Предисловие к книге «Шаарей Йошер» — продолжение

Дата: | Автор материала: рав Шимон Шкоп

700
скрижали сердца Особые свойства скрижалей

5

Почему Моше разбил скрижали?

Часть подготовки, необходимой для получения Торы, — это поставленные самой Торой уникальные условия. Первое условие — это усердие и труд. Об этом говорили мудрецы (мидраш «Торат Коаним» на Ваикра, 26:3): «”Если будете следовать законам Моим” — если будете трудиться над изучением Торы» и совершать другие действия, необходимые для обретения Торы. Основываясь на этом, можно объяснить смысл того, что Моше разбил первые скрижали завета (см. Шмот, 32:19). Я не видел, чтобы кто-либо объяснил смысл этого действия. На первый взгляд, оно совершенно необъяснимо. Неужели Моше думал, что, из-за того, что народ Израиля сделал золотого тельца, он должен остаться без Торы, не дай Б-г?! [Очевидно, что это не так. Следовательно,] ему нужно было подождать, пока народ исправит свое поведение, и только после этого начать обучать его Торе. Но зачем было полностью разбивать скрижали, и после этого падать ниц перед Всевышним, и упрашивать Его дать вторые скрижали?

Особые свойства скрижалей

Мудрецы раскрыли нам, что именно первые скрижали обладали особенными качествами. Об этом повествуется в Талмуде в трактате Эрувин (54а): «То, что написано (Шмот, 32:16) “выгравировано на скрижалях” означает, что, если бы первые скрижали не были разбиты, Тора никогда бы не забывалась в народе Израиля».

[Это основано на том, что десять заповедей были именно выгравированы на скрижалях, а не просто записаны. Маарша поясняет, что дополнительный намёк на этот смысл стиха состоит в том, что вместо обычного слова חקוק, использовано слово חרות.

Надо заметить, что Всевышний обещал нам, что народ Израиля никогда не забудет Тору (см. Дварим, 31:21). Однако это обещание относится только ко всему народу в целом, а не к отдельным людям. Очевидно, что обычные люди должны прикладывать великие усилия, чтобы не забыть то, что они изучали. Кроме того, хоть народ Израиля и не забыл Тору полностью, но каждое поколение частично забывает Тору и обладает меньшими знаниями, чем предыдущее. См. Шаббат, 138б и Санедрин, 68а.]

«Тора никогда не забывалась бы в народе Израиля» означает, что первые скрижали обладали особым свойством. Оно заключалось в том, что, если человек изучал некую часть Торы один раз, она навсегда сохранялась у него в памяти. Моше почувствовал, что это качество скрижалей может привести к ужасному осквернению святого. Ведь может случиться, что появится отвратительный и извращённый злодеяниями человек, который будет обладать величайшими познаниями во всех областях Торы. То, что этого не должно быть, Моше вывел из закона о пасхальной жертве. Написано (Шмот, 12:43): «И никакой чужак пусть не ест от неё» — [подразумевается нееврей или еврей, отошедший от исполнения Торы и заповедей — см. комментарий Раши там. Если таков закон в отношении пасхальной жертвы, то тем более это относится к Торе, которую не должен полностью получить тот, кто не обладает соответствующим духовным статусом]. И поэтому Моше пришёл к выводу, что требуется разбить первые скрижали и приложить усилия к получению других скрижалей.

