Рав Аарон Котлер

Дата: | Автор материала: Рав Арье Кац

1639

«И сказал Всевышний Аарону: иди навстречу Моше в пустыню. И пошел он, и встретил его у горы Б-жьей, и поцеловал его» (Шмот, 4:27).

Для всех очевидно, что для того, чтобы вырастить нечто – нужна подходящая почва и уход. Невозможно вырастить цветущий сад в безжизненной пустыне. И даже если взять проросшие и сильные растения и пересадить их в неблагоприятную среду – разве есть гарантия того, что они приживутся и будут плодоносить?

Уникальное свойство святой Торы состоит в том, что это «древо жизни» способно прорасти и прижиться даже в самых страшных и неблагоприятных условиях. Но само по себе это не происходит: как правило, находится несколько человек, чья праведность и величие в Торе несомненны. Они приносят свет Творца в новое место, разжигая мощный огонь святости. Именно такие люди стояли у истоков зарождения еврейской жизни в Америке – в месте, которое мало походило на Литву и Польшу с их многовековыми общинами, возглавляемыми великими мудрецами Торы.

Одним из тех, с кем неразрывно связано зарождение (а фактически – возрождение на новом месте) еврейской жизни в Америке, был великий мудрец Торы, непревзойденный глава ешивы и наставник, – рав Аарон Котлер.

Он родился в небольшом местечке Свислочь (ныне – на границе Польши и Беларуси) в 5651 (1891) году. Осиротев в возрасте 10 лет, рав Аарон воспитывался в доме дяди – рава Ицхака Пинеса, даяна в раввинском суде в Минске. С самого детства рав Аарон проявлял замечательные способности к изучению Торы. К десяти годам он знал ТаНаХ наизусть и имел незаурядное для своего возраста понимание Талмуда. В возрасте 10 лет он начинает учебу в ешиве великого мудреца Торы рава Залмана-Сендера Шапиро в местечке Кринки. В 13 лет рав Аарон попадает в великую ешиву Слободка, где обучается у величайших наставников того поколения – рава Носона-Цви Финкеля (Саба из Слободки) и рава Моше Мордехая Эпштейна. Кроме того, некоторое время он посещает уроки другого великого мудреца – рава Баруха Бера Лейбовича.

Юный, но необычайно одаренный ученик быстро завоевывает прозвище «илуй из Свислочи».

Однажды, уже в Америке, его спросили: «Почему вы так стремитесь открыть ешиву? Неужели нет никакого другого способа поддержать общину?» Рав Аарон ответил: «Основная цель ешивы не в том, чтобы воспитать новых раввинов или преподавателей. Ешива призвана воспитывать настоящих бней Тора, которые не просто разбираются в фундаментальных основах еврейского закона, но дышат и живут им. Для них Тора – сама жизнь. Ешива – уникальное хранилище нашей традиции, которое обеспечивает будущее всего народа Израиля!»

Очень скоро слава о молодом мудреце Торы разнеслась по всему Литовскому краю. Великий рав Хаим Соловейчик из Бриска, с которым раву Аарону довелось встретиться, будучи совсем юным учеником ешивы Слободка, заметил, что «когда-нибудь полмира будет держаться на плечах этого юноши».

По многочисленным воспоминаниям, рав Аарон в молодости не упускал ни одной свободной минуты – постоянно учился. В зрелые годы, когда на него лег груз обязанностей руководителя общины и ешивы, он не изменил себе – ни одна минута не должна быть потеряна. Однажды рав Аарон предпринял поездку в Англию, где его пригласили посетить ешиву в Гейтсхеде. Ученики и преподаватели ешивы пришли на железнодорожный вокзал, чтобы встретить великого мудреца. Выйдя из вагона, рав Аарон не дал опомниться группе встречающих – он немедленно задал вопрос о том, что сейчас учат в ешиве. Получив ответ, он сразу начал оживленное обсуждение одного интересного места в изучаемом трактате Талмуда. Никакие личные почести его не интересовали – раз уж ученики и преподаватели пришли его встречать, то почему бы не воспользоваться моментом и не обсудить с ними что-нибудь из Гемары?

Если его приглашали на свадьбу, то он непременно приходил: сначала его видели с одним раввином, с которым они обсуждали выступление на важном съезде. Через пять минут он уже обсуждал с директором местной школы, кого взять на пост преподавателя. Еще через некоторое время, уже с третьим собеседником, он отвечал на заданный алахический вопрос. Сразу после хупы его видели в комнате, в которой он с несколькими видными деятелями общины обсуждал детали предстоящего важного мероприятия… Он не упускал ни одной минуты, а его ответы были краткими и исчерпывающими.

