Шмират а-Лашон — Участие в общественной молитве

Дата: | Автор материала: Хафец Хаим

805
общественной молитве

Окончание книги. Глава 1. Участие в общественной молитве

Увы, в наши дни, из-за многих наших грехов, люди начали нарушать священный заведенный порядок, принятый до сих пор во всем святом народе Израиля. А именно: даже если прежде и были люди, не удостоившиеся изучать Тору, то тем не менее в общественной молитве, ведущейся в атмосфере наивысшей святости, принимала участие вся масса народа. Все проявляли расторопность, чтобы подняться рано утром и пойти в синагогу, чтобы участвовать в общественной молитве и услышать чтение Торы как положено; и были такие, которые естественным образом присоединялись после этого к изучению мишны. Однако ныне, из-за многих наших грехов, чрезвычайно укрепилось дурное побуждение, которое не только усиливает свое противодействие изучению Торы у больших и у малых [примеч. автора: и даже у маленьких детей, произносящих в хедере слова Торы, дыхание уст которых столь драгоценно, как известно]. Оно также укрепляется постепенно, чтобы прекратить исполнение заповедей молитвы и тфилин у сынов Израиля. Прежде всего оно соблазняет тем, чтобы под предлогом занятости приходить в синагогу на [послеполуденную] молитву Минха и [вечернюю] Маарив не постоянно, а время от времени. Постепенно это становится для человека как бы делом разрешенным. Естественным образом, даже когда он совершенно свободен у себя дома, он ленится идти в синагогу и из-за этого упускает также урок Торы в группе, изучающей книгу «Хаей Адам» или «Эйн Яаков». А после того дурное побуждение начинает соблазнять его пропускать временами утреннюю молитву Шахарит, не приходить на нее постоянно, а только по понедельникам и четвергам, когда есть чтение Торы. И с течением времени, когда это становится уже как бы разрешенным, даже чтение Торы становится у него не столь уж обязательным, и он начинает приходить только на субботнюю молитву. А после того уже и в субботу приходить не будет, а лишь в субботу Новомесячья, когда кантор распевает молитвы по-особому. А после этого дурное побуждение укрепляется дальше и соблазняет человека идти путями его дурных приятелей, и временами не накладывать тфилин – красу головы его. Общее направление здесь таково: дурное побуждение укрепляется с тем, чтобы отнять у Израиля всю его красу и великолепие.

И потому я намереваюсь представить здесь величие и важность общественной молитвы. Вначале разъясним, сколь велика обязанность участия в ней. Известно сказанное нашими мудрецами, да будет благословенна их память: «четыре миля для молитвы» [миль – немного более километра]. Многие мудрецы эпохи ришоним объясняют это так: тот, кто идет по дороге и знает, что на расстоянии до четырех милей [в попутном направлении] он найдет десятерых [евреев, включая самого себя], с которыми сможет прочитать общественную молитву, обязан повременить [со своей молитвой], пока не дойдет туда, чтобы помолиться с ними. Также он обязан вернуться назад с той же целью, если найдет десятерых ближе одного миля. Отсюда мы можем понять: тем более, если может найти десятерых в городе, даже если удален от него на расстояние до миля, несомненно обязан идти туда [даже не находясь в дороге]. И сказали наши мудрецы (Брахот, 8а), что всякий, у кого есть синагога в его городе, а он не ходит туда молиться, называется «плохим соседом» [примеч. автора: у которого нет обыкновения видеться с ближним, живущим неподалеку].

[Примечание автора. И также мы можем заметить, что хороший сосед (снимающий часть дома и пользующийся той же печью) не создает трудностей хозяину; он варит себе пищу в то же время, когда и хозяин, и заканчивает варить вместе с ним, после чего они закрывают заслонку печи. А плохой сосед начинает готовить, когда уже закрыли заслонку печи. Он открывает ее, чтобы готовить себе, – и, кроме перерасхода дров, охлаждает этим дом; и весь этот вред он причиняет из-за того, что устанавливает для себя отдельный порядок. Подобное этому мы видим и в обсуждаемой нами теме. Когда человек приходит в синагогу, чтобы участвовать в общественной молитве, и община молится в определенное время согласно закону, ангелы открывают для нее небесные врата, чтобы поднять молитвы к Небесам. Но так не происходит, когда человек молится у себя дома в одиночестве: нередко бывает, что община уже закончила свою молитву, и небесные ворота закрыты. Когда его молитва поднимается, она как бы стучит в них и утруждает ангелов, чтобы они пропустили ее наверх. И даже если они послушаются, – все же это напоминает вышеприведенную историю о плохом соседе.]