Скрижали в сердце

Дело в том, что первые скрижали были деянием Самого Б-га, их текст был выгравирован Самим Б-гом, как написано в Торе (Шмот, 32:16). С другой стороны, вторые скрижали были сделаны человеком, как сказано в Торе (Шмот, 34:1): «Высеки себе две скрижали каменные». Смысл скрижалей заключается в том, что они удерживают [Тору] и придают ей стабильность, чтобы буквы не висели в воздухе. И так как [первые скрижали] были сделаны Всевышним, они оставались бы навсегда. А вторые скрижали, будучи делом человеческих рук, сохраняются только при определённых условиях и в определённых рамках. Начало получения Торы Моше было примером и знаком для всего народа Израиля, народа, получающего Тору. Так же как Всевышний сказал Моше: «Высеки себе две скрижали каменные», так же Он намекает всем тем, кто получает Тору. Он говорит, что каждый сын Израиля должен подготовить для себя скрижали и написать на них слово Г-спода. Вначале принятие Торы будет соответствовать подготовке скрижалей; а потом, если его скрижали испортятся, то и Тора его не сохранится. [Часть этой подготовки — это труд над изучением Торы. Мидраш приводит, что, прикладывая усилия к изучению Торы, можно возлюбить Творца всем сердцем.] Благодаря этому то, чего опасался Моше, стало менее вероятным. Ибо Небеса позволяют человеку обрести Тору только в соответствии с его душевными качествами и уровнем Б-гобоязненности, то есть, в соответствии с его личными скрижалями. Если же впоследствии, после того как получил некоторые познания в Торе, он опустится на более низкий уровень, то в определённой степени забудет Тору. И об этом говорили мудрецы, когда сказали, что есть несколько вещей, приводящих к забвению Торы, не дай Б-г. Об этом великом действии, о разбитии скрижалей, мудрецы говорили, когда обсуждали окончание Торы («Сифри» на последний стих Торы, Дварим, 34:12): «”и по руке сильной, …которые совершил Моше пред глазами всего Израиля” — это разбитие скрижалей».

[Как известно, общепринятый обычай — изображать скрижали завета на ковчеге, в котором хранится свиток Торы, полукруглыми сверху. Известно также, что некоторые раввины пытались оспорить этот обычай — ведь в Талмуде написано, что скрижали, которые получил Моше, были квадратными. Было высказано мнение, что следует изменить обычай и начать изображать скрижали таким образом, как они описаны в Талмуде. Однако наш главный редактор, рав Полищук, лично слышал, как рав Моше Шапиро זצ״ל резко критиковал попытки изменить сложившийся обычай. Он утверждал, что нельзя рассматривать действия всех предыдущих поколений как неверные. Ведь в народе Израиля всегда было немало знатоков Торы. Они, конечно же, были знакомы с отрывком Талмуда, описывающим форму скрижалей.

В действительности смысл обычая в том, что два полукруга в верхней части скрижалей символизируют сердце человека. Это намекает на скрижали Завета в сердце каждого еврея.]

Как разбогател Моше?

По моему мнению, благодаря этим объяснениям становится более понятно то, что сказали мудрецы в трактате Недарим (38а, на то, что написано в Шмот, 34:1 — «высеки себе»): «Моше разбогател только благодаря отходам скрижалей». [Это основано на том, что слово «высеки», פסל можно также интерпретировать как «отходы». Таким образом, стих говорит «отходы тебе»: те обломки, которые отломаются от скрижалей, когда ты будешь их тесать, принадлежат тебе.] Чрезвычайно важно понять, почему Всевышний одарил Моше богатством именно посредством отходов от скрижалей. Из того, что было сказано выше, вытекает следующее понимание этого. Благодаря тому, что вторые скрижали были сделаны не так, как первые, получающие Тору должны были бы опасаться принять на себя бремя Торы. В свете того, что мы объяснили [что Тора даётся тяжким трудом], каждому, кто изучает Тору, следует отдалиться от всяких занятий этого мира. Об этом говорили мудрецы (Эрувин, 55а), когда интерпретировали стих (Дварим, 30:13): «и не за морем она» — «не найдёшь её [Тору] среди купцов и дельцов». С другой стороны, если бы первые скрижали остались, было бы достаточно избрать для ежедневного изучения Торы короткое время, а большую часть дня посвятить купле и продаже. И поэтому Всевышний сделал Моше символом для всех, кто принимает на себя бремя изучения Торы; он показывает, что Всевышний снабжает их пропитанием, когда от их скрижалей появляются некие отходы — и благодаря этим отходам у них будет достаток.

