Рав Йосеф Шломо Каанеман из Поневежа — 1

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

1530

«Я пожертвовал “равом из Поневежа” ради ешивы Поневеж»

Биография

Рав Йосеф Шломо Каанеман родился в г. Куль (Литва) в 5646 (1886) году в семье рава Йеуды Лейба Каанемана. Учился в г. Тельз у гаона рава Элиэзера Гордона, и далее – в Новардоке, где получил посвящение в раввины у автора книги «Арух а-Шульхан» рава Йехиэля Михла Эпштейна. В 5668 (1908) году прибыл в Радин и там учился в хевруте сгаоном равом Эльхананом Вассерманом в колеле «Кодшим» Хафец Хаима, с которым его связывала глубокая духовная связь.

В 5671 (1911) году взял в жены дочь гаона рава Арье Лейба Рубина, главы суда Торы в г. Видз. В том же году его тесть стал раввином г. Вилкомир, а рав Йосеф Шломо занял должность раввина Видза. В 5679 (1919) году, после смерти гаона рава Ицхака Рабиновича (рава Ицеле из Поневежа), он был избран раввином города Поневеж, где преданно заботился о ешиве и общинных учреждениях. Из Поневежа по всему еврейскому миру распространилась слава о нем как об одном из его руководителей. В рамках своей общественной деятельности он был также членом литовского Сейма. Рав Йосеф Шломо был талантливым оратором, своими уроками и выступлениями укреплявшим дух многих людей.

В тяжелые годы Второй мировой войны он потерял свою семью [кроме одного сына] и все, что составляло дело его жизни в Поневеже. Сам рав Каанеман чудом удостоился спасения и побывал в Земле Израиля проездом по пути в Соединенные Штаты, будучи посланником для организации спасения еврейских беженцев в Литве.

Сразу по прибытии в Землю Израиля он собрал все свои силы и начал отстраивать разрушенный мир Торы. Рав Каанеман основал в Бней-Браке ешиву Поневеж, а в Ашдоде – ешиву Гродно. Кроме того, рав из Поневежа основал учреждения «Батей Авот» для «детей Тегерана» [группы детей, вывезенных во время Катастрофы из Польши в Тегеран, и в дальнейшем – в Землю Израиля] и других детей, спасшихся в Катастрофе; систему «Ярхей Кала» – ешиву для работающих, функционирующую две недели в году, – начинание, получившее отклик во всем мире. Рав Каанеман основал множество других учреждений Торы и благотворительности. Во всех своих делах он советовался с нашим учителем Хазон Ишем, направлявшим его на жизненных путях.

Рав Йосеф Шломо Каанеман умер 20-го Элуля 5729 (1969) года и похоронен в Бней-Браке.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. «И НА ГОРЕ ЦИЙОН БУДЕТ СПАСЕНИЕ»

Рав из Поневежа, рав Йосеф Шломо Каанеман, удостоился заново основать мир Торы в Земле Израиля после Катастрофы европейского еврейства. Большинство ешив, существующих в Земле Израиля в наши дни, – это, вне всякого сомнения, плоды усилий его рук.

В нашем поколении он известен своей самоотверженностью в строительстве мира Торы, однако в действительности, еще в довоенном поколении он прославился как один из великих людей. Машгиах [духовный руководитель] ешивы Лейквуд, праведник и гаон рав Натан Вахтфогель свидетельствует, что гаон рав Аарон Котлер высказался о нем так: «Если бы рав из Поневежа был свободен от своих забот и полностью погружен в изучение Торы, то мы были бы по сравнению с ним – ничто».

Также и глава «Эда Харедит» гаон рав Йосеф Цви Душинский говорил: «Рав из Поневежа – один из немногих, кого я считал Б-гобоязненными и великими в Торе в равной мере!» Рав из Чебина, знавший его еще с довоенных времен и наслаждавшийся талмудическими дискуссиями с ним, бывало, говорил: «У рава из Поневежа мы видели, что это такое – жить Торой!»

Создает мир Торы в Земле Израиля

В 5700 (1940) году рав из Поневежа выехал из Вильно, направляясь в Соединенные Штаты по поручению правительства Литвы – с целью содействия еврейским беженцам. Пока он был в пути – он находился в Земле Израиля, – литовское правительство было смещено [в результате советской оккупации], литовский дипломатический паспорт потерял силу. Как следствие, стала невозможной миссия рава Каанемана в США.

Чудо спасения рава из Поневежа от нацистского ада было примером того, как Всевышний «готовит лекарство прежде болезни». С Небес позаботились о том, чтобы он оказался в Земле Израиля, ибо только он, с его огромными душевными силами и сердцем льва, мог возродить к жизни мир ешив и построить центр Торы на Святой Земле.

