Изучение Мишны — Трактат Брахот — Глава шестая — Мишна шестая

на вино

Глава шестая. Мишна шестая

Предисловие

Мишна рассматривает вопрос, в каких случаях каждый из участвующих в трапезе должен произнести благословение сам, а в каких — один из присутствующих должен произнести благословение за всех.

הָיוּ יוֹשְׁבִין לֶאֱכוֹל – כָּל אֶחָד וְאֶחָד מְבָרֵךְ לְעַצְמוֹ. הֵסַבּוּ – אֶחָד מְבָרֵךְ לְכֻלָּם. בָּא לָהֶם יַיִן בְּתוֹךְ הַמָּזוֹן – כָּל אֶחָד וְאֶחָד מְבָרֵךְ לְעַצְמוֹ. לְאַחַר הַמָּזוֹן – אֶחָד מְבָרֵךְ לְכֻלָּם. וְהוּא אוֹמֵר עַל הַמֻּגְמָר, אַף עַל פִּי שֶּׁאֵין מְבִיאִין אֶת הַמֻּגְמָר אֶלָּא לְאַחַר הַסְּעוּדָה:

Если люди сели есть – каждый произносит благословение для себя. Если же они возлегли[1], то один произносит благословение для всех. Если им подали вино во время еды, то каждый произносит благословение для себя. Если же им подали вино после еды, то один произносит благословение для всех; и он произносит благословение на воскурение, несмотря на то, что воскурение приносят только после трапезы.

Комментарий рава Овадьи из Бартенуры

Сели. Не возлежа. И это признак того, что они не собрались чтобы кушать вместе. Ибо обычай их был таков, что если собиралась группа людей, чтобы поесть [вместе], то они возлежали на кушетках и ели и пили, лежа на левом боку.

Каждый произносит благословение для себя. Ибо когда они не возлежали, для них это не было общей трапезой. Но если они сказали «Давайте пойдем и поедим хлеб в таком-то месте», хоть они и не возлежат, это подобно возлежанию [так как очевидно, что они собрались на совместную трапезу]. Поэтому один произносит благословение за всех, и они также присоединяются к зимуну[2].

Если им подали вино во время еды, то каждый произносит благословение для себя. Так как их глотка не свободна, и их мысли не обращаются к тому, кто произносит благословение, а направлены на то, чтобы проглотить то, что находится у них во рту. Другой вариант [понимания данной мишны]: опасаемся, что, попытавшись отозваться [на благословение словом] «Амен», кто-нибудь подавится.

И он же произносит благословение на воскурение. Тот, кто произносит благословение после еды, также произносит благословение на воскурение «Сотворивший благовонные древа» [בּוֹרֵא עֲצֵי בְשָׂמִם]. И даже если [среди присутствующих] есть кто-либо, кому следовало отдать предпочтение [это не делается]. Так как этот уже произнес одно благословение, пусть произнесет и второе.

После трапезы. После благословения после еды. И хотя теперь это уже не считается одной из вещей, необходимых для трапезы, тем не менее, если он уже начал произносить заключительные благословения, то пусть закончит их.

Воскурение. У них был обычай после трапезы приносить курильницу с благовонными растениями на огне, для приятного запаха.

Комментарий «Полная чаша»

Объяснение мишны

Если люди сели есть – каждый произносит благословение для себя. Если же они возлегли, то один произносит благословение для всех.

Когда один человек произносит благословение для всех, это оказывает особый почет Всевышнему, как написано (Мишлей, 14:28): «Во множестве народа — величие царя». Но это верно только при условии, что эти люди объединились для какой-либо общей цели. Поэтому один произносит благословение для всех только при условии, что трапеза было совместной. Если же люди случайно встретились между собой, то само благословение их не объединяет.

Данная мишна определяет, что называется «объединением» людей в общей трапезе: если люди возлегли, они едят вместе. Если же они едят сидя или стоя, это рассматривается, как будто они случайно оказались в одном помещении.

Важно знать, что, если данное правило было нарушено, и один произнес благословение за всех[3], когда так делать не полагалось, или наоборот, каждый произнес благословение сам за себя, когда один должен был произнести благословение за всех, обязанность произносить благословение выполнена, и не требуется благословлять повторно (ע״פ משנה ברורה ס׳ ריג).

Если люди сели есть – каждый произносит благословение для себя. Если же они возлегли, то один произносит благословение для всех. Комментарий Тосафот (ברכות דף מב ע״א ד״ה הסבו) пишет, что речь идет как о благословении перед едой, так и о благословении после еды[4]. Но некоторые комментаторы (Рамбам, «Законы благословений», 1:12) считают, что речь идет только о благословении перед едой.

