Рав Аарон Йеуда Лейб Штейнман — Скромность и величие

Дата: | Автор материала: Рав Арье Кац

1131
рабанит тамар штейнман личный пример рав аарон йеуда лейб штейнман

Продолжение

Скромность и величие

Выступая перед аврехами в колеле Поневеж, рав Аарон Лейб неоднократно отмечал, что он недостоин давать уроки перед столь выдающимися мудрецами Торы. «Когда я пришел в этот колель, большинство из вас уже проводило дни и ночи, серьезно изучая Тору. Большинство из вас не занимается преподаванием и не имеет каких-либо должностей, а поэтому ваши семьи испытывают большие финансовые затруднения, чем моя… И тем не менее именно на вас держится этот мир. Как же могу я, имея должность, за которую платят зарплату, и которая подразумевает почет, выступать перед вами?! Мне стыдно говорить перед столь выдающимися мудрецами Торы!»

Многие годы колель Поневеж выпускал книгу под названием «Шалмей Йосеф», которая была посвящена различным вопросам, изучаемым во время змана (учебного семестра). В 1997 году рав Аарон Лейб (на тот момент — не только глава ешивы и великий мудрец Торы, но и признанный глава поколения) написал, что недостоин давать рекомендацию на книгу, которая составлена столь выдающимися мудрецами Торы! Тем не менее, как один из старейших членов колеля, он написал небольшое благословение тем, кто принимал участие в издании. Несмотря на то, что на тот момент он был без малого 30 лет главой колеля Поневеж, скромность не позволяла ему вести себя иначе.

Помощь изучающим Тору

Как глава колеля, рав Аарон Лейб чувствовал свою ответственность не только за изучение Торы и рост духовного уровня учащихся. Хотя это и не было его прямой обязанностью, он прилагал огромные усилия, чтобы помогать изучающим Тору во всех жизненных вопросах — как духовных, так и материальных.

Сначала он установил время между учебными седерами в ешиве, когда аврехи могли консультироваться с ним по личным вопросам. Однако со временем люди начали приходить к нему не только в это время, и не только в ешиву. Дом рава Штейнмана стал местом, куда тысячи евреев стали приходить в поисках ответа на сложный вопрос, помощи или наставления в житейских делах.

Несмотря на нелегкое материальное положение своей семьи, рав Аарон Лейб материально помогал своим ученикам.

Его сын рав Шрага (который также учился в ешиве Поневеж) передавал конверты с деньгами, которые отец посылал бедным аврехам. Нередко в этих конвертах были собственные деньги рава Аарона Лейба. Более чем скромный образ жизни главы ешивы позволял ему раз в несколько недель распределять небольшую сумму в качестве «добавки» к стипендии нуждающимся.

Большую часть жизни у рава Аарона Лейба не было банковского счета. В последние годы, когда «Битуах Леуми» (Израильский институт национального страхования) перестал выпускать пенсионные чеки и стал переводить пенсию на банковский счет, рав Штейнман открыл беспроцентный счет в Почтовом банке — без опасения рибита. После смерти рава Аарона Лейба на этом счету нашли только последнюю пенсию, которая была перечислена в том месяце. Все остальные средства рав Аарон Лейб еще при жизни распорядился раздать нуждающимся.

Аналогичным образом поступила и рабанит Тамар. В последние дни жизни она попросила рава Аарона Лейба раздать все свои накопления на цдаку, чтобы великая заслуга этой заповеди была засчитана ей, пока она еще в этом мире. Рав Штейнман попросил детей и внуков немедленно исполнить это.

Служить Всевышнему никогда не поздно

Когда раву Аарону Лейбу было 84 года, он начал новый проект, который, без сомнения, потряс даже тех, кто хорошо его знал. Рав Штейнман решил открыть новую ешиву — «Орхот Тора». Своему сыну раву Шраге он сказал об этом так: «Многие люди в моем возрасте покидают этот мир. Но я ищу новые пути распространения Торы. Заслуга Торы может дать мне дополнительные годы жизни, и я смогу сделать еще что-то полезное для Творца в этом мире».