6

Десятина знаний — ученикам!

И вот я, чью долю Всевышний в Своей великой милости определил с теми, кто работает с общиной Израиля. В 5644 (1884) году великий рав Элиэзер Гордон призвал меня преподавать ученикам в городе Тельз в ешиве, которая там. В 5663 (1903) году — в город Молч, в 5667 (1907) — в город Брянск, а в 5680 (1920) — в Гродно. Я удостоился привлечь сердца тех, кто слушал меня во всех местах, где преподавал Тору. И всё это не в заслугу моей добродетели и не благодаря моим талантам. Всё только благодаря «отдели десятину», как я привёл выше — ибо с начала своей деятельности и до сегодняшнего дня я отделяю десятину от своего времени для тех, кто учится у меня.

7

Как изучать эту книгу?

И теперь, при публикации этой книги, я надеюсь, что Делающий добро даст мне привлечь сердце тех, кто трудится над Торой, стремясь к глубокому пониманию закона, чтобы они освоили мою книгу, и у них прибавилось понимание. Да будет моя доля с ними!

Мне известно, что эта книга не будет воспринята всеми, так как многие ученики не привыкли к углублённому изучению в том стиле, на котором основана эта книга. Ведь множество дорог ведут к познанию Торы, и каждый находит ту дорогу, которая подходит ему и соответствует его привычке. Кроме того, многие темы, которые в этой книге рассматриваются, требуют тяжёлой и напряжённой работы; даже тот, кто обладает восприимчивым сердцем, не сможет понять их, спешно окинув взглядом. Но не каждый человек, [неспособный понять написанное] готов признать, что причиной непонимания является он сам, что непонимание — это результат глубины материала и недостатка изучающего его.

Чалма Рами бар Хама

Я слышал красивое объяснение от имени своего покойного шурина рава Шломо Залмана сына Калмана Абеля из Тельза. Это связано с темой, которая обсуждается в трактате Бава Кама (20а-б). Рассматривается случай, когда один человек получил пользу от собственности другого человека и при этом не причинил ему никакого ущерба. Рав Хисда задал вопрос Рами бар Хама. Тот сказал ему: «Я отвечу тебе, только если прислужишь мне». Тогда Рав Хисда взял головной убор и повязал его Рами бар Хама. [После этого Рами бар Хама дал ответ на вопрос.] На первый взгляд, этот отрывок вызывает изумление. [Какое отношение имеет услуга, оказанная Рами бар Хама, к ответу на вопрос?]

Трепетное отношение к учителю

Но мой шурин объяснил смысл этого. Дело в том, что для преподавания темы, которая требует большого напряжения ума, необходимо, чтобы ученик верил в величие того, кто его обучает. Тогда, даже если вначале он не поймет своего учителя, то будет винить в этом самого себя. Он приложит большие усилия, и в конце концов добьётся понимания. Если же он не относится к словам преподавателя с должной серьёзностью и уважением, то не видит смысла прикладывать усилия к их пониманию. Поэтому, если он не понимает слова преподавателя с первого раза, то забывает о них или внутренне отвергает их. И поэтому Рами бар Хама, зная глубину и сложность того, чему он хотел обучить рава Хисду, не хотел начинать преподавание, пока не убедится, что рав Хисда стремится учиться у него, как ученик у рава. И поэтому не начал обучать его, пока тот не прислужил ему, как ученик прислуживает раву.

