Рав Йекутиэль Йеуда Альберштам — продолжение

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

711
адмор из цанз-клойзенбурга

Глава 3. Путями мудрости

Еврей – хотя и не грешил…

На встрече с главой правительства Бен-Гурионом адмор говорил о страшной ненависти светских к евреям, соблюдающим Тору.

Среди прочего наш учитель сказал ему следующее: «Вы пришли ко мне с утверждением “еврей, несмотря на то, что он грешил, – все равно еврей” (Санедрин, 44а); я согласен, что утверждение это верное. Все – евреи, все без исключения [грешные и праведные]. Но что вы можете сказать мне в ответ, если я заявлю, что тем более – “еврей, несмотря на то, что он не грешил, – все равно еврей”? И если это так, то почему же ваши люди так ненавидят харедим

Итоги еврейской истории

На встрече с другим главой правительства, Леви Эшколем, адмор сказал: «Мудрость жизни основывается на трех вещах: на опыте истории, на математическом расчете и на уроках и выводах, извлекаемых из первых двух. Давайте вместе подведем итоги истории еврейского народа на основе этих трех вещей.

Примерно тысячу девятьсот лет назад мы ушли в изгнание из своей земли. Руководство народом на протяжении всей эпохи изгнания было отдано в руки мудрецов Торы, – и народ Израиля выжил и уцелел.

Примерно шестьдесят лет назад руководство захватили люди нерелигиозные, восставшие против нашей святой Торы. Подведем итог этим годам. Шесть миллионов евреев были истреблены нацистами, да будут прокляты имена злодеев; три миллиона находятся на грани духовного уничтожения в Советской России; около шести миллионов евреев в Америке подвергаются опасности ассимиляции и полного исчезновения; примерно у миллиона евреев в арабских странах жизнь висит на волоске, – в то время как полтора миллиона евреев в Земле Израиля [эта беседа происходила около шестидесяти лет назад], как мы оба с Вами знаем, находятся… как будто в Варшавском гетто, – правда, с некоторым количеством оружия в руках.

Вот, господин Эшколь, перед Вами исторический обзор и математический расчет, из которых нам надлежит сделать выводы. Что касается лично меня – я полагаюсь на Властелина мира и на заслугу Святой Земли, которая нам поможет. Но мой разум не позволяет мне понять, на что полагаетесь вы – Вы и ваши единомышленники?»

Ребе закончил говорить, а его собеседник сидел безмолвно, со слезами на глазах…

Отец один у всех нас

В одно из посещений Соединенных Штатов наш учитель сказал, что если мы желаем помочь еврейству Торы в Земле Израиля, борющемуся против нерелигиозных властей, то нужно обеспечить для этого всестороннее сотрудничество всех без исключения частей общества харедим.

Один из присутствующих спросил: «Но ведь мы – это два мира, хасиды и евреи литовского направления; как же мы сможем сотрудничать?»

Ответил ему наш раби: «На этом континенте [в Соединенных Штатах] сорок девять штатов. У каждого – своя конституция и обычаи. То, что разрешается в одном, запрещено в другом, и наоборот. Тем не менее между ними было найдено что-то общее – один язык и одна цель, и благодаря этому существуют Соединенные Штаты Америки – величайшая в мире держава.

И я спрашиваю, неужели из-за того, что мы [хасиды] говорим в Кадише слова ве-Яцмах Пуркане – «И взрастит спасение», а вы не говорите, – мы не можем объединиться?! Ведь у всех нас один Отец, Отец на небесах, и все мы – дети Б-га живого!»

Глава 4. В дни гнева

Нет нужды тратить еще и еще слова, описывая тяготы и страдания, выпавшие на долю нашего учителя в страшные годы под властью нацистских извергов.

Когда он терпел издевательства от них, когда они топтали его ногами, его уста шептали: «Праведен Он, Г-сподь, ибо [велениям] уст Его я противился…» или: «Да будет воля Твоя, чтобы смерть моя была мне искуплением», – и также слышали временами, как он шепчет: «За то, что не служил ты Г-споду, Б-гу твоему, в радости» (Дварим, 28:47).

По прошествии лет в своем публичном выступлении он воздал хвалу и благодарение Всевышнему, оберегавшему его в годы гнева и хранившему его, чтобы не осквернил себя едой, в которой есть даже подозрение на запрет. Следует отметить, что с прибытием в Освенцим он объявил для всех евреев, что, согласно Торе, они обязаны беречь свои силы и есть все, что им дают. Он говорил им так: «Поскольку в намерение врага входит уничтожить также тело еврея, а не только душу, и он не оставляет нам никакого выбора, позволяющего ускользнуть от его приговора, заповедь для нас – делать обратное тому, что задумано им… Сейчас не время воздерживаться от еды и подвергать опасности свою жизнь». Но все это относилось к другим заключенным – им адмор дал указание облегчать в отношении еды. Но для самого себя он принял решение не брать в рот ничего запретного.