Раву Хизкияу Мишковскому был предложен пост машгиаха в новой ешиве. Он вспоминал, что на одной из встреч рав Аарон Лейб сказал ему: «Не волнуйтесь из-за того, что я открываю ешиву в столь преклонном возрасте. Я попросил у Всевышнего еще 10 лет жизни, чтобы организовать все в наилучшем виде».

Упование и молитвы рава Аарона Лейба были услышаны. Всевышний удостоил его еще 20 годами жизни, наполненными Торой и заботами о благе народа Израиля.

Забота о духовном и материальном

В Пурим того же (5758/1998) года, когда была открыта ешива «Орхот Тора», рав Аарон Лейб послал особый мишлоах раву Яакову Вержбинскому — известному в Бней Браке бухгалтеру, владельцу компании, предоставляющей различные услуги в этой сфере. В то время рав Яаков искал новые места для открытия филиалов своей компании.

Мишлоах манот от главы ешивы? Рав Вержбинский был удивлен. Он отправился к раву Штейнману, чтобы лично поблагодарить его, а также выяснить, чем обязан таким вниманием. Рав Аарон Лейб быстро разрешил все сомнения: «Я ищу честного человека, который мог бы заняться финансовыми и административными вопросами в ешиве “Орхот Тора”, которую я, если будет воля Всевышнего, собираюсь открыть в элуле».

По собственному признанию рава Вержбинского, на тот момент он не собирался заниматься некоммерческими предприятиями. Кроме того, он думал, что идея рава Аарона Лейба не была чем-то чересчур масштабным. В первой группе было всего 29 учащихся. Так почему бы не согласиться помочь главе ешивы, ведь такая помощь не будет слишком отрывать его от бизнеса? Рав Вержбинский принял предложение рава Штейнмана, и более того — категорически отказался принимать за это какую-либо плату… Разве можно брать деньги за такое? Это — чистый хесед ради Торы.

Через 20 лет после той встречи сеть ешив и колелей «Орхот Тора» насчитывала более 2000 бахуров и 1300 аврехов по всему Израилю! Даже такой опытный и расчетливый администратор, как рав Вержбинский — по его собственным словам — не мог даже мечтать о подобном расцвете.

В «Орхот Тора» для рава Аарона Лейба не было второстепенных вопросов. Глава ешивы должен нести ответственность за всё: «Забота о материальном благополучии (гашмиюс) учеников – это великая ответственность. Без этого их рухниюс (духовное состояние) может пострадать». В ешиве «Орхот Тора» рав Штейнман, несмотря на преклонный возраст, инспектировал столовые и общежития. Таким образом, помимо уроков и заботы о духовном росте учащихся, рав Аарон Лейб был вовлечен во все аспекты существования ешивы — вплоть до мельчайших деталей. И это — несмотря на тяжелое бремя главы поколения, мудреца, к которому ежедневно приходили сотни и тысячи посетителей со всего мира со сложнейшими вопросами.

Рав Хизкияу Мишковский вспоминал о том, как рав Штейнман заботился о материальном благополучии изучающих Тору, приводя следующую историю. Однажды в доме главы ешивы обсуждалась кампания по сбору средств для нуждающихся. Один из присутствующих выразил свое недовольство тем, что приходится отвлекать великих мудрецов от изучения Торы, фотографируя их, дающих цдаку: «Еще немного, и главы поколения будут стоять у входа в синагоги с коробочками для сбора цдаки». Рав Аарон Лейб услышал это замечание и совершенно серьезно сказал: «Я прошу вас оставить для меня место рядом с синагогой “Ицкович” (известный штибл в Бней Браке, где ежедневно молятся тысячи людей). Это недалеко от моего дома, и сбор цдаки там не станет причиной большого битуль Тора. Если это поможет другим давать больше денег нуждающимся, я готов там стоять.

До тех пор, пока есть бедные семьи, которым иногда не на что купить хлеб, обязанность каждого главы ешивы, каждого адмора, каждого руководителя общины, — сделать все, что в их силах, ради исправления ситуации».

