Святость Храмовой горы в наши дни

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

3990

Я хотел бы коснуться одной очень актуальной и болезненной в наши дни темы. Начнем ее изучение из самой Торы, из книги Берешит. Известно, что место жертвоприношения Ицхака – это гора Мория. По поводу этого места есть слова Рамбама в Илхот Бейт а-Бхира – дословно «законах избранного Дома», иначе говоря – законах Храма. Во второй главе приводится причина того, почему мы не можем сегодня приносить жертвы в Храме – нам неизвестно точное место, где находился жертвенник. Рамбам пишет, что это место постоянное, и никогда не изменялось: «Место, где находился жертвенник, очень точное, и его не изменяют никогда. В этом месте был связан Ицхак, здесь Шломо построил Храм. Традиция, которая передана нам от наших отцов: место, где построили жертвенник Давид и Шломо – то самое место, где Авраам построил жертвенник для Ицхака, где Ноах построил жертвенник, когда вышел из ковчега. Это место, где принесли жертву Каин и Авель, и здесь же принес жертву Адам».

Важно знать, что место, где происходило жертвоприношение Ицхака, было избранным со дня творения для того, чтобы там находился постоянный жертвенник. Чем же это место выделяется? Там раскрылся ират Шамаим Авраама и Ицхака. И еще раз в Торе упоминается это место. В главе Ваеце, где говорится о том, как Яаков лег спать по дороге в Харан, и было ему пророческое видение. После этого сна Яаков говорит: «Есть Всевышний в этом месте, а я не знал! И устрашился Яаков и сказал: «Как страшно это место! Это – Дом Б-жий, Врата Небес!» И речь здесь идет все про ту же гору Мория.

Продолжим чтение Рамбама. Там же, в «законах избранного Дома» он пишет, что первая заповедь – это построить Храм, вторая – не строить жертвенник из железа, третья – не подниматься по ступенькам, а четвертая – бояться Храма. По поводу боязни Храма Рамбам пишет так: «Повелительная заповедь – бояться Храма… И бояться надо не самого Храма, а Того, Кто заповедовал эту боязнь». Итак, мы видим, что есть особая заповедь бояться Творца именно в Храме.

В начале Шулхан Аруха Рамо приводит слова Рамбама из книги «Морэ Невухим» о том, что нужно жить, постоянно представляя Творца перед собой. Где бы ни был человек и чем бы ни занимался, нужно вести себя так, будто находишься в царском дворце. И пишет Рамо, что если человек будет вести себя так, то у него будет настоящий ират Шамаим. Эти слова обязывают нас поступать так постоянно, где бы мы ни находились.

С другой стороны, если Тора заповедует нам: «И Храма моего бойся», то, очевидно, здесь имеется в виду еще одна боязнь, другой ират Шамаим. Человек, безусловно, должен постоянно жить с ощущением присутствия Творца, но вместе с тем, есть разница между повседневной жизнью человека и присутствием в Его Доме (это касается не только Храма, но и наших синагог и Домов учения). Более того, Рамбам приводит, что даже когда Храм разрушен, заповедь бояться Храма не изменяется. Далее Рамбам добавляет следующее: «Каждый, заходящий в Храм, должен идти только по тому месту, где можно заходить. И пусть идет с трепетом и в страхе».

Весь наш народ уже тысячи лет молится о возвращении Храма, о том, чтобы удостоиться подняться на праздники в Храм. Мы всем сердцем желаем видеть присутствие Шехины Творца в нашем мире. Но, к сожалению, есть люди, которые поднимаются на Храмовую гору, не считаясь с еврейским законом, презирая все запреты. И это очень страшно. Около тридцати лет назад я говорил на эту тему с равом Ицхаком Зильбером. Он сказал так: очень плохо, что евреев вообще пускают на Храмовую гору. Мы не можем запретить пускать туда арабов, но евреев туда пускать нельзя.

В чем тут опасность и в чем трагедия нашего поколения? Это место особого страха перед Творцом. Все мы в наше время – тмеим метим – на каждом из нас есть нечистота мертвого. И мы не можем избавиться от этой тумы. Есть места, куда мы теоретически можем зайти (на Храмовой горе). Проблема лишь в том, что никто не сможет точно сказать, где проходит граница, куда можно идти, а куда – нельзя. На этот счет есть разные мнения, но важно знать, что речь тут идет о исур карет – то есть нарушении, которое карается самым страшным наказанием – каретом. И в этом также проявляется страх перед Храмом – необходимо знать, куда можно идти, а куда – нельзя, а если не знаешь – оградить себя и не подниматься. И даже, если кто-то думает, что знает наверняка, ему также не следует подниматься, чтобы не быть причиной осквернения Храмовой горы другими, которые пойдут за ним, не зная и не разбираясь во всех тонкостях закона.

