О роли Мордехая в истории Пурима

Дата: | Автор материала: Рав Йосеф Овадья Зарудинский

1060

Чтение Мегилат Эстер в Пурим является первой заповедью этого дня, открывающей (от слова «мегале» – открывает) для нас смысл всего праздника. Однако зачастую торжественного прослушивания в синагоге недостаточно для того, чтобы вникнуть в суть прочитанного. Под шум трещоток и шелест маскарадных одеяний все в Мегиле кажется понятным и само собой разумеющимся. Более детальный анализ выявляет множество вопросов, требующих дополнительных разъяснений.

Достаточно проанализировать поведение одного из центральных участников пуримских событий – Мордехая, чтобы убедиться, что его поступки в различных эпизодах, описанных в Мегиле, совершенно непонятны.

Судите сами. Царь приглашает на пир всех жителей Шушана и специально для евреев организовывает кошерную кухню (так учили мудрецы из сказанного в Мегиле: «а питье по закону, без насилия»)! Здравый смысл говорит о том, что отказ от такого приглашения может иметь для еврейского народа плачевные последствия. Да и чего ради отказываться? А Мордехай настаивает на том, что участие в трапезе – это грех.

Царским указом велено всем подданным кланяться и падать ниц перед Аманом. Мордехай этого не делает. Его аргументация, что евреям это запрещено, непонятна не только Аману (ведь Яаков кланялся Эйсаву). Голос осуждения звучит и со стороны самих евреев. Именно на Мордехая они возлагают ответственность за трагические последствия такого заносчивого поведения (Мегила, 12б).

Узнав о предстоящем уничтожении евреев «…и разорвал Мордехай одежды свои и возложил на себя мешковину и пепел; и вышел он на середину города и возопил криком великим и горестным» (Эстер, 4:1). Мордехай прилагает усилия, чтобы излить «наружу» свое горе, и тем самым инициирует аналогичные проявления в народе (см. Эстер, 4:3). Однако, он наотрез отвергает различные предложения Эстер разрешить проблему политическим путем. Первый раз Мордехай демонстрирует свой отказ от попытки «культурного» обращения к властям, не приняв одежды, которые послала ему Эстер (так комментирует этот эпизод Гаон из Вильно). Затем, не позволив Эстер дождаться аудиенции с Ахашверошем, он отвергает еще один возможный путь к урегулированию конфликта. Более того, Мордехай обвиняет Эстер в трусости и нежелании помочь еврейскому народу (см. Эстер, 4:13-14). По его мнению, Эстер должна немедленно инициировать встречу с Ахашверошем, даже, рискуя своей жизнью, и, разумеется, успехом всего предприятия!

Прежде, чем мы попробуем объяснить логику поступков Мордехая, обратим внимание на следующее. Во всех упомянутых эпизодах Мордехай тем или иным образом отказывается делать иштадлут (приложить усилия) для блага еврейского народа. Поэтому, чтобы понять мотивы такого подхода, следует сперва четко определить, какова настоящая роль тех или иных наших усилий. Для удобства разделим их на две группы: материальные и духовные.

Итак, усилия материальные. Хотя мы применяем их буквально на каждом шагу (работаем, следим за здоровьем, не переходим дорогу на красный свет и т.п.), их смысл следует понять глубже. Ведь сказали мудрецы: «Все в руках Небес, кроме страха перед Небесами», то есть все происходящее с нами в жизни (кроме выбора между добром и злом – страха перед Небесами) решается наверху. Тогда зачем ходить в банк и поликлинику? Ведь то, что нам полагается, мы получим в любом случае. А то, что не полагается – в принципе невозможно получить. Объясняет рав Элияу Деслер в книге «Михтав ми-Элиягу»: старания наши призваны скрыть чудо Провидения, придав воплощению воли Творца «естественную» форму. При отсутствии таких вот «естественных» предпосылок, и будучи недостойными явного чуда, мы попросту, не способны получить то, что нам положено свыше. Но и прикладывая необходимые усилия в материальной сфере, мы всего лишь приходим получить то, что нам уготовано с Небес.

Подлинные усилия – это усилия духовные, способные действительно повлиять на решения свыше. Раскаяние, молитва, упование на Творца – все это вещи, которые меняют наш внутренний облик и, как результат, – отношение Всевышнего к нам.