Прыжок в глубокую воду

Цепь событий, итогом которых стало основание ешивы, в полной мере характеризует личность рава из Поневежа. Без гроша в кармане, без четких планов и проектов, без какой-либо экономической базы, он превратил основание ешивы в реальность. Пылавшая в нем любовь к Торе и непоколебимая уверенность в Творце миров стали тем фундаментом, на котором он воздвиг здание ешивы.

Вскоре после прибытия в Землю Израиля он посетил в Бней-Браке рава Яакова Альперина чтобы получить сертификат – документ для продления пребывания в Стране. Стоя у двери дома рава Яакова, рав Каанеман обратил внимание на высокий холм, возвышавшийся в центре Зихрон Меира [район в Бней-Браке]. Рав из Поневежа стал упрашивать хозяина, владельца этой земли: «На этом холме было бы хорошо построить ешиву…»

Рав Яаков Альперин ответил, что продаст ему этот участок с существенной скидкой, но при одном условии: строительство ешивы должно начаться в течение года.

Рав из Поневежа, как и во всех своих делах, связанных с Торой, не задумываясь дважды, в ходе этой же встречи подписал договор.

Даже с учетом скидки, сумма сделки по тем временам была очень большой, а у человека, спасшегося от Катастрофы, и потерявшего все, не было ни гроша. Он сам был бездомным, но план основания ешивы захватил его целиком, и рав Каанеман без колебаний согласился выплатить требуемую сумму.

Восемнадцать ешив

Мое первое знакомство с равом Йосефом Шломо Каанеманом состоялось с его прибытием в Землю Израиля в 5700 (1940) году – вскоре после того, как приехал сюда я сам.

Я учился тогда в ешиве «Эйхаль а-Талмуд» и каждый день завтракал в закусочной компании «Тнува», молочном ресторане по понятиям тех дней. Рав Каанеман, который жил тогда в Тель-Авиве, тоже заходил туда, и мы каждый день завтракали вместе.

Уже в те дни он не переставая говорил о своих грандиозных планах построить большую ешиву в Бней-Браке, и вдобавок к ней – еще восемнадцать (!) ешив по всей стране, и назвать их именами центров Торы в Литве: Гродно, Радин, Каменец, Барановичи, Тельз и т. д. Говорил он и о других планах, которые были у него – связанных с ешивой «Ярхей Кала» и т. п.

«Я совершенно подавлен и в отчаянии… И потому я строю!»

Однажды, когда он со своим обычным воодушевлением говорил о строительстве и свершениях, я обратился к нему и спросил: как возможно, что такой человек, как он, потерявший семью, общину и учреждения Торы, с радостью продолжает поражающую воображение созидательную деятельность – такую, которая бы сделала честь и тем, кто моложе его на много лет? Откуда у него эта энергия и силы?

Ответ его был таков: «Вы задаете правильный вопрос… Я действительно совершенно подавлен и в отчаянии… но именно поэтому я занимаюсь строительством… В таком положении у меня лишь две возможности: или всюду бегать, или строить – и строить без передышки!»

Отстраивая заново разрушенные учреждения Торы, он мог успокоить бурю, бушевавшую в его душе после всего, что ему пришлось пережить. Он не позволил, чтобы пустота, разверзшаяся в сердце, заполнилась отчаянием. Напротив, именно она стала для него источником действия, которому не было равных.

Сходную идею, способную, быть может, прояснить в какой-то мере слова рава, высказал в своем прощальном слове на его похоронах глава ешивы гаон рав Шмуэль Розовский.

Он сказал, что такое явление, когда человек совершенно не ищет для себя покоя и непрерывно действует и трудится, имеет своим источником то, о чем сам рав Йосеф Шломо говорил ему: что он, по сути, видит самого себя как бы сожженным вместе с шестью миллионами евреев, погибших во время этой войны. Если, при всем этом, у него есть жизнь, то лишь для того, чтобы восстанавливать и строить. Эта мысль давала ему сверхъестественные силы для новых свершений.

«Чтобы он вызволял других»

Такому убеждению рава из Поневежа, считавшего, что он выжил, чтобы восстанавливать, строить и спасать других, можно найти источник в словах нашего учителя, комментатора Торы р. Овадьи Сфорно (Шмот, 2:10): «”И нарекла ему имя Моше” – вызволяющий и “извлекающий” других из беды. “И сказала [Батья, дочь фараона, давшая Моше имя после того, как спасла его]: ибо из воды я его извлекла” – я дала ему имя Моше, чтобы указать этим, что он будет “извлекать” [вызволять из беды] других. Ведь я действительно извлекла его из воды после того, как он был в нее брошен, и это было по воле Высших сил – чтобы он “извлекал” других.