Давайте вспомним, почему мы остались без Храма, почему были изгнаны из нашей земли. Есть нарушения, про которые сказано, что «земля исторгает его»: синат хинам – беспричинная ненависть и лашон а-ра были причинами разрушения Храма. На нас самих лежит вина за наше изгнание, за разрушение Храма. Так как же мы можем исправить это и приблизить постройку Храма? Сделать тшуву, приблизиться к Творцу. Однако стремление приблизиться к Творцу не требует поднятия на Храмовую гору! Мы живем по Торе, занимаемся Торой, мы боимся Творца. Мы хотим подняться на Храмовую гору, но боимся этого: не дай Б-г оступиться и нарушить что-то! В этом и состоит святой обычай нашего народа: не подниматься на Храмовую гору.

Есть так называемые неэманей Ар а-Баит – «верные Храмовой горы». Девятнадцать лет назад мой ученик рав Нахум Офман попросил меня уточнить у рава Моше Шапиро, как к этому нужно относиться. Рав Моше сказал так: это очень опасно, мы не можем силой вернуть Храм.

От себя добавлю следующее: известно сказанное в Зоаре о том, что Ишмаэль поставлен для охраны Святой Земли, на то время, пока мы будем в изгнании. И одна из функций Ишмаэля – охранять Храмовую гору.

Все мы помним так называемую интифаду, которая закончилась выдворением израильской армией еврейских поселенцев из Гуш Катифа (помимо тысяч погибших и раненых). Разрушения многих сотен еврейских домов и около сорока синагог… Душевная боль от этого еще не скоро пройдет. И каков же результат всего этого? Стало еще хуже. А с чего началось это страшное кровопролитие? С того, что Ариэль Шарон своим генеральским сапогом решил потоптать Храмовую гору. Это послужило толчком к волнениям арабов, после чего и началась интифада, которая унесла больше тысячи еврейских жизней. Говорится, что хов ба аль ядей хаяв – в вольном переводе это означает, что наказание приходит через нарушителей. Тот же Ариэль Шарон предал еврейских жителей Гуш Катифа и изгнал их из домов.

Разные люди в наше время пытаются подняться на Храмовую гору. Если это позволяют себе политики, пытающиеся таким образом добиться популярности и т. п., то здесь речь идет не иначе, как о преступлении. Если же это касается людей религиозных, то их тяжело понять. Мы хотим приблизиться к Творцу, но сделать это можно только живя по Его воле. Практически все раввины Израиля запрещают подниматься на Храмовую гору! Даже те, кто поднимаются сейчас по незнанию, должны помнить: то, что они делают – страшная вещь! Мы живем на пороховой бочке, в окружении врагов, которые только и ждут повода. Но тут проблема также и в том, что сам Творец охраняет от нас это место, пока мы не очистимся. Все арабы, вся их сила, военная и денежная, – не стоят ничего! Но нарушение воли Творца – это действительно страшно. Особенно если речь идет о месте, про которое дважды в Торе сказано, что это – святилище Творца, и его нужно бояться.

Рав Шимшон Пинкус, много занимавшийся законами, связанными с Кдошим, говорил в отношении Храмовой горы, что там, за малейший проступок, сразу следует страшное наказание карет. Он объяснял это иносказательно. Человеку делают операцию по удалению опухоли на пальце. При этом иногда захватывают немного здоровой ткани, и это не приносит большого вреда. Но что, если происходит операция на мозге? Там любое отклонение означает катастрофу и смерть человека. И таким должно быть наше отношение к Храмовой горе – любой отход от закона в этом святом месте неизбежно приводит к катастрофе!

Мы должны укрепиться в страхе перед Творцом в наших синагогах и Домах учения. Синагога названа малым Храмом, и есть точка зрения о том, что заповедь бояться Храма (то есть Того, Кто заповедовал это) распространяется и на них. Мы все хотим удостоиться близости к Творцу, но подъем на Храмовую гору в наше время не имеет к этому никакого отношения. Шехина присутствует, когда мы занимаемся Торой, Шехина присутствует на Котеле и на могилах праведников (и туда можно и нужно ходить молиться Творцу). У нас есть пути приближения к Всевышнему. Долгие годы изгнания подарили нам множество великих мудрецов и светочей Торы, которых, несомненно, осеняла Шехина: Агро, Бааль Шем Тов, Бен Иш Хай и многие другие. Шехина была с ними постоянно, в Литве, Польше, Ираке и многих других местах нашего изгнания! И у нас есть такая возможность: в Доме учения, на уроках Торы, где бы мы ни были! И каждый, кто может хоть как-то повлиять на евреев, планирующих подняться на Храмовую гору, обязан это сделать.

Подготовил Арье Кац


http://www.beerot.ru/?p=7585