Уход мудрецов: памяти рава Илеля Закса

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

1606

Совсем недавно ушел из жизни гаон рав Илель Закс, благословенна память о праведнике, глава ешивы «Кнессет а-Гдола» в Кирьят Сефере, в прошлом – один из руководителей великой ешивы Хеврон.

Он родился 85 лет назад в Радине. Его отцом был рав Менахем Мендел Закс, а матерью – рабанит Фейга, дочь Хафец Хаима. Рав Илель родился еще при жизни своего великого деда – Хафец Хаима. Рассказывают, что Хафец Хаим предупредил свою дочь, что ее сын станет великим мудрецом и праведником, и дал ей подробные наставления, как растить и воспитывать его. Можно с уверенностью сказать, что маленький Илель удостоился и молитв деда. Когда раву Илелю было 8 лет, Красная Армия вторглась в Польшу, и семья бежала в Литву. Через некоторое время, после получения американских виз, Заксы едут через весь Советский Союз в Японию, а оттуда – в США.

Величие в Торе рава Илеля Закса было очевидно уже с юных лет. Он начинает свое восхождение к вершинам мудрости в ешиве рава Моше Файнштейна «Месивта Тиферет Иерушалаим», а позднее – под руководством рава Реувена Грозовского в ешиве «Тора ве-Даат». После того, как рав Аарон Котлер открывает ешиву в Лейквуде, рав Илель (который долгое время жил с великим равом Аароном в одном доме) переходит туда. Близость к раву Котлеру, возможность впитывать мудрость главы поколения, поднимают рава Илеля на большую духовную высоту. Он учится в хавруте с равом Шнеуром Котлером (сыном рава Аарона, сменившим его на посту главы ешивы) и равом Шмуэлем Каменецким.

Рав Аарон Котлер организует своему ученику шидух с дочерью главы ешивы Хеврон, рава Моше Хеврони. Через некоторое время после свадьбы молодая пара переезжает в Землю Израиля и поселяется в Иерусалимском районе Геула, недалеко от здания ешивы Хеврон, которую рав Закс впоследствии возглавит (вместе с равом Симхой Зиселом Бройде и равом Авраамом Фарбштейном). В 5756 (1996) году рав Илель открывает собственную ешиву «Кнессет а-Гдола» в городе Торы – Кирьят Сефере.

Рав Илель Закс был не только выдающимся мудрецом Торы, но и человеком уникальных душевных качеств. Он был открыт для своих учеников, щедро даря им жемчужины Торы, воспринятые в доме своего великого деда – Хафец Хаима. При этом он был очень скромным человеком, несмотря на близость к величайшим мудрецам поколения.

Чтобы попытаться немного показать то величие Торы, которое мы, весь народ Израиля, потеряли, придется сделать несколько предисловий.

Во Франции жил большой мудрец Торы – рав Хаим Ицхак Хайкин, который организовал мир Торы в стране, был главой ешивы «Хохмей Царфат» в Экс-ла-Бен. О раве Хайкине говорили, что тот, кто находится у него дома, как будто находился в доме у самого Хафец Хаима. Дело в том, что до того, как уехать во Францию, он успел поучиться в ешиве Хафец Хаима в Радине. У Хафец Хаима было много учеников – настолько много, что и мы с вами в какой-то степени являемся его учениками, и не зря про него говорят рабан шель коль бней а-гола – наставник всего еврейского народа. Думается, сегодня нет ни одной праведной еврейской общины – литовской, хасидской или сефардской – где занимаются серьезно Торой и при этом не изучают его книги, такие как, например, «Мишна Брура», «Хафец Хаим» и другие. Однако рав Хайкин учился у Хафец Хаима в ешиве, что несравнимо выше!

Сам Хафец Хаим жил очень долго. Ему пришлось пережить смерть двух своих жен, и в третий раз он женился, когда ему было за семьдесят, на молодой женщине, которой было тридцать пять лет. На примере Хафец Хаима мы видим, как исполнилось сказанное в Коэлет: «В молодости сей семя свое, и делай то же самое в старости, потому что не знаешь, какое из них будет хорошее». Огромная трагедия в жизни Хафец Хаима была в том, что, насколько нам известно, потомство от первых двух его браков не пошло по пути отца (речь идет о внуках), и неизвестно, остались ли среди потомков этих его детей кашерные евреи. Все его кашерное потомство, все те дети, внуки, правнуки, которые бы радовали его, произошли именно от его последнего брака. Они родились, когда ему уже было за семьдесят! Самая младшая дочь Хафец Хаима вышла замуж за большого мудреца Торы рава Менделя Закса, который со временем стал главой ешивы Хафец Хаима в Радине.