«Шулхан Арух» (ס׳ ריג סע׳ א ורמ״א שם) пишет, что возлежать для совместной трапезы требуется только при употреблении хлеба и вина. Что касается других видов пищи, даже люди, которые сели поесть вместе, объединяются, и один может произнести благословение за всех. Кроме того, так как в наше время не принято есть лёжа, и совместные трапезы устраивают, сидя за общим столом, нет практической разницы между хлебом, вином и другими продуктами питания[5]. Если двое или более человек сели, чтобы поесть вместе, то один может произнести благословение для всех.

Но комментарий Рамо пишет, что в наше время следуют мнению, по которому объединяются только когда едят хлеб. Во всех остальных случаях каждый произносит благословение для себя. «Мишна Брура» (שם ס״ק יב) добавляет, что в отношении вина все зависит от того, насколько принято в данной местности собираться, чтобы вместе пить вино. Тем не менее, пишет «Мишна Брура», в наше время установился обычай, по которому каждый произносит благословение для себя.

Один произносит благословение для всех. «Шулхан Арух» (אורח חיים ס׳ ריג בע׳ ב-ג) пишет, что произнести благословение за других может только тот, кто ест и пьёт вместе с ними[6] — тогда они выполняют заповедь, слыша его, даже если не отозвались словом «Амен». (Но если есть возможность отозваться на благословение словом «Амен», это необходимо сделать[7].) Выполнить обязанность благословлять, услышав благословение от другого, можно только при условии, что благословение было услышано полностью, от начала до конца, и слушающий имел намерение выполнить обязанность благословлять, а тот, кто произносил благословение, имел намерение произнести его для других. Тот, у кого не было намерения выполнить обязанность благословлять, даже если он отозвался словом «Амен», не выполнил обязанности.

Если им подали вино во время еды, то каждый произносит благословение для себя; если же им подали вино после еды, то один произносит благословение для всех. В предыдущей мишне написано «Если некто произнес благословение на вино, которое он будет пить перед трапезой, это благословение распространяется также на вино, которое он будет пить после трапезы». Таким образом, мишна выделяет три стадии употребления вина: перед трапезой, во время трапезы, после трапезы. (См. описание порядка проведения трапезы в комментарии к предыдущей мишне.) Это позволяет сформулировать три вопроса:

1. Распространяется ли благословение, произнесенное на вино, которое пьют перед трапезой, на вино, которое пьют во время трапезы?

2. Распространяется ли благословение, произнесенное на вино, которое пьют перед трапезой, на вино, которое пьют после трапезы?

3. Распространяется ли благословение, произнесенное на вино, которое пьют во время трапезы, на вино, которое пьют после трапезы?

Рассмотрим эти вопросы по очереди.

Распространяется ли благословение, произнесенное на вино, которое пьют перед трапезой, на вино, которое пьют во время трапезы?

В предыдущей мишне обсуждалось благословение на вино, которое подают перед трапезой. Данная мишна пишет «Если им подали вино во время еды, то каждый произносит благословение для себя». Из этого можно было бы заключить, что благословение, произнесенное на вино, которое пьют перед трапезой, не распространяется на вино, которое пьют во время трапезы. Но Раши и Тосафот (ברכות דף מב ע״ב רש״י ד״ה בא להם, תוס׳ ד״ה יין) объясняют, что речь идет о случае, когда перед началом трапезы не пили вино. Что касается случая, когда вино начали еще до начала трапезы, ни Мишна, ни Талмуд не дают прямого ответа на вопрос, распространяется ли благословение, произнесенное на него, также и на вино, которое пьют во время трапезы.

Комментарий Тосафот (ברכות דף מב ע״ב ד״ה ורב) пишут, что вино, которое пьют перед трапезой, более значительно, чем вино, которое пьют во время трапезы, так как перед трапезой вино пьют для удовольствия и для того, чтобы пробудить аппетит, а во время трапезы его пьют, чтобы улучшить пищеварение. Поэтому благословение, произнесенное на вино перед трапезой, распространяется на вино, которое подают во время трапезы. Комментаторы также пишут, что если перед трапезой делают кидуш, то благословение на вино распространяется также на вино, которое пьют во время трапезы, хоть кидуш и делают до омовения рук (רא״ש ברכות פ׳ ו׳ ס׳ לב, שו״ע אורח חיים ס׳ קעד סע׳ ד, מ״ב שם ס״ק ח וס׳ ער״ב ס״ק מו). И так установлен закон.