«Отныне буду говорить: «Ты избрал нас» с особым душевным настроем»

Далее приведем отрывок из воспоминаний нашего учителя («Минхат Йеуда ве-Йерушалаим», стр. 256).

«В страшные дни власти нацистских извергов, да сотрутся их имена, я был послан в гетто Варшавы на изнурительные работы “с глиной и кирпичами” [намек на рабский труд наших предков в Египте]. В один из дней, когда мы стояли на крыше дома, полил вдруг сильнейший дождь, – но те злодеи, нисколько не считаясь с этим, продолжали торопить нас закончить нашу обычную дневную норму, – и это уже выходило за рамки человеческого терпения. Один из несчастных, знавший меня, обратился ко мне и закричал: “Ну что, ты и дальше будешь говорить: “Ты [Всевышний] избрал нас” [слова из праздничной молитвы и Кидуша] и радоваться тому, что принадлежишь к ам сгула [народ – сокровище Всевышнего]?”

Я тут же ответил ему, что, действительно, до сих пор не говорил этих слов с должным душевным настроем, но отныне, когда буду говорить: “Ты избрал нас из всех народов”, буду сосредотачиваться лучше, – и возрадуюсь, и возликую в сердце моем без меры и границ! В ответ на его удивление я объяснил ему, что, несомненно, если бы мы не были избранными, то я и сам бы превратился в изверга… Лучше мне оставаться в том положении, в котором я сейчас, чем быть одним из них, не дай Б-г, – и потому хорош мой удел!»

Дух его не сломлен

Есть нечто непостижимое человеческим разумом. У каждого, кто пережил ужасы Катастрофы, остались после нее раны и шрамы – убыло от духа человека половина, или треть, или четверть. Почти не встречали мы того, кто вышел бы из Катастрофы цельным телесно, и уж тем более – душевно. Однако с адмором, прошедшим все круги ада в те годы и потерявшим жену и одиннадцать детей, все это было не так. Не только дух его не был сломлен, – он возвратился во всей своей силе к святому служению: основал ешиву и многие учреждения Торы, восстановил общину своих хасидов, ободрял и поощрял самого себя и остаток спасшихся. Он начал все заново, с новой энергией, – как будто не случилось с ним ничего!

Если судья понял – на Небесах наверняка поймут

Рассказывает сын нашего учителя: «Я бессчетное множество раз слышал от моего отца и учителя, что даже ангелы небесные не смогут судить дела этого поколения, так как даже они, ангелы, не смогли бы устоять в таких испытаниях. Когда приведут на суд человека, прошедшего Катастрофу, встанут все члены Небесного суда и скажут, что его может судить только Б-г! Ибо лишь Он Один знает все испытания, которые прошел этот человек; лишь Он знает страдания каждого. И Г-сподь благословенный – Царь милостивый и милосердный, прощающий и извиняющий, – оправдает того человека в суде.

Еще я слышал от нашего учителя, адмора, что через несколько лет после войны, когда в Соединенных Штатах был организован суд над пособниками нацистов, был привлечен к суду еврей, который был в лагерях в должности “капо” [привилегированного заключенного-надзирателя]. Суд пригласил моего отца, адмора, выступить против него свидетелем, но отец не захотел. И даже когда ему прислали вторую повестку, в которой указывалось, что он обязан явиться в суд и свидетельствовать, он отказался.

Когда судье доложили, что речь идет об адморе, тот согласился приехать к нему и выслушать свидетельство на дому.

Он приехал и спросил адмора, действительно ли он не желает свидетельствовать. Адмор ответил ему так: “Послушайте, я объясню, почему я отказался предстать в роли свидетеля и до сих пор настаиваю на моем отказе. Тот, кто не был в лагере Освенцим и не жил в той атмосфере, не изведал переживаний и ощущений, с которыми связано пребывание в этом месте, где людей лишили человеческого облика, – тот не может вообразить и представить себе того, что творилось там. Тот, кто жил в свое удовольствие в тишине и покое в Америке, не прошел все ужасы войны и не испытал все это на себе, – не может судить этого человека, прошедшего настоящий ад. И потому я прошу освободить меня от свидетельства по данному делу”.

Судья ответил: “Раби, я понимаю Вас и освобождаю Вас от свидетельства”.

Этот ответ часто можно было услышать из уст адмора: “Если этот судья понял меня, то наверху, на Небесах, наверняка поймут”».