Нет сомнения в том, что Хафец Хаим знал и видел то, что происходит с его внуками от предыдущих браков. Несомненно, он молился за их благополучие, но, безусловно, с большей каваной он молился о том, чтобы его дети от последнего брака и их потомство пошли по путям Торы, и не свернули с них – и при его жизни, и тем более после его ухода, когда не будет деда, который сможет наставить их на верный путь. (Напомним себе еще раз о великой силе нашей с вами молитвы – о детях, о внуках, даже о правнуках – обо всех последующих поколениях… Эти молитвы будут сопровождать и спасать наше потомство даже тогда, когда мы сами уже никак и ничем не сможем им помочь, как сказал великий Хазон Иш: дети углубляются в Тору и обретают большие способности к постижению – в силу слез бабушек.)

Много лет назад я слышал интересные слова от рава Пинкуса. В книге Шмуэля описывается история рождения пророка. Его мать, Хана, была величайшей пророчицей, а ее молитва, приведенная в книге Шмуэля, стала для всех нас каноном того, как следует молиться. Талмуд в трактате Брахот говорит: «Сколько алахот мы учим из молитвы Ханы!» В той же Гемаре Брахот есть место, где рассказывается о том, как после долгих лет страданий и молитв Хана получает благословение Первосвященника Эли и удостаивается сына, Шмуэля. Как и было ею обещано, через какое-то время она приводит его к великому праведнику, Первосвященнику Эли, чтобы он его наставлял, воспитывал и растил в служении Творцу. Маленький Шмуэль, еще до того, как он попадает в Дом учения, нарушает строжайший запрет: дает указания в алахе в присутствии Эли. Это – нарушение море алаха лифней рабо, и за это полагается жестокое наказание – «смерть от рук Небес» за пренебрежение учителем. Наш великий учитель рав Эльяшив писал о сказанном в Гемаре, что Хана умоляла Эли простить сына: казалось бы, почему надо было так молить о прощении, неужели непонятно, что мальчик еще маленький, и простить его можно просто так? Рав Эльяшив отвечает, что, как известно, Шмуэль был потомком Кораха. Корах видел в пророчестве большое и великое потомство, поэтому подумал, что ему принадлежит первосвященничество. Как пишет Раши в комментарии на Хумаш, Корах не знал лишь одного: потомство будет у его сыновей, которые сделают тшуву, и в силу раскаяния удостоятся продолжения рода. Эли опасался, что такая беспрецедентная наглость – мальчик дает псак алаха в присутствии первосвященника, который обладал святым духом постижения, руах а-кодеш – это признак «будущего Кораха». Эли пообещал Хане, что ее сын Шмуэль будет наказан тем, что уйдет из этого мира, но пусть она не отчаивается – он даст (обещает) ей другого сына! (Не стоит забывать о том, на каком высоком уровне пророчества находился Эли, и поэтому его обещание было вполне реальным, ведь и Шмуэля Хана удостоилась его обещанием) Хана ответила ему так: эль а наар а-зе итпалалти – именно об этом юноше я молилась! Объясняет рав Пинкус, что все годы горячих молитв Ханы осуществились в Шмуэле, и никакой другой сын не мог стать ему заменой! Можно объяснить, что Эли был убежден именно молитвой Ханы. Он точно знал, с какой каваной и как искренне молилась она Всевышнему, и понимал, что такая молитва еврейской матери не могла остаться без ответа. Всевышний отвечает на наши молитвы только для добра, а не для зла, и если Хана так молилась о праведнике, то он никак не может вырасти во второго Кораха!

Возвращаясь к рассказу о Хафец Хаиме, о его потомках от третьего брака и, в частности, о семье Закс – о них (и лично о раве Илеле Заксе) с полной уверенностью можно сказать то же, что Хана говорила о своем сыне Шмуэле: эль а-наар а-зе итпалалти.

Мы упомянули выше о том, что говорили о доме главы ешивы «Хохмей Царфат» рава Хайкина, что это – как будто находиться в доме у Хафец Хаима. Представьте себе человека, который вырос в доме Хафец Хаима… Отец рава Закса был главой ешивы в Радине (семья изначально жила на втором этаже дома Хафец Хаима), и рав Илель Закс, который, будучи младенцем, видел Хафец Хаима только первые два года жизни, сохранил влияние праведника на всю свою жизнь. И, кроме этого, он вырос у бабушки и родителей, которые впитали в себя то, что впитали в себя все домочадцы Хафец Хаима… В Торе есть выражение гадоль шимуша йотер ми-лимуда – буквально, «обслуживание мудрецов Торы имеет большее значение, чем учеба у них». Имеется в виду, что, когда человек находится в близком контакте с мудрецами Торы, он учится от них многому: тому, как они живут, а не только тому, что они говорят. Видится, что после ухода Хафец Хаима из жизни, его семья продолжала жить так же, как и при его жизни: оставалась его вдова, дочери, его великий зять – рав Мендель Закс, глава ешивы, а это совсем не простой статус!