Распространяется ли благословение, произнесенное на вино, которое пьют перед трапезой, на вино, которое пьют после трапезы?

Предыдущая мишна дала положительный ответ на этот вопрос: «Если некто произнес благословение на вино, которое он будет пить перед трапезой, это благословение распространяется также на вино, которое он будет пить после трапезы». Однако, рав Овадья привел отрывок из Талмуда (Брахот, 42б), из которого видно, что приведенный мишной закон действует не всегда: «Это относится именно к Шаббатам и праздникам, когда люди обычно в конце трапезы пьют вино; когда человек перед трапезой произносит благословение на вино, то подразумевает также [вино, которое будет пить после трапезы]. Но в другие дни, когда у людей нет привычки пить вино в конце трапезы, благословение на вино перед трапезой не распространяется на вино, которое пьют после трапезы». Многие комментаторы добавляют к этому, что в местах, где принято пить вино во время каждой, даже будничной, трапезы, не следует произносить отдельное благословение на вино, которое подают после трапезы.

В комментарии к предыдущей мишне мы уже написали, что, по мнению комментария Тосафот, в наше время не существует понятие «после трапезы» — трапеза продолжается вплоть до произнесения благословения после еды. Поэтому сегодня этот закон не актуален (и так установлен закон, см. משנה ברורה ס׳ קעד ס״ק ז).

Распространяется ли благословение, произнесенное на вино, которое пьют во время трапезы, на вино, которое пьют после трапезы?

Талмуд задает вопрос, каков закон, если перед трапезой не подали вино, но подали его во время трапезы? Распространяется ли благословение, которое произносят на вино во время трапезы, также на вино, которое будут пить после трапезы? Вопрос возникает из-за того, что вино, которое пьют во время еды, в первую очередь предназначено для того, чтобы стимулировать пищеварение, а вино, которое пьют после еды — это десерт. Возможно, благословение, произнесенное на вино, от которого получают скорее пользу, чем удовольствие, не распространяется на вино, которое пьют именно для удовольствия.

Взгляды составителей Талмуда, амораим, на этого вопрос разошлись, но комментаторы (תוספות ברכות דף מב ע״ב ד״ה ורב, טור אורח חיים ס׳ קע״ד, רמב״ם ה׳ ברכות פ׳ ד ה׳ יב), в том числе Рош (ברכות פ׳ ו ס׳ לב), считают, что закон соответствует мнению, по которому благословение, произнесенное на вино во время еды, не распространяется на вино, которое пьют после еды[8].

Но кодекс «Шулхан Арух» опустил этот закон, из чего комментарий «Маген Авраам» (ס׳ קעד ס״ק ג, וע׳ ס׳ קעז ס״ק ז) делает вывод, что в наше время не следует произносить отдельное благословение на вино, которое пьют после трапезы, если уже произнесли благословение на вино во время трапезы. И так постановил автор «Мишна Брура» (ס׳ קעד ס״ק ז).

Если им подали вино во время еды, то каждый произносит благословение для себя. Если начали пить вино только после того, как произнесли благословение на хлеб, все равно требуется произнести на него благословение. В этом аспекте вино отличается от всех остальных блюд и напитков, которые едят и пьют как часть трапезы. На них распространяется благословение, произнесенное на хлеб, а на вино необходимо произнести отдельное благословение, так как оно обладает особой значимостью (שלחן ערוך אורח חיים ס׳ קעד סע׳ א ומשנה ברורה שם ס״ק א).

Комментарий Рамо к «Шулхан Аруху» (ס׳ קעד סע׳ ה וע׳ מ״ב ס׳ קעט ס״ק טז) пишет, что гость, который приходит на трапезу, должен произносить благословение на каждый бокал вина, который ему подают, в отдельности, так как он не знает, сколько бокалов ему дадут, и каждое из благословений распространяется только на тот бокал, который он собирается пить в данный момент. Комментаторы объясняют, что речь идет именно о незваном госте. Гость, которого пригласили на трапезу, должен поступать противоположным образом: он произносит каждый вид благословений только один раз, так как произнося благословение, он имеет в виду все, что ему даст хозяин (שו״ע ס׳ קעט סע׳ ה).