А теперь детально рассмотрим, в чем же состоит огромное отличие молящегося дома в одиночестве от молящегося в обществе.

1) Прежде всего, есть у него отдельная награда за путь, проделанный в синагогу, как сказали в Пиркей Авот (5:14): «Одно из четырёх качеств проявляет человек в связи с приходом в Дом учения. Тот, кто приходит, но не учится [примеч. автора: по не зависящим от него обстоятельствам], получает награду за ходьбу» [и то же самое – с приходом в синагогу на молитву]. И награда эта зависит от числа шагов: чем больше шагов, тем больше награда, как говорится об этом в трактате Сота (22а).

2) Часто бывает, что когда человек приходит в Дом учения [на молитву], он изучает [после нее] главу Мишны, или законы, или книгу «Эйн Яаков» и т. п. И сказали наши мудрецы (Брахот, 64б): «Тот, кто выходит из Дома молитвы и приходит в Дом учения [примеч. автора: в те времена было принято молиться в первом из них и учиться во втором], удостаивается лицезреть лик Шехины». Этого нет у того, кто молится в одиночестве дома и остается без Торы. И подобное печальное явление очень распространено сегодня, из-за множества наших грехов, среди части скорбящих по родителям, желающих удостоить их и устраивающих с этой целью постоянный миньян у себя дома в течение всего года [траура]. Но потеря здесь оказывается больше выигрыша, так как сразу после молитвы все расходятся по домам и остаются в эти дни без Торы. Это совсем не засчитывается в заслугу покойным родителям. Ведь главное исправление для душ родителей в том, что сын укрепляется в изучении Торы каждый день и творит благо ближнему. И так же, как для самого человека, пока он жив, главное исправление для искупления его грехов – Тора и благодеяние, как сказано (Мишлей, 15:4): «Благодеянием и истиной искупается грех», и сказали наши мудрецы, что истина – это Тора, как сказано (там, 23:23): «Истину купи и не продавай», – так и для сына, желающего удостоить своего отца, главное – Тора и благодеяние.

3) Также известно сказанное в наших книгах о том, что, когда человек привыкает к чему-то дурному, и его товарищи учатся у него и поступают так же, его наказывают за них. [Примечание автора. И об этом говорит Раши в Йома (86а), начальные слова Кегон]. Однако известно, что мера награды [на Небесном суде] превосходит меру наказания. Потому тем более, когда человек приучает себя к какой-либо заповеди или хорошему делу, и товарищи его учатся у него, он тоже получает награду за них. И вот, возвращаясь к нашей теме: известно, что когда человек приучает себя к тому, чтобы приходить в Дом учения на общественную молитву каждый день, многие из его друзей и знакомых учатся у него этому, и он тоже получит награду за то, что они делают.

4) Известно сказанное в Писании (Мишлей, 2:4-5): «Если будешь искать его, как серебра… то постигнешь страх пред Г-сподом». И, как мы знаем, в денежных делах, если человеку представляется возможность заработать пять золотых, а помимо нее – возможность заработать многократно больше, то он наверняка соберется с силами, чтобы взяться за то, что принесет ему больше. Известно, что невозможно сравнивать немногих, занятых заповедью, со многими, занятыми той же заповедью, как сказано (Ваикра, 26:8): «И пятеро из вас будут преследовать сотню, и сто из вас будут преследовать десять тысяч», см. там Раши. [Он объясняет: «Но разве это соответствует расчету? Следовало бы сказать: “…а сто из вас – две тысячи”. Однако нельзя сравнить нескольких соблюдающих Тору с многими соблюдающими ее».] Так и в нашем деле: известно, что [на утренней общественной молитве, помимо самой заповеди молитвы] исполняются еще несколько заповедей из Торы: а) повелительная заповедь накладывания тфилин; б) повелительная заповедь чтения «Шма, Исраэль»; в) повелительная заповедь упоминания об исходе из Египта. И потому, когда человек приходит в Дом учения на общественную молитву, и все присутствующие исполняют там все эти заповеди, – возвышается каждая из них и обретает высочайшую святость. Этого нет, когда человек молится в одиночестве.

5) Общеизвестна [мишна], которую мы произносим каждый день (Пеа, 1:1): «Вот вещи [заповеди], плодами которых человек пользуется в этом мире, а основная [награда за них] хранится для него в мире грядущем и т. д. … и ранний приход в Дом учения утром и вечером».

