияу, 2:22): «Ибо даже если будешь отмывать себя щелоком и (истратишь) на себя гору мыла, – грязным пятном (остается) твой грех передо Мною! – слово Г-спода Б-га». А «Решит Хохма» приводит слова святой книги «Зоар»: когда человек грешит, он пятнает свою душу. Если согрешил второй раз – пятно усиливается. Согрешил в третий раз – пятно проникает еще глубже, и его уже нельзя стереть. А если бы он раскаялся и исправился в первый раз, и даже во второй, пятно было бы стерто. И даже если бы это была поверхностная тшува, и пятно бы не стерлось полностью, а только выцвело – третий грех не проник бы так глубоко!

Это – один из уроков, которые мы учим из траура по разрушению Храма.

Один еврей как-то поделился со мной своим горем: его сын отдалился от путей Торы. Сколько слез он проливает об этом, сколько денег готов потратить, чтобы его вернуть… Весь его мир рухнул.

Что я мог ему сказать? Процитировал ему мидраш на сказанное в Теилим: «На реках вавилонских сидели мы и плакали». После разрушения Храма и изгнания в Вавилон сказал пророк Ирмияу: «Свидетельствую я небом и землей: если бы вы хоть один раз плакали, пока еще были в Сионе, не были бы изгнаны!»

Есть известная история. После Первой мировой войны Европа была поделена заново, были установлены новые границы. Чаще всего границей служила река. На одном берегу – Россия, на другом – Латвия. Была одна деревня, евреи которой пришли к властям с жалобой: до сих пор деревня принадлежала России, и не было проблем: деревня на одном берегу, кладбище – на другом. Однако теперь кладбище оказывается в другом государстве, и каждый раз, когда будут хоронить, потребуется оформлять визу и т. п., и процесс будет долгим, а мертвых нужно хоронить как можно скорее! Что ж, ради такого дела границу менять не будут. Власти дали жителям разрешение в случае похорон проходить беспрепятственно. Сколько уж похорон будет в маленькой деревне.

Получение разрешения больше всего праздновали… контрабандисты! Они заполняли гроб нужными товарами, а покупатели уже ждали на кладбище. Новый способ заработка открылся.

Через какое-то время пограничники заподозрили неладное: что-то участились похороны в деревне! Но придраться было не к чему. Однако одни похороны оказались совсем уж подозрительными: сопровождающие идут спокойно, перешучиваются, ни одной слезы не видно на лицах… «Откройте гроб!» – потребовали солдаты. Сопровождающие переполошились: «Да как же можно тревожить усопшего!», «Где почтение к мертвым?»

Однако ничего не помогло. «Не волнуйтесь, мы его трогать не будем, только посмотрим».

Делать было нечего: солдаты окружили всех сопровождающих, не убежишь. Пришлось им открыть гроб, и контрабанда была раскрыта.

«Все арестованы!» – объявили им.

Какой плач раздался! Какие вопли и стоны!

«Эх вы, — сказал командир, — если бы час назад вы так плакали, вам не пришлось бы плакать сейчас!»

Я и сказал тому отцу, и многим другим: «Не хотел ты отправлять его в ешиву Лейквуд, чтобы он стал бен Тора. Боялся, как он будет зарабатывать на жизнь. Отправил его в колледж. А теперь сердце болит еще больше… Если бы эти слезы ты проливал тогда, сегодня бы плясал от радости…»

Он вздохнул: «Что поделаешь, разум приходит поздно…»

[Рав Шах говорил об этом: «Если бы я творил мир, я бы изменил только одну вещь: в молодости есть силы и воодушевление, вдохновение, а вот разума еще нет. В старости приходит разум, но сил и огня в душе уже нет. Как было бы замечательно, если бы у молодых был разум, рассудительность и жизненный опыт стариков! Это было бы просто совершенство!»

Звучит это, как бы сказать, немного нереально. Что значит – если бы он творил мир? И как у молодых может быть жизненный опыт стариков? И вообще, Писание свидетельствует: «Все сделал (Всевышний) хорошо вовремя». Огонь в молодости и спокойствие духа в старости.

Однако мы поняли, что рав Шах имел в виду: если молодые будут спрашивать совета у мудрецов Торы, подчинят им свои суждения и желания, это будет совершенной гармонией!]