Объяснение комментария рава Овадьи из Бартенуры

Ибо обычай их был таков, что если собиралась группа людей, чтобы поесть, то они возлежали на кушетках и ели и пили, лежа на левом боку. Рав Овадья подчеркивает, что речь идет именно об обычае, который существовал во времена мудрецов Мишны. В наше время не принято есть лежа, поэтому, если люди садятся за общий стол с тем, чтобы поесть вместе, это рассматривается как совместная трапеза, и один из присутствующих произносит благословение для всех. Талмуд добавляет, что если один из участвующих в трапезе — это хозяин дома, а другие — его гости, то именно хозяин дома должен произнести благословение на хлеб, так как он не стесняется и не жалеет дать каждому из гостей большую порцию.

Лежа на левом боку. Они возлежали именно на левом боку, так как, лежа на правом боку, легко подавиться (Псахим, 108а).

Даже если среди присутствующих есть кто-либо, кому следовало отдать предпочтение. Талмуд устанавливает, кто из присутствующих должен выполнять различные функции при трапезе. Омовение рук перед хлебом в первую очередь совершает самый большой мудрец Торы среди присутствующих. После того, как все ложатся на свои кушетки, благословение на хлеб тоже произносит самый великий в мудрости Торы. Но если один из присутствующих— это хозяин дома, а другие — его гости, то благословение на хлеб произносит хозяин. Это предпочтительно, так как он щедро раздает свой хлеб гостям.

Тот, кто произносит благословение на хлеб, должен выждать, пока большинство присутствующих отзовутся словом «Амен» на его благословение. После этого он должен начать есть хлеб первым, а все остальные участники трапезы начинают есть хлеб после него. Ему также дается право первому начать брать стоящие на столе блюда.

При омовении пальцев после еды соблюдается следующий порядок: если в трапезе участвуют до пяти человек, начинают с того, кто произносит зимун. Но если в ней участвуют более пяти человек, начинают с наименее мудрого, который сидит в конце стола, и каждый передаёт сосуд с водой своему соседу, независимо от его уровня. Когда доходят до последней пятерки, пальцы омывает тот, кто должен произнести зимун и благословение после еды. Пока оставшиеся четыре участника трапезы омывают руки, он сидит и готовится к произнесению зимуна и благословений.

При произнесении зимуна и благословений тоже отдается предпочтение самому великому в мудрости. Но если среди присутствующих есть хозяева дома и гости, предпочтение отдается гостью, чтобы дать ему возможность благословить хозяина. Так поступают даже в случае, когда хозяин дома превосходит своих гостей по мудрости.

Если один из участвующих в трапезе мудрецов — коэн, его следует почтить в первую очередь.

Хотя на всех стадиях трапезы следует оказывать почет самому большому мудрецу Торы, он может уступить свою функцию любому из присутствующих по своему выбору. Именно об этом и идет речь в данной мишне — благословение на воскурение произносит не тот, кому «следовало отдать предпочтение», так как самый большой мудрец или хозяин дома и т. п. решил оказать почет другому и уступил ему (по Брахот, 46а-47а; эти законы также приводятся в кодексе «Шулхан Арух», אורח חיים ס׳ קסה סע׳ ב, ס׳ קסז סע׳ יד-יז, ס׳ קפא סע׳ ו ס׳ רא סע׳ א).

Если он уже начал произносить заключительные благословения, то пусть закончит их. Из слов рава Овадьи понятно, что, по его мнению, слова «и он произносит благословение на воскурение» относятся к тому, кто произнес благословение после еды. Так как «воскурение приносят только после трапезы», один и тот же человек вначале произносил благословение после еды, а потом — благословение на воскурения.

Другие комментаторы (ראב״ד על הרי״ף, וע״ע בתלמידי רבינו יונה ועוד) считали, что слова «и он произносит благословение на воскурение» относятся к тому, что написано перед этим «если же им подали вино после еды, то один произносит благословение для всех». Так как речь идет о вине, которое пили до произнесения благословения после еды, то и воскурение приносилось до этого. Слова «воскурение приносят только после трапезы» относятся к обычному случаю, а в мишне речь идет об исключительном случае, выходящем за рамки принятого обычая, когда воскурение принесли раньше времени. Именно в такой ситуации тот, кто произнес благословение на вино, должен также произнести благословение на воскурение. Некоторые комментаторы пишут, что сюда также включается то, что написано в предыдущей мишне: «если некто произнес благословение на вино, которое он будет пить перед трапезой…» — если благословение на вино было произнесено перед трапезой, то тот, кто его произнес, должен произнести благословение на воскурение во время трапезы[9].