Кармиэль

Спустя более чем 10 лет после открытия ешивы «Орхот Тора» в Бней Браке, рав Аарон Лейб принял решение открыть филиал под названием «Рина шель Тора». Сама идея была поддержана администрацией «Орхот Тора», однако выбор места удивил многих. Рав Аарон Лейб хотел открыть ешиву в городе Кармиэле. На тот момент в этом городе еврейская жизнь была очень ограничена. Нерелигиозное большинство, поддерживаемое руководством города, которое традиционно было в руках левых, антирелигиозно настроенных партий, препятствовало любым попыткам создания новых учреждений Торы.

Рав Аарон Лейб объяснил свое решение: «Место, где когда-то жили великие танаим и амораим, практически оторвано от Торы! Это нужно изменить».

Но как можно реализовать это на практике? Главный раввин Кармиэля, рав Авраам Цви Маргалит начал готовить почву для открытия ешивы, — и сразу столкнулся с трудностями. Руководство и нерелигиозные жители города препятствовали ему на каждом шагу. Рав Яаков Вержбинский всерьез и небезосновательно опасался насилия по отношению к ученикам. Первая группа учащихся сталкивалась с оскорблениями и угрозами на улицах. В помещении, которое было снято для учебного зала ешивы, несколько раз перерезали провода.

Рав Аарон Лейб, тем не менее, не отступил от первоначального замысла: «Даже небольшой луч света может рассеять тьму. Со временем жители города изменят свое отношение».

Несмотря на то, что рав Аарон Лейб старался избегать публичности и чрезмерной рекламы (в связи с опасением «дурного глаза») во многих вопросах, спустя 3 года после основания ешивы «Рина шель Тора» в Кармиэле было решено провести большое праздничное внесение новых свитков Торы. Более того, глава ешивы видел в этом событии особую важность именно для нерелигиозных жителей города. Они должны были увидеть настоящую еврейскую радость — радость Торы.

Искра святости в каждой еврейской душе горит несмотря ни на что. И даже те, чья жизнь далека от путей Торы, не являются навсегда потерянными для Всевышнего. Внесение свитков Торы в ешиве «Рина шель Тора» стало настоящим праздником святости, который затронул даже тех, кто был далек от еврейской жизни. В танцах с Торой участвовали не только ученики ешивы и раввины. Многие жители города вышли ради того, чтобы поучаствовать в настоящей еврейской радости. Свет Торы, как и говорил рав Аарон Лейб, наконец разогнал тьму раздоров и отрыва от святости.

Идо Эльдар, мэр Кармиэля и член партии «Авода», попросил выступить перед собравшимися. Для организаторов и руководства ешивы это было неожиданностью — до сих пор господин Эльдар не проявлял симпатий ни к самой ешиве, ни к другим еврейским религиозным учреждениям в городе. Рав Аарон Лейб, тем не менее, дал согласие на выступление. Идо Эльдар — к удивлению собравшихся — с воодушевлением сказал, что рад тому, что ешива столь высокого уровня теперь есть в Кармиэле. Более того, эта ешива напоминает ему о том, как распространено было изучение Торы в его детстве в Ираке. Господин Эльдар пообещал впредь содействовать процветанию ешивы (и впоследствии сдержал свое слово).

В ответ на сенсационное выступление мэра города, рав Аарон Лейб сказал: «Эта ешива — мезуза вашего города. Она защищает его от трудностей и трагедий».

Наставник поколения

Рав Аарон Лейб был далеко не только главой ешивы. Хотя этот пост он занимал многие десятилетия — его влияние распространялось гораздо шире. Он был наставником для учащихся ешив и школ «Бейт Яаков» по всему миру, по его советам и при его участии действовали многие организации, занимающиеся приближением евреев к Торе.

Рав Хизкияу Мишковский говорил, что рав Аарон Лейб постоянно напоминал тем, кто преподает Тору: «Вы не можете знать, кто из ваших учеников вырастет настоящим праведником следующего поколения!» Таким образом глава ешивы призывал заботиться даже о тех учениках, которые — на первый взгляд — кажутся более слабыми.