После женитьбы на дочери великого рава Исера-Залмана Мельцера, главы ешивы «Эц Хаим», рав Аарон переезжает в Слуцк и начинает преподавать в ешиве тестя.

Революция в России и Первая мировая война внесли свои страшные коррективы в еврейскую жизнь. Великая ешива «Эц Хаим» становится объектом нападок большевиков. Под тяжелым давлением рав Аарон с большой группой учеников вынужден тайно перебраться на территорию, подконтрольную Польше, и ешива вновь открывается в городке Слуцк. Попав в Польшу, рав Аарон с его огромным авторитетом становится самым младшим (по возрасту, но никак не по величию в Торе) членом Совета великих мудрецов Торы организации «Агудат Исраэль». Величайшие мудрецы Торы того поколения увидели в раве Аароне не только блистательного преподавателя и главу ешивы, но и уникального и очень деятельного руководителя общины. Страшная Катастрофа уже была на горизонте, когда рав Хаим Озер Гродзенский сказал раву Эльханану Вассерману, что именно рав Котлер будет возрождать еврейство Торы в Америке.

Уже будучи главой ешивы в Лейквуде, рав Аарон планировал путешествие в Землю Израиля. Об этих планах узнали и ученики ешивы, которые непременно захотели проводить любимого наставника. Однако сам рав Аарон, узнав в свою очередь об этой инициативе, не был от нее в восторге. Изучение Торы не должно прерываться на его проводы.

Тем не менее, ученики не отказались от своего замысла и предприняли одно неординарное и решительное действие: они отправились с вопросом к великому мудрецу Торы и законоучителю раву Моше Файнштейну. Рав Моше (чье собственное постоянство в изучении Торе было уникальным) вынес решение, разрешающее ученикам провожать главу ешивы, сказав, что выражение почестей раву Аарону подобно выражению почестей свитку Торы.

С началом Второй мировой войны рав Аарон и его ученики бегут в тогда еще независимую Литву – в Вильно. Однако очень скоро и туда добираются нацистские орды, и рав Аарон предпринимает далекое и опасное путешествие через охваченную войной Советскую Россию – в Китай.

В ходе того путешествия раву Аарону и сопровождавшим его ученикам частенько приходилось останавливаться на ночлег в местах, в которых речь не шла даже о минимальном комфорте. И, тем не менее, невзирая на обстоятельства, он не только продолжал учиться, но и записывал собственные открытия в Торе.

Один из учеников вспоминал, как однажды им довелось остановиться в комнате, в которой из мебели было лишь некое подобие кровати. Ученик выбежал, чтобы найти для наставника хотя бы стул. Вернувшись, он обнаружил рава Аарона сидящим на той импровизированной кровати и невозмутимо записывавшим очередной хидуш. В свое время рав Исер-Залман Мельцер сказал, что рав Аарон способен учиться даже сидя на лезвии ножа.

Рав Арон Котлер прибыл в Америку, когда страшная война только набирала обороты – в 1941 году. Важнейшей задачей, за которую он взялся, было спасение европейских евреев из огня Катастрофы. Рав Аарон становится одним из активнейших участников Комитета спасения – небольшой группы лидеров еврейства Америки, которые полностью осознавали весь кошмар, творившийся с нашим народом в Европе, и предпринимали меры по спасению.

Однажды в Комитет по спасению пришла информация о том, что небольшая группа евреев попала в тяжелое положение в Италии. Они связались с одним влиятельным человеком, который обеспечил их документами. Однако этот человек сам попал под подозрение властей, и евреев ждала незавидная участь – власти фашистской Италии были готовы их отправить назад в Польшу, что было равноценно смертному приговору.

Комитет собрался на срочное совещание, на котором было решено, что единственная возможность спасти людей – установить контакт с итальянской мафией, и попросить у нее помощи. Такой контакт были установлен, и была назначена встреча с одним влиятельным руководителем этой более чем сомнительной «организации».

На встречу прибыли рав Аарон Котлер, рав Авраам Яфен и директор Комитета рав Шломо Шапиро. Говорить должен был рав Аарон – его особая мягкая манера речи очень располагала к нему людей. А в силу того, что рав Аарон не знал английского, рав Шапиро должен был его переводить.

Рав Аарон начал говорить на идиш, а рав Шломо синхронно переводил его, пока мафиози не прервал его: «Я хочу слышать голос этого старика».

Рав Аарон продолжил рассказывать на идиш историю небольшой группы евреев, попавших в западню в Италии. В конце он попросил мафиози о помощи. После того, как он закончил, итальянец снова обратился к раву Шломо: «Коротко переведи мне то, что он сказал».