Поборники мнения, по которому начало мишны относится и к благословению на еду, и к благословению после еды, считали, что речь идет о случае, когда воскурение принесли во время трапезы, вопреки обычаю. Тогда тот, кто произнес благословение на хлеб, должен также произнести благословение на воскурение. Если же воскурение принесли после трапезы, оно не имеет прямого отношения к трапезе, и нет причины, которая бы заставила избрать одного и того же человека и для благословения после еды, и для благословения на воскурения.

Перевод и комментарий – рав Берл Набутовский

—————————————————————————————————

  1. Так переводят слово הֵסַבּוּ большинство комментаторов. Но Ай Гаон утверждает, что это слово происходит от слов סביב и סיבוב, и означает, что участвующие в трапезе сели в круг (תלמידי רבינו יונה דף ל׳ ע״ב בדפי הרי״ף).
  2. Зимун — это особое благословение, которое произносят в начале благословения после еды, если в трапезе участвовало трое или более человек. Законы зимуна подробно рассматриваются в следующей главе.
  3. Речь идет о том, что были выполнены правила произнесения благословения за других. Эти правила приведены в комментарии ниже.
  4. Это объяснение вызывает некоторую трудность, так как в начале седьмой главы написано: даже тот, кто прислуживает за столом, участвует в благословении после еды. На первый взгляд, это не соответствует тому, что написано в данной мишне: только тот, кто возлежал, участвует в благословении. Комментаторы (см. שלטי הגבורים) отвечают, что необязательно, чтобы все участвующие в трапезе возлежали. Достаточно, чтобы это делала только часть присутствующих.
  5. Речь идет только о благословении на еду. Что касается благословения после еды, вопрос о том, может ли один человек произносить благословение за всех стоит, только если ели хлеб. Если же ели другие виды пищи, то каждый должен произнести благословение за себя в любом случае. (И хотя в Талмуде высказывается мнение, по которому после употребления любого из семи видов один произносит благословение за всех, оно отвергается. См. ברכות דף לז ע״א תוס׳ ד״ה נתן).
  6. Это относится только к благословениям на еду, запахи и т. п. Что касается благословений на заповеди, даже тот, кто в данный момент не выполняет заповедь, может произнести благословение на нее за другого — но только при условии, что сам он обязан выполнять эту заповедь. (Например, тот, кто уже протрубил в шофар в день Рош а-Шана, не обязан делать это еще раз. Тем не менее он может произнести благословение за другого, так как в принципе на него самого возложена обязанность трубить в шофар. С другой стороны, женщина не может произнести за мужчину благословение на шофар, так как у нее вообще нет обязанности выполнять эту заповедь.)
  7. В определенных случаях для этого даже прерывают определенные части молитвы. См. гл. 2 мишна 1 и 2.
  8. Комментарий «Мааданей Йом Тов» задает вопрос: зачем Рабейну Ашер записал этот закон? Ведь в наше время он не актуален, так как мы не «оканчиваем есть хлеб», то есть мы не убираем специально стол и не продолжаем трапезу без хлеба, как это делали во времена Мишны и Талмуда. Поэтому у нас не существует понятия «вино, которое пьют после трапезы». Он отвечает, что, возможно, есть люди, которые продолжают традицию «оканчивать есть хлеб». Комментарий «Тиферет ле-Моше» предлагает другой ответ на этот вопрос: даже если человек просто перестал есть и после трапезы пьет вино, это тоже не делается для стимуляции пищеварения. Поэтому в таком случае тоже нужно будет произнести благословение.
  9. Такое понимание мишны вызывает вопрос: в мишне написано, что во время трапезы, каждый должен произнести благословение на вино самостоятельно. Почему же тогда на воскурение, которое приносят во время трапезы, произносит благословение только один человек? И как на его благословение отзываются словом «Амен», ведь рты присутствующих заняты едой?Ученики Рабейну Йоны отвечают на это, что, поскольку все получают удовольствие от запаха вместе и одновременно, один человек произносит благословение для всех. (Этим запах отличается от вина. Вино каждый пьет из своего бокала, и каждый может начать пить, когда ему заблагорассудится. От запаха же начинают получать удовольствие, как только курильницу вносят в комнату.) Что касается запрета произносить слово «Амен» с полным ртом, тот, у кого рот полон еды не должен отзываться словом «Амен». По закону для того, чтобы выполнить обязанность благословлять, достаточно услышать каждое слово благословения. (Но если есть возможность отозваться словом «Амен», это необходимо сделать.)

http://www.beerot.ru/?p=46365