Теперь мы можем вернуться к вопросам о поведении Мордехая, и попытаться понять его в свете вышесказанного.

Легче всего нам будет разрешить первую проблему: Мордехай противится участию в трапезе. Хотя заказана кошерная еда, причина этой трапезы тяжела для еврейского народа. Ахашверош празднует закрепление еврейского изгнания сверх обещанных пророками 70 лет, демонстрируя различные принадлежности Иерусалимского Храма. Принять участие в трапезе, дабы задобрить царя из плоти и крови, одновременно вызывая гнев Царя Царей, видится Мордехаю абсурдным.

Тяжелее будет объяснить заносчивое поведение по отношению к Аману. Наша версия такова: вознесение Амана Мордехай не воспринимает как случайное стечение обстоятельств. Усиление Амалека (к чьему роду и относится Аман) он связывает с ослаблением связи еврейского народа с Творцом, причиной которого послужило участие в трапезе Ахашвероша. Ослабление веры в грядущее избавление приводит к усилению сил зла, отрицающих эту веру. Амалек – первая из них. Чтобы вернуть Шехину (присутствие Всевышнего) и тем самым отдалить Амалека, Мордехай старается всячески освящать имя Творца, публично заявляя, что не кланяется, так как он «еуди» – верящий в Единого Бога, которому одному подобает кланяться. Таким образом, раздражая Амана, Мордехай на самом деле ослаблял влияние Амалека.

И, наконец, последняя проблема. Почему Мордехай отвергает организованную встречу с Ахашверошем, настаивая на внезапном вторжении Эстер к царю. Как бы странно это ни выглядело, именно наиболее правильных и продуманных ходов Мордехай больше всего и опасается. Ведь, чем более внушающим надежду выглядит тот или иной шаг, тем меньше пугает угроза. И старания духовные видятся народу менее значимыми. В отличие от остальных евреев, Мордехай осведомлен об истинных масштабах трагедии. «А Мордехай знал все что произошло…» (Эстер, 4:1) – через пророка Элияу он узнает, что указ об уничтожении евреев подписан наверху (см. Раши на это место). И только глубокое раскаяние в содеянном, и молитва, исходящая из разбитых сердец, способны пробудить милосердие Творца и отвести угрозу. Чтобы побудить евреев к этому, Мордехай выходит на улицы города, чтобы выразить свою скорбь публично. От Эстер в этой ситуации требуется стать важным звеном в духовном пробуждении. Отчаянная попытка добиться милости от царя из плоти и крови вынудит ее и весь народ уповать лишь на милость Царя Царей и способна пробудить Его сострадание. Холодный политический расчет в такой ситуации даст лишь обратный эффект.

Как мы теперь видим, во всех упомянутых ситуациях Мордехай считал несовместимыми усилия материальные и духовные. И выбор, соответственно, делал в пользу последних.

Однако и Эстер (в последнем эпизоде), и евреи не собирались делать ничего дурного. Просто они этой несовместимости не видели. Как и мы в начале статьи, они вопрошали Мордехая, чего ради «лезть на рожон», когда есть возможность (а, значит, и необходимость) сделать соответствующий иштадлут: принять участие в трапезе Ахашвероша, кланяться Аману, организовать встречу с царем.

Только после того, как чудо произошло и все резко повернулось к лучшему, всем стало очевидно, что именно Мордехаю еврейский народ обязан своим спасением. Также приведенные выше разъяснения и выводы мы могли сделать, лишь взглянув на события ретроактивно, после того, как они свершились. Лишь Мордехай, глава поколения и величайший мудрец Торы, видел события в их истинном свете и направлял народ по единственно верному пути.

Не только в персидском изгнании, но и в каждом поколении Всевышний внедряет тех людей, которые призваны прокладывать путь, по которому будет ступать нога еврея. Пророки и члены Санэдрина, мудрецы Торы и праведники – они в своей мудрости и святости видят то, что мы увидеть не способны. Именно поэтому Тора называет их «глазами общины» и приказывает нам следовать их слову. И если это станет для нас тем уроком, который мы вынесем из прослушивания Мегилы, то можно сказать, что наш Пурим прошел не зря!

http://www.beerot.ru/?p=10292

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here