Что следует считать для себя важнейшим в изучении Торы

Дата: | Автор материала: Хафец Хаим

26
изучении Торы

Из книги «Шем Олам», том 2

До сих пор мы говорили об обязанности человека изучать Тору; сейчас остановимся на некоторых частных аспектах. Известно сказанное в книгах о том, что есть два вида учебы. Первый из них – любая учеба, в процессе которой исполняется заповедь изучения Торы, даже когда учат раздел Теорот (о ритуальной чистоте и нечистоте), то есть законы, не исполняемые в наше время. А второй – эта обязательная для каждого учеба, связанная с необходимостью знать практические законы, исполняемые в наше время. Эта часть учебы предшествует всему, как мы находим во многих местах в Торе, как, например: «И помните обо всех заповедях Г-спода, и исполняйте их» (Бемидбар, 15:39), и еще: «И изучайте их, и храните, чтобы исполнять» (Дварим, 5:1), и также: «Если по законам Моим поступать будете и заповеди Мои хранить и соблюдать» (Ваикра, 26:3; см. Раши там), и во многих других местах. И см. также Йоре Дэа, 246, комм. Шаха, п. 5 от имени Адриша (и о том же пишет Хафец Хаим, Мишна Брура, 155, п. 3) – о том, что работающие люди, которые учатся не более трех или четырех часов в день, должны изучать не только Гемару, но и практически исполняемые законы, чтобы знать, как поступать в каждом конкретном случае, как с казали наши мудрецы (Нида, 73а): «Каждому, кто изучает закон каждый день, обещан будущий мир».

И это действительно очень просто. Известно, что цель нашей учебы – исполнение Торы, и если человек не будет изучать нужные ему на практике законы, то эта цель никогда не будет достигнута, и буквально каждую минуту он может нарушить многие заповеди Торы; к примеру, при чтении молитвы Шма, Исраэль (Шульхан Арух, Орах Хаим, 58‑88), которую следует читать в положенное время, правильно выговаривая все буквы, и принимать на себя бремя Небесного царства и заповедей. Также и с законами тфилин (там, 25‑45): их следует накладывать на правильное место [головной тфилин – на то место, где у младенца еще не срослись кости черепа, и край его должен быть на границе волосяного покрова, а ручной – на нижнюю половину бицепса руки], и если это не так, то тфилин будто и не наложены, а спрятаны в карман. Они также должны быть квадратными, как того требует закон, – без этого заповедь также не будет исполнена, – а ремни должны быть черными; это закон, который Моше получил на Синае. [И, как правило, на месте узла они обесцвечиваются через короткое время; за этим нужно очень следить и подкрашивать черной краской, поскольку это место ‑ важнейшее для исполнения заповеди]. Наибольшая осторожность и внимание требуются в отношении паршиёт (пергаментных свитков с отрывками из Торы, находящихся внутри тфилин), которые должны быть написаны согласно их законам [поскольку паршиёт, купленные у торговца, и неизвестно, писал ли их квалифицированный специалист, очень часто в действительности написаны молодым переписчиком, не знающим правил написания и законов хак тохот; и каждому богобоязненному еврею следует знать законы, относящиеся к форме букв, и проверять паршиёт, правильно ли они написаны]. Точно так же нужно знать и тщательно исполнять все, что относится к законам кистей цицит (Орах Хаим, 8‑24), месту, где они навязываются [не далее трех пальцев от края], и к самому их навязыванию, которое должно производиться во имя исполнения заповеди цицит (там, 14, п. 2). И все то же относится к минимальным размерам малого талита и законам о том, какая одежда нуждается в кистях цицит, и каково время исполнения этой заповеди, и прочие относящиеся к этому законы.

То же самое следует сказать и о законах молитвы, среди которых есть несколько актуальных для человека каждый день, и о законах благословений, особенно биркат амазон (после трапезы с хлебом; см. там, 182‑201), поскольку биркат амазон – заповедь Торы. Также человек должен настроить себя на то, что он исполняет повелительную заповедь Торы «биркат амазон», поскольку установлено (Орах Хаим, 60, п. 4), что «заповедь требует сосредоточенности при ее исполнении». [Также необходимо намерение отблагодарить Творца за землю и за пищу, за союз с Ним и за Тору; мы же, из-за многих наших грехов, говорим «Благодарим Тебя» без всякого душевного настроя!] Это относится к законам всех благословений, произносимых, когда человек пользуется чем-то в этом мире, в разных конкретных ситуациях, с которыми он сталкивается каждый день. Если он не будет изучать эти законы, то очень возможно, что не скажет благословение, когда это нужно, – а ведь наши мудрецы сказали (Брахот, 35а), что каждый, кто пользуется чем-то без благословения (когда оно нужно), совершает грех меила (пользование тем, что принадлежит Всевышнему). Или, возможно, скажет благословение, когда это не нужно, и, как сказали мудрецы (там, 33а), нарушит запрет: «Не произноси имени Г-спода, Б-га твоего, напрасно» (Шмот, 20:7).

