Ховат а-Талмидим — Раннее взросление

Дата: | Автор материала: Рав Келонимус Калмиш Шапиро

1492

Предисловие к книге «Ховат а-Талмидим» (продолжение)

Прежде всего, мы должны не предположительно, а основываясь на четких законах и фактах, выяснить, в чем разница между поколениями. Почему в прошлом любое воспитание было успешно и ученики всех учителей, и сыновья всех отцов в большинстве своем были верны Всевышнему, в отличие от того что происходит сейчас. Простая и главная причина этого в том, что подросток начинает считать себя взрослым человеком раньше времени. То, что мы говорим, не надуманное предположение – весь мир сейчас на это жалуется. В нашу задачу не входит объяснять, почему такое происходит, но факт остается фактом: эпидемия этой глупости овладела молодежью – считать себя взрослыми, понимающими и знающими, чего они хотят, в то время как на самом деле понимание их – с точностью до наоборот, а желания еще не зрелые и горькие. И об этом заранее предупреждали наши мудрецы, благословенна их память (Сота, 49б): «В последних поколениях перед приходом Машиаха умножится наглость». И, конечно же, это наглость – считать себя и свое понимание безупречными и с уверенностью полагаться на них. Это явление так распространилось, что мы иногда поражаемся, видя, как у почти младенцев независимость и самостоятельность уже настолько бурлят и переполняют их, что они считают себя вполне взрослыми людьми.

Это порождает две беды. Во-первых, на всякого наставника, учителя и воспитателя подросток смотрит как на диктатора, пришедшего, чтобы подчинить его себе, отобрав свободу самостоятельно думать и желать. Поэтому антагонизм и даже ненависть пробуждается в душе подростка к учителю и отцу настолько, что он уже не обращает внимания на их слова и только думает, как бы освободиться от них и выйти из-под их контроля. Вторая беда, которая, возможно, еще больше чем первая, в том, что раньше, когда личность и самосознание ребенка не формировались так рано, пока он еще не созрел, – также его чувства, понимание и взгляды не развивались раньше времени. Как чистый лист бумаги был ребенок с чистой душой, готовый принять картины и слова, которые напишут на нем его учителя и наставники. А они, в свою очередь, вкладывали в него самое лучшее, и не только слова, но и души свои вкладывали, и все это запечатлевалось в душе ребенка. И когда начинали потом постепенно проклевываться ростки души, чувств и стремлений ребенка, он был уже умащен благовонным маслом Торы и святости. Пробуждающиеся чувства и стремления лишь добавляли силы душе его, помогая развить и добавить к той Торе и святому служению, которые получил он от своих наставников, и как в них он воспитывался, так с ними и рос. Но не так сейчас, когда самосознание и личность ребенка спешат созреть и вырасти раньше срока – также и стремления, понимание и мировоззрение спешат развиться в то время, пока они еще не зрелы, горьки и ядовиты. И через них начинает он познавать и исследовать всякую вещь [даже то, что ему запрещено], как будто он взрослый, самостоятельный человек, и чувствовать, и изумляться незрелыми чувствами. Возможно ли, чтобы из его ядовитых понимания, чувств и изумлений возникли не грязные и горькие стремления и мировоззрения?!

Если мы проникнем в душу подростка и также проанализируем то, что случается на практике, то увидим, что в основном подросток не уходит с пути Всевышнего за один раз, не начинает осквернять Шаббат за один раз и не оставляет дом учения внезапно. Гемара (Шаббат, 105б) говорит: «Таково мастерство дурного побуждения человека – сегодня говорит ему: сделай так, завтра – сделай так, пока не скажет ему: иди, поклоняйся идолам, и идет, и поклоняется». Хотя из Гемары следует, что речь идет о том, что человек уже решился совершить дурные поступки, спаси нас от этого Всевышний, он не начинает с тяжелых преступлений, а только постепенно спускается в преисподнюю. Но мы видим, что тот же самый принцип действует еще до того, как человек решился совершить свое первое, самое легкое нарушение. Даже в сознании срыв не возникает внезапно и за один раз, но за год до этого (а может, даже больше) возникает в его сознании маленькая «ранка». Ранка – и не ранка вовсе, подобно сказанному в стихе (Ваикра, 14:35): «…как будто язва видна мне в доме». Язва – не язва, но из нее вытекает тончайшая мысль смотреть на Тору и служение Всевышнему, как на вещи пустые и никчемные, а на внешний мир с его глупостью, распутством и суетой, как на красивый и хороший. И самая незначительная причина способна спровоцировать эту ранку, которая вначале отдается болью в душе и почти не влияет на самого подростка и его поступки. Его наставники и даже близкие друзья не видят в нем никаких изменений, но постепенно ранка в душе углубляется и расширяется, захватывая его мысли, уничтожая душу и плоть… И вдруг – гремит гром, и вот – оставляет он дом Всевышнего и падает в колодец, спаси нас от этого Всевышний!

Как правило, эта внутренняя язва души приходит, как следствие раздутого ощущения собственного «я» и антагонизма, о котором говорилось выше, поскольку подросток ощущает себя самостоятельной личностью и противостояние (даже ненависть) бурлят в нем против его отца, наставников и воспитателей. Но не только против них лично пробуждается антагонизм, но и против всего, чему они учат, и против их образа жизни и пути святости, по которому они идут. На все это подросток начинает смотреть с презрением и ненавистью.

Результат всего этого в том, что раньше любой наставник или отец мог воспитать детей Израиля и направить их по пути Всевышнего, даже если не старался «воспитывать в соответствии с его путем», о котором говорил царь Шломо, в соответствии с характером каждого сына и ученика, его пониманием и индивидуальностью, но только просто приучал его и наставлял. Тем не менее, это работало, поскольку ребенок в детстве и даже в подростковом возрасте оставался чист душой, и более того – он сам ощущал собственную духовную пустоту и темноту своего разума, поэтому была в нем внутренняя потребность и жажда учиться, как идти путем Всевышнего, у каждого учителя и наставника. И даже если случалось, что подросток выходил из рамок и переставал слушаться, потом он чувствовал себя провинившимся, и когда отец или учитель наказывал его… понимал, что наказан справедливо, расстраивался из-за этого и заставлял себя с этого момента слушаться старших и обуздывать свои желания, делая то, что ему говорят. Таким образом, постепенно Б‑жественная Тора входила в него, и он становился верным евреем. Может быть, кто-то учился больше, кто-то меньше, но евреями, преданными служителями Всевышнего, – были все.

Не так происходит сейчас, когда внутреннее самосознание ребенка формируется раньше времени и вместе с ним также его незрелые чувства, побуждения и мировоззрения выходят на поверхность. Из-за этого возникает разрыв и ненависть между детьми и родителями. Дети нашего поколения, которые вполне могли бы быть верными евреями, ушли, и нет их. Они стали нашими ненавистниками, презирают и преследуют нас и нашу веру. Все это предвидел царь Шломо в Б-жественной мудрости, данной ему, и предупредил нас: «Воспитывай подростка в соответствии с его путем» – не просто повелевай, а именно воспитывай в соответствии с индивидуальной дорогой каждого ребенка.


http://www.beerot.ru/?p=21839