Рав Аарон Лейб дополнял эту мысль очень наглядным примером. Гемара (Сукка, 28а) говорит о том, что у великого Илеля было 80 учеников. Величайшим из них был тана Йонатан бен Узиэль. Он нем сказано, что птица, пролетавшая над ним в тот момент, когда он был погружен в изучение Торы, сгорала. Добавляет Раши, что ангелы-служители собирались, чтобы услышать Тору из его уст. Тосафот объясняет, что Тора была дана на Синае из огня, и в устах Йонатана бен Узиэля она также была «огненной».

В противоположность этому, говорит Гемара, рабан Йоханан бен Закай был «слабейшим» из учеников Илеля.

В предисловии к «Мишне Тора» Рамбам приводит список тех, кто передавал Тору. Он начинается с Моше рабейну и далее — через поколения пророков, мудрецов эпохи Мишны и Гемары. Так вот, тем, кто передал Тору поколению после Илеля, там назван рабан Йоханан бен Закай! Он не был единственным, через кого передавалась Тора в том поколении, но многие таканот (раввинские постановления) были установлены именно им (см. Рош а-Шана, 31б).

Рав Аарон Лейб объяснял это так: «Возможно Гемара называет рабана Йоханан бен Закая “слабейшим” учеником Илеля, чтобы научить нас: даже слабый ученик способен вырасти в великого мудреца.

Я сам, когда преподаю более слабым ученикам, могу подумать: возможно есть те, у кого знания лучше, чем у этих учеников. Но затем я напоминаю самому себе: возможно именно эти — слабые — ученики станут как рабан Йоханан бен Закай величайшими мудрецами, передающими Тору следующим поколениям».

Дисциплина и наказания

Рав Аарон Лейб был категорическим противником наказаний учеников. Публично позорить даже ребенка совершенно недопустимо. Несмотря на то, что Тора описывает многие виды наказаний, публичный позор касается только одного случая — когда женщина-сота предстает с непокрытой головой.

Когда же речь шла о том, чтобы исключить ученика из ешивы, рав Аарон Лейб приводил еще более страшный пример: это подобно тому, как если бы вывезти его на лодке в открытое море, выбросить в воду и сказать, чтобы он сам плыл к берегу.

Рав Хизкияу Мишковский вспоминал, что было лишь три случая, когда рав Аарон Лейб согласился исключить ученика из ешивы. Один юноша устраивал опасные розыгрыши, вроде вызова полиции или «скорой помощи» ночью домой кому-то из преподавателей. Двое других распространяли среди учеников чуждые Торе взгляды. Во всех случаях рав Аарон Лейб прежде, чем юноши были исключены, находил другую ешиву, которая бы согласилась их принять.

Когда к раву Штейнману приходили главы других ешив с вопросами, касавшимися исключения кого-то из учащихся, он всегда спрашивал их: «Как имя матери мальчика?» Таким образом рав Аарон Лейб выяснял, молились ли за судьбу юноши его наставники. Если нет, то как они могут спрашивать об исключении ученика. Молитва имеет величайшую силу, и если она не была задействована — как можно говорить о том, что были приложены все усилия для исправления?

Однажды в месяце адар в учебном зале ешивы Поневеж погас свет. Юноши, воспользовавшись ситуацией, прервали учебу и устроили хоровод с песнями — радостная атмосфера месяца сыграла свою роль.

Чьи-то сильные руки подхватили главу ешивы, и когда свет включили, рав Аарон Лейб сидел на плечах одного из учеников в центре веселого хоровода. Нарушение дисциплины и проявление неуважения к главе ешивы было налицо. Кто-то из администрации предложил исключить «зачинщиков». Рав Аарон Лейб категорически запретил это делать. Его честь никоим образом не была задета поведением учеников, действовавших из лучших побуждений. Адар — месяц радости, а учиться в полной темноте довольно сложно. Глава ешивы сам назначил «наказание» зачинщикам — они должны были подготовить несколько выступлений по законам зажигания субботних свечей для своих товарищей.

Рав Яаков Вержбинский вспоминал, как к раву Аарону Лейбу домой пришел глава ешивы, в которой ученик начал распространять среди товарищей чуждые Торе взгляды и литературу. Рав Аарон Лейб, тем не менее, отказался поддержать его исключение.