А смысл этого – в сути вынесенного приговора.

Девятого Ава разведчики ослабили сердца сынов Израиля, «и плакал народ в ту ночь». Сказал Всевышний: вы плакали напрасно, а Я теперь устанавливаю вам этот день днем плача на многие поколения. И сообщил, что им не суждено войти в Землю Израиля.

«Моше передал эти слова всем сынам Израиля, и народ очень опечалился. Они поднялись рано утром и отправились к вершине горы, сказав: “Мы готовы взойти на место, о котором говорил Г-сподь, ибо мы согрешили!” Амалекитяне и ханаанеи разбили их, и истребляли их, (преследуя) до самой Хормы» (Бемидбар, 14:39-45).

А если бы они набрались смелости и поднялись на день раньше!

Сказано в Гемаре, что, когда ненавистники Израиля вошли в Храм, они увидели, что крувим обнимают друг друга. Пишет Ритва, что рав Йосеф из Гаша (наставник Рамбама) спрашивает: сказано в трактате Бава Батра, что когда евреи следовали воле Творца, крувим были повернуты лицом друг к другу, а когда евреи нарушали волю Творца, они отворачивались друг от друга. Храм, как известно, был разрушен из-за того, что не выполняли волю Всевышнего. Так как же крувим не только смотрели друг на друга, а еще и обнимались?

Сказано, что люди того поколения следовали за желаниями своих сердец и не слушали упрекавших их пророков, полагаясь на Храм. Считали его «гарантией безопасности». А ведь пророк предостерегал их: «Не уповайте на слова лжи, гласящие: “Чертог Б-га, чертог Б-га, чертог Б-га это… сделаю Я с Храмом, который отмечен Моим Именем, на который вы полагаетесь… то, что Я сделал с Шило!”» И Всевышний говорит Ирмияу: «И скажешь ты им все слова эти, но не будут они слушать тебя…».

Однако, когда евреи воочию убедились, что все слова пророка исполнились, и их упование не имело основания – ненавистники вошли в Святилище и осквернили Святая Святых – они поняли, что ошиблись, стали бить себя в грудь за грехи, пожалели о своих деяниях и огорчились, что совершали их. Они полностью раскаялись и приняли на себя обязательство выполнять волю Всевышнего. Поэтому-то крувим повернулись друг к другу и даже обнялись. Но это раскаяние пришло слишком поздно и уже не могло предотвратить разрушение…

А ведь сказано в мидраше («Пиркей де-раби Элиезер», 42): «Сказал Бен Азай: знай, насколько велика сила раскаяния. Был один человек, который вместе со своими двумя друзьями жил в горах, и они разбойничали и грабили всех, кто проходил мимо по дороге. Этот человек оставил своих сообщников и вернулся к Б-гу отцов своих, с молитвой и постом, стал приходить рано в синагогу и поздно уходить, учил Торе, давал пожертвования бедным, и его тшува была принята Свыше. В день, когда он умер, умерли и двое его друзей-разбойников. Ему дали его удел в сокровищнице жизни (Ган Эден), а их отправили в нижний Геином.

Сказали они Всевышнему: “Владыка мира, что это за протекция? Он разбойничал в горах вместе с нами, а теперь его отправляют в Ган Эден, а нас – в Геином?”

Ответил Всевышний: “Он исправился при жизни, а вы этого не сделали”.

Сказали они: “Позволь нам, и мы совершим великое раскаяние и исправимся!”

Ответил Он: “Раскаяться можно лишь до дня смерти!”»

Известно, что Раба бар бар Хана видел Кораха и его общину в Геиноме, и слышал, как они говорят: «Моше – истина, и Тора его – истина, а они – обманщики». Рамбан пишет, что один час в Геиноме хуже, чем вся жизнь страданий Иова. Со времен Кораха до времен Рабы бар бар Ханы прошло более полутора тысяч лет!

А если бы они сказали: «Моше – истина и Тора его – истина» — за секунду до того, как земля поглотила их!