8

Авраам восседает в ешиве

Основываясь на этом принципе также можно объяснить интерпретацию, которую мудрецы привели в трактате Йома (28б на стих Берешит, 24:1): «Авраам был мудрецом, который восседал в ешиве [т. е., возглавлял её], как сказано: “и Авраам стар, преклонен в годах”». Остаётся неясным, каким образом мудрецы вывели из этого стиха, что Авраам был в ешиве. Но ориентируясь на то, что было сказано выше, можно объяснить это следующим образом. В трактате Бава Меция (87а) приводится: «До Авраама не было понятия старости. Тот, кто хотел поговорить с Авраамом, говорил с Ицхаком, [который был похож на своего отца], тот, кто хотел поговорить с Ицхаком, говорил с Авраамом. Пришёл Авраам и попросил старости, как сказано “и Авраам стар, преклонен в годах”». Старость, о которой идёт речь в данном отрывке — это внешнее проявление пожилого возраста, очевидное всякому при первом же взгляде. Поэтому мудрецы вывели отсюда, что Авраам сидел в ешиве; основная польза от внешнего проявления старости — для воспитанника. Если он поймет, что ему стоит приложить усилия к пониманию слов учителя, то получит ту пользу, о которой мы говорили. [То есть видя, что его наставник умудрён годами, воспитанник будет воспринимать его слова с должной серьёзностью.]

9

Уважительное отношение — ключ к пониманию

И поэтому я утверждаю, что только у тех, кто будет ценить мои слова ещё до того, как увидят и услышат их, возникнет желание приложить усилия для их изучения, и только они смогут оценить их значимость, даже если вначале им будет многое непонятно. И тогда они смогут принять то, что я им говорю, с Б-жьей помощью.

Преподаватель Торы — вероотступник?

Но, с моей точки зрения, следует узнать и осмыслить то, что мудрецы привели в трактате Хагига (15б): «Каким образом раби Меир обучался Торе у Ахера [мудреца Торы, который стал вероотступником и не заслуживал доверия и уважения раби Меира]? Ведь Раба бар Бар Хана говорил от имени раби Йоханана: то, что написано (Малахи, 2:7): ”Ибо уста священника сохранят знание, и Тору искать должно из уст его, ибо ангел Г-спода Воинств он” означает, что если твой учитель похож на ангела Г-спода Воинств, тогда следует искать Тору из уст его, а если нет — то не следует искать Тору из его уст». Талмуд приходит к выводу, что в действительности нет противоречия. Одно относится к большому человеку, а другое — к маленькому. [Комментарий Раши объясняет, что большой человек может учиться даже у испорченного учителя, так как он знает, как уберечься от чуждых Торе взглядов.]

Ответ, который дает на этот вопрос Талмуд, вызывает другой вопрос: если слова раби Йоханана относятся только к маленьким людям, почему он сам это не объяснил? Можно ответить на это, что следует внимательно вглядеться в то, что сказал раби Йоханан, а именно, в его слова «должно искать Тору из уст его», «искать», а не «учиться у него». Дело в том, что тот, кто учится у своего товарища, не принимает всё, что исходит из его уст. Он слышит его идеи, и оценивает и взвешивает их на весах разума. Он понимает какие-то вещи, и это не называется, что он учится из уст этого наставника. Он учится только от его разума. А Тора, которую «ищут из уст» — это Тора, которую воспринимают так, как она есть, без критического анализа. И об этом сказал раби Йоханан, что получать Тору «из уст» можно только у учителя, который похож на «ангела Г-спода Воинств».

10

Большие люди и маленькие люди

В свете этого понимания становится понятным, что в словах раби Йоханана есть намёк на разницу между большими людьми и маленькими людьми. Маленькие люди изучают Тору «из уст» — им не подобает выбирать, что стоит принять, и от чего стоит отказаться. А большой человек, который способен критически отнестись к материалу, не изучает Тору «из уст».

Зачем раби Хия сеял лён?