Еще через несколько дней ситуация повторилась, но на этот раз стало известно, что тот ученик совершил еще более тяжелый проступок. Рав Яаков обратился к рабанит Тамар с вопросом: «Что еще должен совершить тот юноша, чтобы глава ешивы согласился с тем, что его нужно исключить? Кажется, что рав Аарон Лейб всегда находит причину, чтобы оставить ученика в ешиве…»

Рабанит Тамар ответила: «Известно ли вам, что последние несколько ночей мой муж читал Теилим, чтобы тот юноша образумился и вернулся на правильный путь? А когда стало известно о том, что он совершил в последний раз, мой муж плакал всю ночь, и молил Всевышнего, чтобы Он помог тому мальчику».

«А если бы это была моя дочь?»

Директор школы для девочек в Беер Шеве приехал, чтобы посоветоваться с главой ешивы: «Я уже принял решение исключить одну из учениц. Обязан ли я найти другую школу для нее, прежде чем сделаю это?» Рав Аарон Лейб ответил: «Окажите мне, пожалуйста, услугу: подождите с исключением ровно одну неделю. На протяжении этой недели я прошу вас наблюдать за этой ученицей, рассуждая так: “А что, если бы это была моя дочь? Что бы я предпринял ради исправления ее поведения? Нашел бы ей частного преподавателя? Говорил бы с ней чаще? Консультировался бы с разными специалистами по воспитанию?”»

Директор последовал совету рава Аарона Лейба. Спустя неделю вопрос об исключении уже не стоял. Вместо этого был найден путь, как постепенно повлиять на поведение ученицы ради ее исправления.

Нестандартное решение

Директор школы «Бейт Яаков» в Ашдоде в прошлом был учеником рава Аарона Лейба в ешиве Поневеж. Он обратился к главе ешивы со сложным вопросом. Ученицы девятого класса его школы ведут себя совершенно неподобающим образом — постоянные споры, нападки друг на друга, доходит даже до драк! Такая обстановка влияет и на учениц других классов. Опытные преподаватели ломают голову, но до сих пор не могут найти приемлемое решение, как восстановить нормальные отношения между ученицами.

Глава ешивы спросил: «Какой распорядок дня у этих девочек в школе?» Директор ответил: «Учебный день начинается с совместной утренней молитвы, затем — уроки». Рав Аарон Лейб сказал: «Передайте этим ученицам следующее. По постановлению рава Штейнмана совместная молитва в школе для них отменяется. Рав Штейнман считает, что ученицы должны улучшить свое поведение, укрепиться в соблюдении заповедей “между человеком и ближним”, и только потом им будет возвращена привилегия совместной молитвы».

На следующий день директор собрал учениц и объявил им решение рава Аарона Лейба: совместная молитва для них отменяется до улучшения обстановки в классе. С завтрашнего дня они молятся каждая у себя дома, и приходят в школу сразу на первый урок.

Услышав решение главы ешивы, большая часть девушек была шокирована. Многие вслух задавали вопрос: «Неужели наше поведение настолько плохо, что мы не можем молиться в школе?» В тот же вечер класс собрался вместе по собственной инициативе. Девочки приняли решение немедленно восстановить нормальные отношения, усилить изучение и соблюдение законов отношений между людьми.

Спустя 3 года, директор школы снова посетил главу ешивы. С большой радостью он сообщил раву Аарону Лейбу, что тот «проблемный» класс превратился в «образцовый». Девушки обладают замечательными качествами, постоянно ищут возможность делать хесед и помогать другим ученицам. Это — один из лучших классов в истории школы!

[Следует отметить, что рав Аарон Лейб сказал присутствовавшим при первом разговоре, что принятое им решение — далеко не идеально. Отмена общественной молитвы — даже для девочек — тяжелое наказание. Решение было принято им с учетом конкретных обстоятельств, и для того, чтобы ученицы начали немедленно исправлять свое поведение.]

Продолжение следует

http://www.beerot.ru/?p=45556

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here