Рав Аарон Котлер — Глава 2 — Часть 2 — Чистая Тора

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

1241

ГЛАВА ВТОРАЯ. ВОЗРОЖДЕНИЕ ТОРЫ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Ешивы чистой Торы

В качестве своей первой обязанности взял рав Аарон на себя возвратить Торе ее былую славу и основать «ешиву чистой Торы» по образцу тех, которые были в Европе до мировой войны. Такую, в которой изучение Торы свободно от вредного влияния «сторонних премудростей», такую, в которой Тора охватывает жизнь человека со всех сторон и наполняет его целиком. Достаточно привести один маленький пример, чтобы понять, сколь велико было постоянство в учебе в ешивах Европы: из всех учеников ешивы Слободка, которых было примерно пятьсот, на свадьбу рава Аарона пришел лишь один! (об этом я слышал от нашего великого учителя гаона рава Элазара Менахема Шаха).

Желание и решение рава Аарона Котлера открыть в Америке ешиву по образцу европейских вызвали удивление у всех, включая глав ешив, приехавших в США до него и хорошо знавших, как следует вести дела в американских ешивах. Они пытались объяснить ему, что он должен составить себе представление об атмосфере материальности, царящей в США, и о том, что немногие родители, согласные послать сыновей в ешиву, хотят, чтобы сын учился по общей школьной программе, а после того – в колледже, чтобы он мог «устроиться в жизни». Пытались убедить нашего учителя всеми возможными и невозможными способами, что его идея основать ешиву без изучения не связанных с Торой предметов – это абсолютно неосуществимая мечта.

Но те, которые были знакомы с равом Аароном, знали, что он никогда не растеряется и не отступит из-за встающих на его пути трудностей.

Он настаивал на своем требовании основать «ешиву чистой Торы». Отцы семейств, обещавшие ему помощь в основании ешивы, тоже сообщили, что такая ешива невозможна в Америке, и предупредили, что если он будет по-прежнему стоять на своем, они откажутся от участия в работе Комитета [по основанию ешивы]. Услышав об этом, наш учитель заявил: «Я предпочитаю быть служкой в какой-нибудь синагоге, но не главой ешивы, в которой смешивают изучение святого с несвятым». Непреклонная решимость и правдивость, которые буквально излучал наш учитель при произнесении этих слов, сделали свое дело, и члены Комитета уступили его желанию основать «ешиву чистой Торы».

Сегодня мы ясно видим, что твердость и бескомпромиссность рава Аарона Котлера принесли свои плоды. Перед нами высится здание святой ешивы «Лейквуд», в которой учатся примерно 3000 учеников [сегодня уже гораздо больше]. Существует еще множество ешив, основанных его учениками, и учеба в них построена по образцу ешив в Европе и в Земле Израиля, без всяких изменений.

Насколько он был предан основанной им ешиве, просто трудно описать. Половину недели он был занят сбором денег для покрытия ее расходов, а во вторую половину недели он находился в ней днем и ночью. Поскольку рабанит проживала в Боро Парке, его местожительством была ешива.

Суббота в «Лейквуде»

Однажды наш учитель пригласил меня на Субботу в ешиву. Пока мы ехали, он попросил меня прервать нашу беседу примерно на час, чтобы он мог подготовить урок, который будет давать в субботнюю ночь. По окончании этого времени он обратился ко мне и сказал: «У меня есть правило: изложить перед кем-нибудь содержание предстоящего урока, прежде чем говорить перед публикой. Прошу Вас выслушать мой урок». Я сказал ему, что не подхожу для этого, поскольку вот уже на протяжении нескольких месяцев, прошедших после моего приезда в США, я почти не открывал Гемару, а главное – я не на той ступени, чтобы постичь глубокий смысл слов рава Котлера, и от изложения урока передо мной не будет пользы.

