Ховот а-Левавот. Врата служения — Смирение

Дата: | Автор материала: Рабейну Бахае бен Йосеф Ибн Пакуда

965

РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ

Объяснение понятия служения вместе с разъяснением того, на какие части оно подразделяется и в чем состоят достоинства каждой из этих частей, исходит из следующего: получающий блага от другого смиряет себя перед ним, воздавая ему добром в меру своих сил.

Смирение себя, о котором здесь идет речь, бывает двух видов. Первое – это вынужденное смирение [например, из страха перед наказанием или в ожидании награды], тогда как второе вытекает из ощущения обязанности воздать должное величию и превознесенности того, перед кем мы склоняемся. Смирение первого вида является следствием упомянутого выше пробуждения, приобретаемого человеком самостоятельно, и оно связано с наградой и наказанием, как в этом, так и в Будущем Мире. В то же время смирение второго вида является следствием пробуждения, корни которого – в нашем разуме, и возникает оно в силу самой природы человека при соединении тела его с душой. Оба указанных вида [смирения себя] достойны похвалы и спасают человека, обеспечивая ему добрый удел в Будущем Мире. Но при этом одно из них [первое] ведет за собой второе, является как бы ступенькой к нему, и источник его – Тора. Однако смирение себя, пробуждение к которому связано с разумом и доводами логики, ближе к Всевышнему; оно более желанно Ему по следующим семи причинам.

1. Служение, пробуждаемое Торой, может быть во имя Небес, но возможно также, что [сопутствующим] мотивом его будет стремление снискать расположение других людей, заслужить у них хвалу и почести, ибо в основе всего здесь лежат расчеты, связанные с наградой и наказанием [тем не менее, здесь идет речь не о служении по принуждению]. Однако служение, к которому человек побуждаем доводами разума, может быть только во имя Небес; к нему не примешается ни стремление угодить другим людям, ни гордыня, ибо здесь нет ничего, связанного с наградой или наказанием, а только доводы разума и понимание долга служения сотворенного по отношению к его Творцу.

2. Служение, к которому человек пробуждается посредством Торы, основано на ожидании награды и страхе перед наказанием. В то же время служение, к которому пробуждает разум, основано на свободном побуждении души и ее желании служить Б-гу изо всех сил во имя Его самого. Ведь совершенно ясно, что человек не отдаст все, что у него есть, ради того, что не оправдает подобную затрату, а здесь он приобретает благоволение Б-га к себе. [На первый взгляд, в словах автора скрывается противоречие: с одной стороны, разум побуждает к служению Б-гу во имя Его самого, а с другой – человек ждет, что его «затраты» в служении будут оправданы! В действительности человек ничего не делает, не ожидая результатов, но при этом нельзя сравнивать ожидание награды, о котором шла речь ранее, – ожидание, остающееся в рамках обыкновенной человеческой логики и расчетов, – с возвышенным, лежащим вне всяких рациональных понятий и доводов стремлением к единению с Всевышним в служении, к которому пробуждает человека его разумная душа.]

3. Служение, к которому человек приходит только благодаря пробуждению со стороны Торы, выражается больше через добрые дела [заповеди], исполняемые посредством тела, чем через заповеди, исполняемые скрытно, в сердце. Но если пробуждение исходит от разума, то служение, скрытое в сердце, связанное с обязанностями сердца, во много раз превосходит исполняемое посредством органов тела.

4. Служение, к которому приходят через Тору, представляет собой предварительный этап на пути к служению на основе разума, и оно подобно посеянному семени; при этом труды человека над Торой подобны обработке земли, ее вспашке и прополке, а Б-жественная помощь подобна дождю, увлажняющему землю. И так же, как цель посева – урожай, точно так же цель изучения Торы и служения, к которому она пробуждает, – служение во имя Г-спода, а не в ожидании награды или из страха перед наказанием. Этому учили нас наши мудрецы (Авот, 1:3): «Не будьте как рабы, которые служат своему господину, чтобы получить награду, а будьте как рабы, которые служат своему господину не ради награды, и да будет страх Небес на вас».

5. Число заповедей Торы не бесконечно и, как всем известно, составляет 613, тогда как заповеди, к которым обязывает нас наш разум, практически неисчислимы. Ведь человек каждый день умножает свое постижение, и чем больше он осознает и понимает, каких Б-жественных благ он удостаивается и сколь велики могущество Г-спода и [слава] Его царства, тем больше человек смиряет себя и склоняется перед Ним.