Безусловно, нет заслуги рава Илеля Закса в том, что он родился в доме Хафец Хаима. Но то, что он впитал в себя наследие Торы и духа Хафец Хаима, передал его тысячам учеников – это заслуга рава Закса.

После того, как рав Илель Закс поселился в Иерусалиме в районе Геула, его пригласили быть одним из наставников в ешиве Хеврон. Ешива Хеврон – величайшее основание на Святой земле нашего учителя Сабы из Слободки, одна из трех лучших и известнейших ешив во всем еврейском мире на Святой Земле: Поневеж, Мир, Хеврон. Появление рава Илеля Закса в бейт мидраше ешивы Хеврон буквально озаряло всех светом Торы – при том, что там находились и другие большие мудрецы Торы.

Известно, что около двадцати лет тому назад рав Илель Закс фактически ушел из ешивы Хеврон и организовал новую ешиву в городе Торы – Кирьят Сефере. Бывает и такое, что когда в ешиве есть несколько духовных лидеров, то время от времени возникают трения, причем инициаторами таких трений не обязательно выступают реальные лидеры, большие духовно люди, а только лишь их ученики… В свое время в Радине был великий машгиах, рав Йерухам Лейвович, который был уникальной личностью. Не стоит сравнивать его с Хафец Хаимом, но по силе влияния на учеников он мог конкурировать и с ним. Ученики в ешиве как будто разделились на две партии – при том, что сам рав Йерухам считал себя абсолютным нулем перед Хафец Хаимом, а Хафец Хаим оказывал ему уважение, как это подобает большому мудрецу Торы и машгиаху ешивы. Между ними не было никакого личного трения. Однако когда есть два великих человека, то разное влияние спускается «вниз» и может привести к раздорам и непониманию среди менее просвещенных учеников.

Чтобы, не дай Б-г, не допустить раздоров, махлокета, Хафец Хаим обращается к раву Йерухаму Лейвовичу с личной просьбой – оставить ешиву. Как сказано в Мишлей, «лучше есть хлеб без приправы в покое, чем дом, полный яствами и раздором». Очень важным для Хафец Хаима было, чтобы в его ешиве не было никаких раздоров – не потому, что рав Йерухам мог быть в этом виноват, ни в коем случае – просто он понимал, что реально ученики не смогут с этим справиться!

Рав Йерухам послушался совета Хафец Хаима и удостоился величия: он вернулся машгиахом в ешиву Мир, и стал тем человеком, через которого была передана Тора следующему поколению. Он воспитал всех лидеров, глав и величайших учеников ешивы Мир, которые принесли всю Тору от поколения «до Катастрофы» поколению «после Катастрофы»: рав Хаим Шмулевич, рав Арье-Лейб Малин, рав Шломо Вольбе, рав Йехезкель Левинштейн, рав Давид Поварский и многих других.

Насколько это может быть нам понятно, есть причина, по которой рав Илель Закс оставил ешиву Хеврон, место, где он был одной из центральных фигур среди преподавателей. Он был очень любим учениками, пользовался большим уважением, имел на них влияние, и большая часть его учеников выросли в настоящих мудрецов Торы. Со многими из них я лично знаком… Рав Илель Закс оставляет все это и основывает новую ешиву, идя по стопам своего деда – главным для него является отсутствие махлокета, избежать любые разногласия в ешиве! Я слышал и такое мнение: рав Закс проиграл! Он ушел и основал новую ешиву, но у него не получилось создать ешиву на уровне ешивы Хеврон! Он, конечно, глава ешивы теперь, ешива неплохая, но до Хеврона ей далеко… Позволю себе высказать свою точку зрения. Я довольно хорошо знаю мир ешив и точно могу сказать, что часто успех ешивы строится вовсе не только на тех людях, которые ими руководят. Многие великие успехи современной ешивы Хеврон – это заслуга и рава Илеля Закса! Заслуга эта, прежде всего, в том, что он убрал махлокет из ешивы, и, в частности, поэтому она действительно расцвела!

В последний Шаббат перед уходом из нашего мира, вместо обычного глубокого урока, рав Илель сказал всего несколько слов: «Все, чему я обучал вас, я получил от моего отца, а он получил это от Хафец Хаима».

Рав Илель Закс был тем, кто передал Тору своего великого деда, своих великих учителей, тысячам учеников. Его дом всегда был полон учениками, был местом хеседа и благодеяния. Как высказался один из его учеников, рав Йехезкель Френкель: «Его дом в Иерусалиме на Шаббат и в праздники всегда был полон нищих, обездоленных, убогих». В раве Заксе, как и в его великом деде, исполнились слова Илеля: «Будь учеником Аарона, люби мир, гонись за миром, люби людей и приближай их к Торе».

Подготовила А. Швальб


http://www.beerot.ru/?p=11259