И поэтому следует подчеркнуть, что тот, кто изучает книги, написанные в последних поколениях, не должен воспринимать всё, что в них написано, как абсолютную истину, не подлежащую проверке. Некое напоминание об этом можно вывести из того, что написано в трактате Бава Меция (85б) о раби Хие, который сказал, что благодаря нему народ Израиля не забудет Тору. Талмуд повествует, что раби Хия сеял лён, [из льна он делал нитки, и из этих ниток] плёл сети. В сети он ловил оленей, и [из их кожи] делал пергамент, и на этом пергаменте писал свитки Торы. Это намекает на то, что всё, что мы можем познать в Торе, мы должны познать самостоятельно с самого начала — настолько, насколько разрешается изучать эти вопросы, и раздумывать о них. Мы не должны во всем полагаться только на великих авторитетов прошлого.

Это мнение будет защитой для тех, кто будет изучать мою книгу. Если окажется, что мои слова противоречат словам великих, с которыми я не могу сравниться ни коим образом, или, что я сказал то же самое, что говорили великие, но не привёл цитаты из их работ, или если я привёл их мнения, и оспорил их, всё из-за того, что я изучал Тору тем способом, о котором шла речь выше. Я немного изучал книги мудрецов последних поколений, так как данная книга не является сборником ответов на практические вопросы. Это лишь объяснение некоторых законов, в соответствии с моим мнением и моим пониманием, в помощь тем, кто будет изучать эти вопросы. [С другой стороны, для того, чтобы решить вопрос, связанный с практическим законом, требуется внимательно изучить и взвесить мнения авторитетов последних поколений.]

11

Благодарность

После глубокого поклона Всевышнему, Который делает великое добро всем творениям, и Который одарил меня великой заслугой опубликовать эту книгу, я хочу установить памятник в память о моих родителях. В память о моём господине и учителе, от которого я перенял Тору и Б-гобоязненность, о моём отце, раби Ицхаке Шмуэле а-Коэне, и о моей госпоже, моей матери Рахель, дочери раби Элиэзера Шмуэля Любецкого. Мои родители превзошли все свои возможности для того, чтобы дать мне возможность находиться в шатрах Торы, которые существовали в то время. Эти шатры — это ешивы Мир и Воложин. И в память о них я назвал свою книгу «Шаарей Йошер», так как аббревиатура их имён образует слово «Йошер». Моё имя также включено в название этой книги. Пусть она также будет вечным памятником моему тестю, раби Моше Мордехаю Иделевичу, и моей теще, Рахель дочери раби Авраама Шмуэля Гордона. Они стремились только к одному — к тому, чтобы я занимался исключительно изучением Торы. Они думали только о том, как помочь мне. Моя супруга, пусть она живёт долго и счастливо, почтенная рабанит Лея всегда помогала мне, во всех моих начинаниях, с начала нашей совместной жизни и до сегодняшнего дня. И пусть будут упомянуты хорошим словом мой дорогой сын, раби Моше Мордехай и мой зять раби Шрага Файвл Хиндес, которые помогли мне разрешить некоторые сомнения. И также пусть будут упомянуты хорошим словом мой возвышенный шурин, раби Элияу Моше Гальперин, и моя почтенная сестра Мина Лея, которые замыслили, как взять на себя финансирование публикации этой книги. И пусть также будет упомянут добрым словом мой шурин раби Цви Иуда Олшванг, раввин в городе Чикаго, который финансировал первый выпуск моих книг. Моя великая благодарность юноше Аарону Йешаяу, который совершил безупречную работу, переписав мой черновик начисто, с великой помощью от Всевышнего. Он не читал мою книгу как редактор, а дотошно изучил всё, что в ней написано, вместе со своими сверстниками. Один из них — это мой внук, Кальман. Пусть упоминание о них будет благословением, и да удостоятся они радости, благословения и блеска. Я же молюсь Творцу, чтобы Он помог мне выпустить в свет также другие мои рукописи, плоды моей неустанной работы, чтобы они распространились среди народа Израиля.

Это слова ожидающего избавления, и возвышения достоинства святой Торы, и построения Сиона и Иерусалима, вскорости и в наши дни,

Шимон Йеуда а-Коэн Шкоп

Перевод — р. Берл Набутовский


http://www.beerot.ru/?p=41820