Письмо президенту Аргентины

Когда был схвачен главарь нацистских палачей Адольф Эйхман, гонитель евреев, много лет скрывавшийся в Аргентине и доставленный в Израиль [тайно, в результате дерзкой операции спецслужб] для суда, власти Аргентины потребовали возвратить его, поскольку убийца был схвачен на территории Аргентины и вывезен за ее пределы без согласия властей. Канцелярия главы правительства обратилась к нашему раби с просьбой послать письмо руководству Аргентины. Адмор написал прочувствованное письмо президенту Аргентины, в котором просил отказаться от этого требования. Считаю нужным привести его здесь:

«Господин Президент!

Как гражданин Соединенных Штатов Америки, живущий сейчас в Израиле, и как президент организации “Шерит а-Плейта” – “Остаток спасенный”, объединяющей выживших в Катастрофе европейского еврейства, я прошу Вашу Президентскую честь обратить свое сердце к следующим моим словам.

1. Я был раввином в Клойзенбурге, в Венгрии; оттуда нацисты забрали меня в лагерь смерти Освенцим (Аушвиц), где была уничтожена вся моя семья – жена и одиннадцать детей. Там была уничтожена вся семья моей жены, и там были преданы истреблению все семьи родных моих отца и матери – более тысячи человек. Я остался один, подвергался нечеловеческим мучениям в Освенциме, в Варшаве и в Дахау, и меня даже дважды расстреливали. Все это постигло нас стараниями уполномоченного по уничтожению еврейства Венгрии – Эйхмана.

2. В Торе Моше, которую дал нам Творец мира, и в святость которой мы все верим, сказано (Шмот, 21:14): «Если же кто-нибудь злонамеренно умертвит ближнего своего лукаво, то от жертвенника Моего возьми его на смерть». Нет в мире места более святого для Б-га, чем Храм, – и при всей этой святости сказано, что можно взять даже первосвященника во время его служения, если он совершил грех убийства, и устроить над ним суд. Все это – если тот убил одного, а здесь речь идет об убийце многих, об убийце наших семей, родителей наших и детей, стариков и молодых.

Что же касается Эйхмана, – при всем уважении к границам Вашей страны и ее суверенитету, не может быть претензия [по поводу их нарушения] большей, чем за Храм Б-га – Творца мира, и за жертвенник, от которого предписано забрать убийцу.

3. И до сих пор у меня, президента организации «Шерит а-Плейта», стоит перед глазами картина: женщины и дети, отцы и семейства, отнятые у нас жесточайшим образом рукой этого изверга Эйхмана. И если Высшее Провидение сделало так, что этот убийца оказался сегодня в Израиле, – прошу Вас, не создавайте причину для обиды и поношения памяти святых жертв, возвращая его отсюда.

Я уверен, господин Президент, что слова мои, выходящие из глубины страждущего сердца, войдут в Ваше сердце, и Вы услышите голос крови шести миллионов, взывающий из земли и требующий суда.

Я прошу Вас, господин Президент, принять мое искреннее благословение. Да будет Всевышний Вам в помощь, и да будет Он наставлять Вас на путях истины и справедливости, и возвысит Вас как главу народа Вашего.

Йекутиэль Йеуда Альберштам,

в прошлом – раввин Клойзенбурга,

а ныне – президент организации «Шерит а-Плейта».

«Даже в трудные времена я не предъявлял претензий Небесам»

Женив старшего из своих сыновей, родившихся у него после того, как он удостоился создать новую семью, в одном из своих публичных выступлений наш учитель с большим волнением сказал следующие слова: «Много раз я глубоко задумывался: Г-сподь благословенный помогал мне после всех злоключений, мучений и бед, постигших меня. Я удостоился построить свою жизнь заново, удостоился потомства, благословенного Г‑сподом, сыновей и зятьев – мудрецов Торы; удостоился основать великолепную ешиву, в которой растут ученики, большие в Торе и страхе перед Б-гом; удостоился также многого другого. И теперь я удивляюсь: какое же хорошее и доброе дело я когда-то сделал, угодное Всевышнему настолько, что Он воздал мне всем этим? Я пришел к выводу, что единственное, что я мог бы поставить себе в заслугу, это то, что даже в самые трудные для меня времена я никогда не предъявлял претензий Небесам; каждую новую волну страданий, накрывавшую меня, я встречал с любовью к Творцу».

Его месть Гитлеру

Когда адмор выдавал замуж младшую дочь, он сказал: «Я отомстил Гитлеру, да сотрется его имя, хотевшему уничтожить имя Израиля в мире. Наперекор его гневу и ярости я удостоился оставить после себя потомство – новое поколение! И все они заняты Торой и заповедями – достойное продолжение золотой цепи наших отцов и праотцов!»

Перевод: рав Пинхас Перлов

http://www.beerot.ru/?p=44483

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here