После того, как рав Шломо передал просьбу, мафиози неожиданно спросил: «Вы хотите, чтобы они прибыли сюда самолетом или кораблем?»

Рав Шломо перевел вопрос раву Аарону, а тот на идиш ответил, что единственной его просьбой было, чтобы эти евреи остались в живых и прибыли в Америку.

Услышав перевод ответа рава Котлера, мафиози сказал: «Эти люди будут здесь до пятницы». Взволнованный рав Шломо перевел это, а рав Аарон спросил на идиш, что итальянец хочет получить взамен. Рав Шапиро спросил мафиози, не нужны ли ему деньги за такую услугу. Но тот внезапно ответил: «Я не желаю денег. Мне нужно благословение этого мудреца».

Благословить бандита и негодяя? Однако у рава Аарона не было выбора – на кону стояли жизни евреев, и он согласился. Он благословил мафиози: «Когда придет твое время, ты умрешь в собственной кровати». Итальянец был вне себя от восторга: его род занятий редко подразумевал подобный конец.

Та группа евреев была спасена, а мафиози умер от сердечного приступа в своей кровати, перевалив восьмидесятилетний рубеж.

В разгар войны в 1943 году рав Аарон совершает одно из величайших своих дел. В небольшом тихом городке Лейквуд он открывает ешиву «Бейт Мидраш Гавоа». Это была ешива, созданная по образцу довоенных ешив Литвы и Польши. Она стала одним из краеугольных камней возрождения еврейства Торы в Америке, мостом между поколениями. Многие и по сей день называют рава Аарона – рош ешива, глава ешивы, имея в виду именно Лейквудскую ешиву, и тот неоценимый вклад, который она внесла в еврейскую жизнь Америки.

Помимо ешивы, рав Аарон был одним из создателей независимой системы образования – Хинух Ацмаи, действовавшей в Земле Израиля. Это была сеть учебных учреждений, построенных на принципах Торы – необходимое условие для возрождения настоящей еврейской жизни. Недаром великий Рав из Бриска, рав Ицхак-Зеев Соловейчик заметил после войны, что Всевышний оказал еврейскому народу в час страшной беды великую милость – сохранил рава Аарона Котлера.

ר_אהרן_קוטלר_נואם_בכנס_של_החינוך_העצמאי

Вся общинная деятельность рава Котлера была по сути дела продолжением его Торы. Рав Аарон говорил, что Тора выше времени и пространства, и тот факт, что ему приходится действовать в такой духовной пустыне, какой являлась Америка, не является причиной для каких-либо изменений. Тора сохраняет свою целостность, она неподвластна обстоятельствам. Наоборот, рав Котлер видел свою задачу в том, чтобы подчинить американскую действительность Торе. Именно поэтому ешива должна непременно сохранить свой классический вид, а воспитание детей не должно быть подвержено никакому чуждому влиянию.

Когда в 5723 (1962) году светлая душа рава Аарона Котлера покинула этот мир, в ешиве «Лейквуд» обучалось 250 человек. На сегодняшний день в ешиве «Лейквуд» (которая имеет свои отделения в Земле Израиля) обучается более 5000 человек. Сама община Лейквуда, выросшая вокруг ешивы, содержит сеть более чем из 50 образовательных заведений (в основном – ешив), около сотни синагог, и насчитывает почти 50000 членов.

Известно, что при жизни рава Аарона многие его подходы к общинной и политической жизни были объектами жесткой критики. Причем исходила она из мира Торы – от одного из величайших мудрецов в послевоенной Америке, рава Йоэля Тейтельбойма, адмора из Сатмара. Временами непосвященному казалось, что между великими мудрецами идет непримиримая вражда по поводу того, как строить еврейскую жизнь.

Когда рав Аарон умер, неожиданно для многих, Ребе из Сатмара пришел на церемонию прощания, чтобы сказать эспед. Тот эспед запомнился многим – адмор из Сатмара рыдал, и казалось, что он оплакивает не великого мудреца Торы, а собственного сына. Он не просто возвеличивал заслуги рава Аарона, но говорил, что тот, подобно Аарону-коэну, не изменил ни единого слова Всевышнего, и таким образом признал правоту рава Аарона и его путь в Торе. Сатмарский Ребе, критиковавший подходы рава Котлера, не мог идти против истины, и полностью признал их соответствие Торе, хотя не был с ними согласен. Он еще больше раскрыл величие рава Аарона и собственными словами подтвердил великую праведность и чистоту его поступков, подлинное величие которых мы можем оценить только сейчас, спустя годы после смерти рава Котлера.


http://www.beerot.ru/?p=21663