Рав Аарон, по своему обыкновению, не уступил. Я сдался и попросил, чтобы он говорил медленно (как известно, он говорил очень быстро), и он принял мою просьбу. И тут, как будто чудом, голова моя прояснилась – так, что я мог воспринимать его чудесные объяснения. Я смог понять этот урок и даже отреагировать на сказанное, как он просил.

В ту святую Субботу рав Котлер участвовал во всех трех трапезах вместе с молодыми учениками. Как я потом узнал, он делал так каждую субботу. Когда об этом его обычае услышал гаон рав Яаков Каменецкий, он сказал так: «Рав Аарон ест вместе с молодыми учениками, как обычный человек? Возможно ли такое? Ведь он – ангел!»

На страже: какой должна быть настоящая ешива

За несколько дней до смерти нашего учителя один из родных пришел в больницу навестить его. Когда рав Аарон спросил его о причинах его приезда в Соединенные Штаты, тот ответил: «Я приехал, чтобы быть преподавателем в ешиве». Рав Аарон тут же сказал ему: «Сделайте мне одолжение – не называйте это “ешивой” (речь шла об американской ешиве с изучением предметов по программе общеобразовательной школы)!» Он настолько нетерпимо относился к искажению сути ешивы, что даже во время болезни попросил именно о том одолжении, о котором здесь сказано, и ни о каком другом.

Наш учитель был категорически против учреждения, называемого «Ешива Юниверсити», и требовал от всех имевших к тому отношение опускать в этом названии слово «ешива». Его нога туда не ступала, и он категорически запрещал своим ученикам изучение предметов, не относящихся к Торе. Этот принцип был настолько важен для него, что он даже был готов к тому, чтобы желающие изучать эти предметы оставляли учебу в его ешиве.

Его влияние на раввинов Америки

Одной из величайших задач для рава Аарона Котлера было оказать влияние на «Агудат а-Рабаним» [Объединение раввинов]. В то время в Соединенных Штатах были две организации раввинов: «Истадрут а-Рабаним», в которой состояли «современные раввины» и ученики «Ешивы Юниверсити», и «Агудат а-Рабаним», в которой в основном были представлены раввины из Европы. Но и у них, учившихся в ешивах Европы, не было достаточно смелости, чтобы влиять на членов их общин и поднимать их. Эти раввины не поднимали духовный уровень своих общин, а приспосабливались сами, чтобы снискать расположение членов общины. Нашему учителю было очень больно, что люди, которых он знал как важных раввинов в Европе, здесь, в Америке, потеряли свой «стержень» и шли на компромиссы в таких вопросах, в которых компромиссы недопустимы.

Приехав в Америку в первый раз в 5708 (1948) году, я спросил у нашего учителя, на какой эхшер [свидетельство о кошерности продуктов питания] здесь, в США, можно полагаться. Он ответил, что, к сожалению, нельзя полагаться на эхшеры, даваемые раввинами. Я спросил: а как обстоит дело с рестораном, кошерным ле-меадрин [особо кошерный]? Рав Аарон ответил мне таким рассказом. Раввин из Литвы приехал в Галицию и услышал, что больших знатоков Торы там называют «а-гаон а-амити» – «истинный гаон». Он сказал: «Я не понимаю: почему называть их “гаон” у вас недостаточно? Следует полагать, что “гаоном” у вас можно называть и того, кто таковым не является, и потому приходится прибавлять “истинный”… И если так, то как я могу быть уверен, что прибавка ”истинный” – правдива, если само звание “гаон” не правдиво?» И наш учитель закончил так: «На самом деле было бы достаточно, если бы ресторан был просто кошерным. Но поскольку известно в Америке, что общество сомневается в том, что “просто кошерное” действительно кошерно, добавляют “ле-меадрин”. Однако, поскольку нельзя полагаться на то, что “кошерное” кошерно, нельзя полагаться также и на “кошерное ле-меадрин”».

Перевод – рав П. Перлов


http://www.beerot.ru/?p=22656