И потому мы видим, что царь Давид, да пребудет с ним мир, упрашивает Б-га пробудить его к исполнению этих заповедей и снять с его глаз завесу неразумения, как сказано (Теилим, 119:18): «Открой мне глаза, и увижу чудесное из Торы Твоей»; и еще (Теилим, 119:33): «Укажи мне, Г-споди, дорогу законов Твоих…», и еще (Теилим, 119:35-36): «Наставляй меня на пути заповедей Твоих… Склони мое сердце к свидетельствам Твоим», и еще он сказал (Теилим 119:96): «Всему свершенному видел я конец, [но] заповедь Твоя широка чрезвычайно». Другими словами, беспредельна обязанность наша в служении Ему за все блага, даваемые нам постоянно, ибо нет им конца!

Рассказывают о некоторых [особо] благочестивых людях, которые занимались неустанно и ежечасно исправлением своей души и возвращением ее [к Всевышнему]. Они каждый день обновляли в себе чувство [своей вины и несовершенства], ибо с каждым днем усиливалось у них осознание Б-жественного величия, и, как следствие этого – понимание недостаточности своего служения в прошлом, как сказал Давид (Теилим, 19:3): «День дню поведает [о чудесах Творения]; ночь ночи открывает знание», и еще сказал (Теилим, 119:136): «Потоки слез изливают глаза мои, ибо не хранили твою Тору» [он говорит именно о глазах, а не о других органах тела, ибо имеет в виду соблюдение заповедей, связанных с обязанностями сердец и зависящих от духовного взгляда на мир].

6. Служение, к которому человек пробуждается благодаря Торе, всегда ему доступно, если только есть у него к тому желание и намерение, и ничто тогда ему не препятствует. Однако служение, к которому побуждает разум, не будет успешным без больших усилий и помощи Б-га, будь Он благословен, ибо силы и возможности самого человека недостаточны. И потому Давид, мир ему, постоянно просит Б-га о помощи в этом [множество таких просьб, например, находим] в Теилим (119).

7. В служении, к которому человек пробуждается благодаря Торе, он не может быть уверен в себе самом, в том, что не потерпит неудачу, ибо вожделения подстерегают его, когда он отвлекается [и не хранит себя]. Однако в служении, к которому побуждает разум, он может быть уверен, что не споткнется и не согрешит, ибо душа не устремляется за такого рода служением, пока человек не умертвит в себе телесные вожделения, пока его разум не возобладает над ними и не будет использовать их по своему желанию и усмотрению. Поэтому в подобном служении человек может быть уверен, что не споткнется, и в том, что он защищен от греха, как сказано (Мишлей, 12:21): «Не приключится праведнику ничего худого…»

А теперь я намерен поговорить о достоинствах пробуждения, достигаемого именно посредством Торы, как они представляются мне в данный момент. Их тоже семь.

1. Человек состоит из тела и души; поэтому, с одной стороны, его свойства и качества побуждают его предаваться удовольствиям, животным вожделениям, и полностью сбросить с себя власть разума. Однако другие его качества пробуждают в нем отвращение к этому миру и вызывают желание забросить все дела, связанные с его обустройством, – из-за переменчивости его [ненадежности всех его приобретений], обилия бед и забот, подстерегающих в нем человека, – и обратиться к миру высшему, миру разума.

Оба этих пути нехороши и недостойны одобрения. Последний приводит к разрушению жизненных основ этого мира, тогда как первый вносит порчу и разрушение во все дела человека, как в этом мире, так и в будущем. И потому Творец, в великом Своем милосердии и доброте, дал человеку возможность устроить свои дела и найти верный – средний путь, [приносящий благо] в обоих мирах, в равновесии между разумом и вожделением. И это – путь Торы, учения истинного и верного, поддерживающего торжество добра как в том, что открыто нам, так и в сокрытом. Тора отдаляет человека от вожделений в этом мире и хранит ему награду в Мире Будущем, как сказано (Мишлей, 22:17-21): «Приклони ухо свое и слушай слова мудрых, и сердце свое обрати к моей мудрости. Ибо хорошо [для тебя] сохранить их в себе и утвердить их всех на устах своих. Чтобы в Г-споде была бы опора твоя – [этому] научил я и тебя сегодня. Разве не писал я тебе трижды с мудростью и знанием [намек на Тору, Пророков и Писания (Раши)]? Чтобы поведать тебе слова истины, чтобы ты передал слова правды пославшим тебя [в этот мир – чтобы отчитаться перед своим Творцом на суде за сделанное в этом мире]».

2. Пробуждение на основе разума не дает точных определений и правил, необходимых для исполнения заповедей [таких, к примеру, как] молитва, пост, подаяние бедным, отделение десятины или добрые дела. Точно так же оно не дает понятия о наказаниях, полагающихся людям, не исполняющим всего возложенного на них. Поэтому необходимо было дать всему этому точные определения в Торе и в указаниях пророков, так, чтобы в результате из всех деталей сложилось четкое представление о том, каким должно быть наше служение Творцу [и что ждет того, кто уклоняется от служения], как сказано (Коэлет 3:14): «И Б-г сделал так, чтобы боялись Его».