6) Регулярное участие в общественной молитве дает человеку долголетие, как сказали мудрецы (Брахот, 8а): «Сказали раби Йоханану: есть старцы в Бавеле. Он удивился и прочитал им [из Торы] (Дварим, 11:21): “Чтобы продлились дни ваши и дни сыновей ваших на земле” [и далее в стихе: “о которой клялся Г‑сподь”, то есть на земле Израиля; но не в Бавеле обещано нам долголетие]. Тогда сказали ему, что [старцы Бавеля] приходят в синагогу рано [на утреннюю молитву] и уходят поздно, затемно [после вечерней, и раби Йоханан] сказал: это помогает им [достичь долголетия]».

7) Каждый человек, когда он молится, надеется, что час этот будет желанным для принятия его молитвы, и известно сказанное нашими мудрецами (Брахот, 8а): «Когда он – час желанный? Час, когда молится община».

8) Сказали наши мудрецы (Брахот, 8а): «Святой, благословен Он, не отвергнет молитву многих, как сказано (Иов, 36:5): “Вот, Б-г – могучий, не презирающий”», – и это не так, когда молится один. Тогда тщательно исследуется каждое его благословение, было ли оно сказано с должным настроем. Об этом говорится в святой книге «Зоар» на стих Писания (Теилим, 102:18): «Внял Он молитве הערער – одинокого [если тот молился как подобает; примеч. автора: הערער – подобно כערער בערבה – “как можжевельник среди степи” (см. Ирмияу, 17:6)], и не презрел молитвы их [примеч. автора: “их” – многих; даже если не все было в совершенстве в их молитвах]». Известно, что в наши дни весьма умножились заботы, и почти не бывает, что человек помолится как должно, если только не потрудится много над этим, – а ведь каждый хочет, чтобы молитва его была принята на Небесах! Поэтому он должен по крайней мере воспользоваться этим советом – молиться в общине, так как об этом сказано: «Вот, Б-г – могучий, не презирающий».

9) Когда человек участвует в общественной молитве, он отвечает на Барху, и Кдуша, и Амен, Йеэ шме раба. Каждая из этих вещей сама по себе – громадной важности. Когда отвечают Барху, создается корона Святому благословенному. А когда мы говорим Кдушу, осуществляется сказанное в Писании (Ваикра, 22:32): «И освящусь Я среди сынов Израиля», и мы добавляем святости самим себе, как сказано там в конце стиха: «Я, Г-сподь, освящающий вас».

А когда человек отвечает Амен, Йеэ шме раба, прощаются ему все его грехи, как сказали наши мудрецы (Шаббат, 119б): «Каждому, кто отвечает: Амен, Йеэ шме раба изо всех сил, то есть с полным душевным настроем, даже если есть у него тень отступничества, – прощается ему».

[Примечание автора. И человек должен чрезвычайно укреплять себя в том, чтобы быть осторожным и не упускать возможности ответить Кдушу или Амен, Йеэ шме раба. Ибо известно сказанное нашими мудрецами о том, что на небесах есть несколько тысяч мириад ангелов служения, которые говорят Кдушу каждый день, постоянно, в страхе и трепете. И говорится в «Тана де-вэй Элияу», гл. 16, что есть четыреста девяносто шесть тысяч мириад ангелов служения, которые стоят перед Всевышним и освящают Его великое имя каждый день, постоянно! От восхода солнца до его захода они говорят: Кадош, кадош, кадош – Свят, свят, свят, и от захода солнца до его восхода говорят: Благословенна слава Г-спода с места Его. И как же стыдно будет человеку после его прихода в высший мир, когда он услышит великий шум, исходящий от тысяч мириад святых ангелов, освящающих и прославляющих в веселье и радости имя Святого благословенного, Создавшего и Сотворившего их, когда вспомнит этот человек, что при пребывании его в земном мире, и ему даровал Всевышний это высокое достоинство – восхвалять и освящать великое имя постоянно, во всякий час, как воинство небесное в высотах. А он ленился, не делал этого по охоте своей. И главное здесь в том, чтобы он задумался как следует над этим в дни жизни своей, над тем, что придет момент, когда он захочет всей душой восхвалить и освятить имя Всевышнего, но не будет ему на то позволения, ибо разрешено человеку заниматься Торой и освящать имя Всевышнего, лишь пока он жив в этом мире, как известно.]

И вот, подводя всему этому итог, пусть человек сам подумает о том, какую великую расторопность он должен являть в этом деле, а именно – укреплять себя в том, чтобы участвовать в общественной молитве изо дня в день. Ведь за один только день в утренней и предвечерней молитвах Амида он отвечает Амен на девятнадцать благословений, которые имеются в каждой из них, тридцать восемь раз! [Примеч. автора: и сказали наши мудрецы (Шаббат, 119б): «Каждому, кто осторожен в том, чтобы отвечать Амен, открывают ворота райского сада, как сказано (Йешаяу, 26:2): “Отворите ворота, пусть войдет народ праведный, хранящий эмуним – верность”, – не читай эмуним, а читай Аменим».] И восемь раз отвечает Амен, Йеэ шме раба; и еще шестнадцать раз – Амен в Кадишах; и на две Кдуши, и на Барху.