Дочь фараона дала младенцу, которого спасла, имя Моше [извлекающий из воды], а не “Машуй” [извлеченный], хотя так это соответствовало бы тому, что произошло. И она сказала об этом: “Я спасла его не для того, чтобы он был извлеченным, а чтобы был извлекающим – чтобы вызволял других”».

«В Поневеже строят без расчета»

Великая самоотдача и энергия рава из Поневежа, характеризовавшие всю его деятельность, снискали ему славу. Я помню, что в беседе с министром финансов господином Пинхасом Сапиром тот сказал мне: «Счастье мое, что Йоське (прозвище рава из Поневежа с дней его молодости) – глава ешивы, ведь иначе наверняка он был бы министром финансов, а не я».

Сам же рав из Поневежа в своей речи по случаю открытия одной из резиденций Верховного представительства британских властей неподалеку от ешивы сказал следующее: «Привыкли восхвалять рава из Поневежа – он, мол, такое великое “творение Всевышнего”, что нет подобного ему… Не дай Б-г так говорить!.. Нет у меня никаких особых способностей!.. Есть такие, которые станут строить только по расчету и делать только то, что оправдано с точки зрения разума. А я – не из таких! В Поневеже строят без всякого расчета, не зная, откуда возьмутся деньги! Все здесь создано Тем, Кто “творит чудеса великие”!»

И действительно – все совершалось в Поневеже одним лишь Всевышним, на которого рав Йосеф Шломо положился в исполнении всех своих устремлений, никогда не делая расчетов. Доказательство тому – следующий отрывок из письма рава из Поневежа, посланного им из одного из городов, которые ему довелось посетить в поездках по всему миру: «До сих пор я повсюду удостаивался полного согласия и дружеского отношения, но здесь пока еще не удостоился… Из-за того, что город этот славится хорошими людьми, и на них я положился…»

Одна почка – предпочтительнее

О своей беседе с равом из Поневежа поведал моему сыну раву Ицхаку гаон рав Шломо Залман Ойербах.

Рав Йосеф Шломо сообщил раву Шломо Залману, что он живет с одной почкой. Увидев потрясение и испуг рава Шломо Залмана, он поспешил успокоить его: «По сути, в этом моя счастливая судьба – что нет у меня одной почки…» Испуг на лице рава Шломо Залмана сменился недоумением: почему это «счастливая судьба»?

Рав из Поневежа объяснил: «Известно, что почки человека – его советчики. Когда я приехал в Землю Израиля, моя почка дала мне совет: “Йоське! Восстанови ешиву Поневеж в Земле Израиля!” Будь у меня вторая почка, что бы она посоветовала? Наверняка сказала бы: “Йоське! Ты что, сошел с ума? Как тебе могло прийти в голову, что в твоем возрасте и после всех несчастий и горестей, которые ты претерпел, ты сможешь взять на себя подобную задачу, которая настолько выше твоих сил? Радуйся, если сможешь просто спокойно сидеть и учиться – для самого себя!” Но, на мое счастье, нет у меня второй почки… И это – от Всевышнего. Благодаря этому я удостоился восстановить ешиву Поневеж, ешиву Гродно, детские дома для выживших в Катастрофе, и т. д.»

«В заслугу небесной ешивы Поневеж»

«На одном из прекрасных холмов Бней-Брака, холме Зихрон Меир, гордо возвышается огромное здание, называемое ешивой Поневеж. Не за счет официальных финансовых источников, не за счет государственного бюджета, сохнутовских или партийных фондов построено это большое здание – но заслугами святой ешивы Поневеж на Небесах, в ближнем кругу раби Акивы и его товарищей. Заслугами людей великих и чистых, многих сотен глав ешивы и учеников ешивы Поневеж в Литве, которые освятили Имя Всевышнего своими жизнями и дали ему бытие [в этом мире] до своего последнего мгновения, когда они возвратили свои чистые души их Творцу. В силу их заслуг и душевной чистоты построена эта ешива. В силу их заслуг преподают и изучают Тору в стенах ее, и сотни драгоценных сынов Сиона занимаются днем и ночью Торой Б-га нашего, Творца неба и земли, с величайшим усердием и глубиной. В силу их заслуг возвышается наша святая ешива, живет и существует, устремленная к единственной цели своей – и достигает ее: распространить знание Торы в святом народе и возвеличить мощь Торы Г-спода в Израиле; утвердить прочные основы нравственных качеств и Б-гобоязненности; восстановить из руин и возвратить [потерянные] души»(письмо, которое послал рав из Поневежа одному из представителей власти в Земле Израиля в 5715 – 1955 году).

Перевод – рав П. Перлов

 


http://www.beerot.ru/?p=27848