3. Пробуждение со стороны разума не может быть действенным для всех людей, обязанных исполнять заповеди, поскольку интеллектуальные способности у людей различны. В то же время пробуждение посредством Торы одинаково действенно для всех, кто обязан исполнять заповеди, даже если глубина понимания Торы у них неодинакова…

Может случиться, что человек [пробуждаемый к служению разумом] будет исполнять некоторую часть своих обязанностей недостаточно, а в чем-то другом станет делать более, чем от него требуется; возможно также, что сила самого пробуждения может меняться вслед за изменениями в его сознании. Однако пробуждение со стороны Торы не меняется само по себе. Оно одинаково у подростка и юноши, у человека пожилого и у старика, у умного и глупца… Разными могут быть лишь поступки, на которые подталкивает это пробуждение разных людей [но не само пробуждение]. И мы видим это в том эпизоде, когда было приказано [Моше] собрать весь народ для пробуждения его посредством Торы (Дварим, 31:12): «Собери народ – мужчин, женщин и малых детей, и пришельца, который во вратах твоих, – чтобы услышали, и чтобы учили…». И также сказано (Дварим, 31:11): «Читай это учение всему Израилю, чтобы услышали».

4. Известно, что обязанность служения зависит у человека от получаемых им благ. В каждом поколении появляются все новые причины, порождающие в совокупности своей благо для какого-то одного народа, но не для других народов, что обязывает этот народ к особому служению, превосходящему служение остальных. Но невозможно одной лишь силой своего ума догадаться и постичь, что Г-сподь избрал наш народ, когда вывел нас из Египта, разделил для нас воды Красного моря и удостоил всех прочих благ, о которых нет нужды упоминать, настолько все это общеизвестно. И отделил нас Творец, будь Он благословен, в служении от всех остальных народов, обязал нас посредством этого служения благодарить Его и назначил за него в великой доброте Своей награду, которую невозможно описать, – награду и в нашем мире, и в будущем. Но узнать обо всем этом можно только из Торы, как сказано (Шмот, 19:4-6): «Вы видели, что сделал Я Египту; вас же Я носил на орлиных крыльях, и принес вас к Себе. А теперь, если будете слушаться голоса Моего и беречь Мой завет, то будете избранниками Моими из всех народов, ибо Моя вся земля. А вы будете Мне царством священническим и святым народом…» [О приведенных словах Торы сказал благословенной памяти рав Ш. Пинкус в одной из своих статей: «Эта фраза – суть нашей связи со Всевышним. Это не договор о награде и наказании… цель этой связи – в ней самой… [эти слова –] свидетельство особенной близости, уникального единства между народом и Всевышним».]

5. Пробуждение со стороны Торы – это подготовительный этап, предшествующий пробуждению со стороны разума. Первое также служит второму источником подтверждений и доказательств. В молодости человек нуждается в воспитании и руководстве, призванных оградить его от вожделений, пока не окрепнет и не созреет его разум. Подобно этому женщины, а также мужчины с недостаточно зрелым и сильным разумом не подчиняют себя его велениям, ибо он не столь властен над ними. Им необходим некий средний путь, который будет им по силам, и потому исполнение заповедей Торы зиждется на ожидании награды и страхе перед наказанием.

Тот, кто в своем служении не ищет облегчений, исполняя все, к чему обязывает Тора, находится на ступени благочестивых, чистых [от греха, даже если побуждения его связаны только с наградой и наказанием], и он достоин награды и в этом мире, и в будущем. Но человек, который поднимается с этой ступени к служению, пробуждаемому разумом, достигнет ступени пророков и величайших праведников. Наградой его в этом мире становится радость от сладости служения Г-споду, как сказал пророк (Ирмияу, 15:16): «Слова Твои, что мне открылись [в пророчестве], я усвоил, и стало слово Твое мне радостью и весельем сердечным, ибо наречен Я именем Твоим, Г-сподь, Б-г Воинств», и также (Теилим, 64:11): «Возрадуется праведник Г-споду и сделает Его упованием своим, и прославятся все чистые душой», и еще (Теилим, 97:11): «Свет посеян для праведных, и для чистых сердцем – радость». А в Будущем Мире наградой такого праведника будет свет высших [миров], который ни описать, ни представить себе невозможно, как сказано (Захария, 3:7): «Если путями Моими ходить будешь и блюсти установления Мои, то также и ты судить будешь Мой дом и сторожить Мои дворы, и дам тебе ходить между этими стоящими [ангелами]», и еще (Теилим, 31:20): «Сколь велико благо Твое, хранимое Тобою для боящихся Тебя, что сотворил Ты для уповающих на Тебя перед глазами сынов человеческих», и еще (Йешаяу, 64:3): «Ничей глаз не видел, кроме Твоего, о Б-же, того, что Ты готовишь ожидающим Твоего [избавления]».