И все это – в один день; и потому – иди и посчитай, сколько получается в одну неделю, в месяц, и тем более – за целый год! Воистину неисчислимы заслуги, приобретаемые человеком, когда он привычен молиться в общине!

10) А в понедельник и четверг он, в частности, исполняет еще и заповедь чтения Торы – древнее установление, со дней нашего учителя Моше, мир ему, как говорится в Бава Кама (82). И во времена Гемары жители деревень приходили в город в эти дни, чтобы послушать чтение Торы, как сказано в начале трактата Мегила. А нам, из-за множества наших грехов, должно быть стыдно перед деревенскими жителями прежних поколений, которые не ленились даже ехать ради этого из деревень в города. Среди нас нередко бывает, что человек уезжает из города по незначительному делу рано утром даже в понедельник и четверг – вместо того, чтобы послушать чтение Торы.

11) Мы описали здесь отчасти высокое достоинство человека, который привычен участвовать в общественной молитве, – в какой громадной мере это умножает его заповеди и заслуги. И главное здесь, чтобы заповедь эта – участия в общественной молитве – исполнялась им постоянно, и чтобы он не проявлял в ней слабость. Но если он раз исполнит ее, а в другой раз – нет, не дай Б-г, он попадает в число тех, о ком сказано (Ваикра, 26:21): «Но если пойдете со мной кери – непостоянно», см. там Раши [который объясняет: кери – от случая к случаю]. И сказали наши мудрецы (Брахот, 6б), что, когда человек, привычный приходить в Дом учения, один раз не приходит, Святой благословенный спрашивает о нем, почему не пришел. На это намекает Писание там, где Всевышний говорит (Йешаяу, 50:2): «Почему пришел Я – и нет никого, звал Я – и никто не отвечал?» Если человек ушел ради заповеди – «есть свет ему», а если не ради заповеди – «нет света ему» (по Йешаяу, 50:10). «Пусть полагается на имя Г-спода» (там же), – должен был полагаться, но не полагался [и потому «нет света ему»]. И здесь имеется в виду следующее: даже если человеку предоставляется возможность что-то заработать в то время, когда он должен идти в Дом учения, – пусть он не смотрит на это и уповает на имя Всевышнего в том, что предназначенное ему с Небес не будет им потеряно из-за молитвы в Доме учения. И в действительности это не раз посылается ему как испытание с Небес, как сказали наши мудрецы: нет человека, который не стоял бы перед испытанием. Есть испытание для богатых и есть для бедных и т. д. И когда присмотрится человек, то увидит это воочию: бывает, простоит он весь день в магазине – и покупателей мало, а как подходит время молитвы Минха [примеч. автора: или в канун субботы перед заходом солнца], приходят новые покупатели, которых он прежде никогда не видел, и умоляют обслужить их. И все это – ради испытания, когда Всевышний испытывает человека, действительно ли дорого ему служение, действительно ли оно у него «всем сердцем и всей душой».

12) И помимо всех этих перечисленных нами великих достоинств того, кто привычен к заповеди общественной молитвы, есть еще одна особая и очень большая заповедь, исполняемая таким путем, а именно – он приучает также сыновей своих к служению Всевышнему. Ибо когда сын видит, что его отец ходит в Дом учения и заповедь эта дорога ему, он и сам приучается к ней, и увеличивается тем слава Всевышнего. Ведь, действительно, я и сам очень удивляюсь: почему в наши дни мы видим чрезвычайно мало молодых людей в Доме учения, «чуть-чуть здесь, чуть-чуть там» (Йешаяу, 28:13)? Однако известно, что сын учится у отца своего, и когда он видит, что заповедь не любима отцу, и он один раз идет в Дом учения, а другой раз молится дома (и не потому что вынужден), – тогда сын усваивает это «доброе качество» с еще большей силой и не приходит в Дом учения вообще. И оказывается тогда, что отец не только не исполняет заповедь воспитания сына, а, напротив, приводит к обратному – дурному воспитанию, уводящему сыновей его с путей Всевышнего, и ложится на него вина также и за их будущее. И человек, стремящийся к духовному совершенству, должен принять все это близко к сердцу, и тогда – хорош его удел и благо ему.

Перевод — рав Пинхас Перлов


http://www.beerot.ru/?p=43285