Все сказанное в особой мере относится к строжайшим законам субботы: не зная ее законов, человек обязательно нарушит несколько запретов из Торы [как я писал в Мишне Бруре в предисловии к законам субботы]. Подобным же образом в Йоре Дэа есть ряд законов, знание которых насущно необходимо каждому главе семейства, как, например, законы обработки мяса солью после убоя (Йоре Дэа, 69‑78), запрета одалживания под проценты (там, 159‑177), законы ежемесячной нечистоты у женщин (там, 183‑200), запрета насекомых в воде и в пище (там, 84) и т. п. И если человек не будет изучать все это, он, несомненно, может их нарушить, особенно в наше время, когда с каждым может случиться, что ему придется покинуть родные места и скитаться в дальних странах, в которых пути Торы – нечто чуждое и странное, и многие самые важные законы Торы представляются там просто еврейскими обычаями… И каждый должен знать заповеди Торы и рассказывать о них всем другим – о том, насколько велика обязанность их исполнения, сколь велика награда за это и сурово наказание за нарушение.

Чему это можно уподобить? Два богача устраивают свадьбу своим сыновьям в дороге, на станции. В таком случае каждый из них привозит с собой особые деликатесы и благовония, которые невозможно достать там, на месте, но хлеб не привозят, поскольку надеются купить его там. Но если они планируют устроить хупу посреди дороги, в месте необитаемом, наверняка привезут также и хлеб для трапезы, поскольку ее невозможно устроить без хлеба. Так и у нас: в прежние времена, когда все евреи жили на своих родных местах, каждый тянулся за своими предками, соблюдавшими Тору. Отцовское поощрение, как и поучение наставляющего общину, должно было только улучшить исполнение всякой заповеди, чтобы она исполнялась в совершенстве, во имя Всевышнего, с должной расторопностью и радостью. Могло ли тогда прийти в голову, что отцу придется уговаривать взрослого сына, а наставляющему – побуждать всю общину накладывать тфилин и исполнять заповедь цицит? Это было бы просто смешно! И то же самое – с запретами: чтобы не делали запрещенную работу в субботу, не ели запретную еду, не брили краев бороды и т. п… В прежние времена не было никакой нужды говорить об этом и предупреждать о самой сути запрета, – разве только о его деталях.

Так это было прежде, когда каждый жил в кругу своей семьи и знание Торы было широко распространено в Израиле. Но теперь, когда каждый может оказаться в положении скитальца и попасть туда, где много нарушающих основы веры, для которых заповеди ничего не значат, – ему так легко увлечься вслед за ними… В ситуации, когда не раз и не два исполнение Торы приносит ущерб пропитанию, – например, если еврей не попробует какую-то запретную еду, (приютившие его) изгонят его из своего дома и ничего не купят у него… Или, если он не согласится работать с ними в субботу, не примут его на фабрику и в будний день… А если не сбреет пейсы, будут постоянно смеяться и издеваться над ним… И если человек не понимает, сколь важна обязанность исполнения каждой повелительной заповеди, сколь велика награда за нее и сурово наказание за неисполнение, и то же самое относительно запретов, – он, безусловно, может преступить их. И раз это так – на каждого отца возлагается сегодня обязанность обучать сына, объяснять ему величие обязанности исполнения повелительных заповедей и их деталей, и то же самое – в отношении запретов, чтобы он знал о строгости каждого из них и о тяжести наказания.

И в том же состоит сегодня святой долг поучающих общину: предупреждать народ о необходимости блюсти основы веры и о строгости запретов. И всюду, где изучают Тору группами, обязанность преподавателей – раскрывать перед учащимися великую важность всего, о чем шла речь выше, в особенности соблюдения субботы и воздержания от запретной еды, чтобы не стало это для них преткновением.

Перевод – рав П. Перлов.


http://www.beerot.ru/?p=51662