6. Тора содержит два вида заповедей: такие, причины которых неподвластны нашему разуму [заповедь об очищении посредством пепла красной коровы, запрет на смесь шерсти и льна в одежде и т. д.], исполняемые из послушания, и такие, что корни их лежат в сфере доступного нашему разуму. Наличие в Торе заповедей второго вида объясняется тем состоянием, в котором находился наш народ в период дарования Торы: животные вожделения были сильны, а разум и понимание [обязывающие к исполнению подобных заповедей] ослаблены. И потому оба вида заповедей представлены в Торе одинаковым образом; она одинаково пробуждает к исполнению тех и других. Тот, у кого разум и понимание сильны, должен пробуждать себя к исполнению заповедей обоих видов двумя путями: как посредством разума, так и с помощью Торы. Тот же, у кого сила разума не столь велика, чтобы он мог осознать свои обязанности, должен черпать пробуждение только из Торы и исполнять заповеди из послушания; этим будет исправлено все, как сказано (Мишлей, 3:17): «Пути ее [Торы] – пути приятные, и все стези ее – мир».

7. Первоначальное постижение Торы [нашим народом] осуществлялось через человека [Моше] и сопровождалось знаками и чудесами [доказывающими ее истинность и Б-жественность], которые видели и ощущали в одинаковой мере все люди, без всякой возможности отрицать и не принять увиденное. Таким образом было доведено до сознания людей то, что необходимо было передать им от имени Творца, вместе с чудесами, воспринимаемыми и чувством, и разумом, – и все это в дополнение к тому пониманию человеком своих обязанностей, которое запечатлено в его душе с момента творения.

Всякий, кто осознает, какие блага он получает от Б-га наравне с остальными людьми, должен поверить, что он обязан принять на себя служение Б-гу во всем, к чему обязывает разум. Когда же человек осознает также и те блага, посредством которых Б-г отделяет Свой народ от всех прочих народов, он должен поверить в свою обязанность исполнять заповеди [Торы], непостижимые для нашего разума, – заповеди, от которых свободны остальные народы. Точно так же, когда он осознает блага, которых удостоил Б-г его колено – левитов, или еще более узкую группу внутри него – священнослужителей, выделяя их из всего еврейского народа, он [если он сам – левит или священнослужитель] должен поверить в свою обязанность исполнять заповеди, которыми отличил их Б-г. И мы действительно находим в Торе двадцать четыре вида заповедей, исполняемых священнослужителями [главным образом в ходе службы в Храме], и соответственно этому – двадцать четыре вида «вознаграждений», которых удостоил их Творец, называемых «дарами [причитающимися] священнослужителям».

Из этого примера нам ясно также, что всякий, кого отличил Б-г, удостоив его каких-то особенных благ [или способностей] сверх того, что дано остальным людям, должен взять на себя особое служение, не обязательное для других, – дополнительно к тому, что является обязательным для всех, – и проявлять усердие и в том, и в другом, в меру своего постижения и возможностей. Таким образом он исполнит долг благодарности Г-споду, будь Он благословен, и будет способствовать тому, чтобы получать и далее от Него то же, что и раньше, и даже больше, чем раньше, и получить за свое служение награду в Будущем Мире, и не уподобляться тем, о ком сказал пророк (Ошеа, 2:10): «Серебро умножил я ей [общине Израиля] и золото – [а они] употребили на Бааля [имя идола]».

Но если человек в своем служении не исполняет всего того, что возложено на него соответственно благам, получаемым им, это доведет его до того, что он не будет исполнять также и возложенного на его семейство [или на группу, к которой он принадлежит, например, если он – левит или священнослужитель], а затем и того, что возложено на него как на еврея, и оставит Тору совершенно. В конечном счете, не принимая на себя Тору, он не будет исполнять и того, к чему обязывает [любого] человека его разум. И когда он не станет исполнять [даже] того, к чему побуждает разум, его нельзя будет уже называть «живым, обладающим даром речи» [человеком]. Скотина, с ее природным пониманием [дарованным ей Творцом], будет разумнее его, как сказал пророк (Йешаяу, 1:3): «Знает вол владельца своего, а осел – ясли хозяина своего; Израиль не знает [Меня], народ Мой не разумеет». И еще о таком сказано (Теилим, 37:20): «А злодеи сгинут, и враги Г-спода как утренние облака растают, рассеются в дыму [преисподней]».

Перевод – рав П. Перлов, приведено с сокращениями. Редакция «Беерот Ицхак» благодарит рава Моше Хенина и издательство «Тора Лишма» за разрешение использовать их материалы.

 


http://www.beerot.ru/?p=24480