Последние беседы рава Йерухама Лейвовича из ешивы Мир были на тему «Хозяин подгоняет» (Пиркей Авот, гл. 2), об «окнах возможностей», которые предоставляет жизнь, и о том, что ни в коем случае нельзя упускать их, пока они открыты: «Всему свой срок, и время для каждого дела…» (Коэлет, 3). Был момент, когда евреи вышли из Египта, был момент, когда народу Израиля была дарована Тора. А если бы задержались в Египте, то до сих пор и мы, и наши дети, и дети наших детей были бы рабами!

Рассказывается в трактате Сота, что Азарья материально помогал своему брату Шимону и получил половину награды за его учебу Торы. В отличии от него купец Шевна оставил своего брата Илеля, и тот учил Тору в тяжелых условиях, даже стал символом бедняков, занимающихся Торой. В конце же, когда Илель стал великим мудрецом, главой народа Израиля, Шевна предложил ему половину своего богатства в обмен на половину его Торы. Тогда голос Свыше (бат коль) произнес: «Если человек предложит все богатство дома своего за любовь – лишь презрение (будет его уделом)» (Шир а-Ширим, 8).

Подобная история произошла с великим равом Ицхаком Эльхананом Спектором из Ковно (Каунас). В юности он учился в ешиве гаона рава Биньямина Дискина – отца великого Маариля Дискина, в городе Волковыск. Питался он, как было тогда принято, «по дням» (в те дни не было столовых в ешиве, ученики обедали в разные дни в разных семьях в городе), у одной богатой семьи города. Хозяин недавно выдал замуж дочь, и зять помогал ему в бизнесе. Зять тоже ел за столом тестя. Он обратил внимание на бедно одетого, но талантливого юношу, и стал уговаривать его: «Слушай, что тебе позориться, кушая в чужой семье, и ходить в обносках? Ты смог бы стать прекрасным бухгалтером в нашем бизнесе и получать хорошую зарплату! Мы бы тебя с удовольствием взяли!»

После нескольких таких бесед юноша решил бежать от испытания. Он перестал есть в этой семье. Ему удалось договориться с другими семьями на несколько дней в неделю, а в остальные дни он просто голодал, но продолжил упорно трудиться над Торой, пока не превратился в светоча еврейского мира и одного из глав поколения.

Однажды ему пришлось поехать в Вильнюс по делам, и жители города приняли его с великим почетом. В гостиницу, где он остановился, пришел человек и сказал: «Уважаемый рав, Свыше благословили меня большим богатством, но детей у меня нет. Я хотел бы поделиться с Вами своим имуществом взамен на часть Вашей Торы!»

Рав Ицхак Эльханан узнал его. Это был тот самый зять, который в свое время пытался соблазнить его оставить учебу Торы. «Жаль, — сказал рав, — вы упустили время! Если бы вы предложили мне это условие тридцать лет назад, Вы могли бы за небольшие деньги, за пару ботинок и хороший костюм, удостоиться половины моей Торы. А теперь – весь ваш капитал не имеет смысла…»

Это объясняет нам, почему сказано в трактате Хагига, что Всевышний плачет о том, у кого есть возможность заниматься Торой, – и он не занимается, и о том, у кого нет возможности, – и он все равно занимается.

Непонятно! Ладно, тот, кто может учить Тору и не учит. Однако тот, кто не имеет возможности и все равно учит, – наоборот, о нем следует радоваться!

Сказано в Пиркей Авот (4:9): «Каждый, кто пренебрегает изучением Торы из-за богатства, в итоге не сможет учить Тору из-за бедности», не дай Б-г. Всевышний дал еврею богатство, и он может спокойно сидеть и учить Тору, а он не учится. Всевышний плачет о нем. В итоге он теряет свой капитал, и тогда проводит самоанализ, понимает, что в жизни на самом деле важно, и начинает учить Тору изо всех сил, не обращая внимания на тяжкую бедность, на то, что он не может учить Тору (вроде бы, нужно зарабатывать на жизнь – прим. пер.), и все равно учит. Тогда Всевышний плачет о нем: ну почему, почему он не воспользовался хорошими временами, почему не учился тогда! Ведь тогда бы богатство осталось при нем, и он мог бы трудиться над Торой в душевном спокойствии и без забот!

Сколько трагедий, и общественных, и личных, можно было бы предотвратить, если бы действовали заранее!

Ну, что было – то было. Но, по крайней мере, с сегодняшнего дня и далее постараемся обратить внимание!

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=53661