Рав Хаим Озер Гродзенский — На сломе эпох

Дата: | Автор материала: Рав Арье Кац

428
рав Хаим Озер Гродзенский

В своем эспеде (траурной речи) по Хафец Хаиму рав Эльханан Вассерман цитировал эспед рава Яакова Кранца (Магида из Дубно) по Виленскому гаону: «Долгая история нашего народа представляет собой цепочку сменяющих друг друга эпох – эпоха Танаев, эпоха Амораев и т.д. Как определить, когда заканчивается одна эпоха и начинается следующая? Всевышний посылает человека, который настолько велик в Торе, что освещает весь мир своими знаниями и мудростью. Мы понимаем, что этот человек – не из нашего поколения, он по праву принадлежит прошлым поколениям. Когда он уходит – тьма и пустота наполняют мир, и мы видим стремительное падение духовного уровня всего поколения. Это и есть сигнал с Небес о том, что эпоха закончилась…» 

Сложно представить себе более страшное время, чем 5699-5700 (1939-1940) годы.

Два страшных тирана (да сотрутся их имена!) ввергли весь мир в пучину кровопролития. СССР и нацистская Германия, две человеконенавистнические политические системы, заключили временный союз и сообща начали делить мир.

Для еврейства Польши и Литвы наступили черные дни – кольцо стремительно сжималось. На что надеяться? Польское государство не смогло сопротивляться агрессии. В Литве не было шансов даже на то небольшое сопротивление, которое оказала польская армия.

Но не только эта политическая обстановка была свидетельством надвигающейся страшной трагедии. Смерть величайших мудрецов Торы оставляет без духовной защиты все поколение. За 10 месяцев еврейский народ потерял двух величайших руководителей и светочей Торы: рава Шимона Шкопа и рава Баруха Бера Лейбовича.

Однако, несмотря на все это, у нашего народа все еще оставалась защита – великий мудрец Торы, наставник поколения, безоговорочный лидер и признанный законоучитель – рав Хаим Озер Гродзенский.

Рав Хаим Озер родился в 5623 (1863) году в небольшом городке Ивье (на территории нынешней Беларуси). Его отец, рав Давид Шломо Гродзенский, ученик рава Исраэля Салантера, более сорока лет занимал пост рава этого места. В детстве рав Хаим Озер не отличался крепким здоровьем, но поражал окружающих совершенно феноменальной памятью. В возрасте 9 лет уникальные способности мальчика проверил великий рав Исраэль Салантер – он задал юному Хаиму Озеру алахический вопрос и дал свой ответ на него. Немного подумав, мальчик предложил главе поколения и выдающемуся мудрецу Торы свой вариант ответа и привел доказательства своей правоты из книг.

Когда раву Хаиму Озеру было 12 лет, отец послал его в местечко Эйшишки (на границе Литвы и Беларуси). Здесь со всего литовского края собралась для совместных занятий группа выдающихся учеников ешив. Здесь рав Хаим Озер отпраздновал свою бар-мицву. Несколько изменив принятую традицию, он предложил гостям на торжестве проверить себя на знание книг «Кцот а-Хошен» и «Нетивот а-Мишпат» (классические комментарии на Шульхан Арух). Любой из гостей начинал по книге цитировать произвольно выбранный отрывок, а рав Хаим Озер продолжал цитату по памяти до конца темы, сопровождая цитирование исчерпывающим собственным комментарием. Во время испытания виновник торжества ни разу не ошибся в цитате, приводя дословно множество страниц.

В возрасте 15 лет рав Хаим Озер поступает в великую Воложинскую ешиву. Несмотря на юный возраст, он становится слушателем урока и учеником рава Хаима Соловейчика из Бриска.

Когда рав Хаим Озер в возрасте 20 лет прибыл в Вильно, слава молодого мудреца Торы уже обогнала его. По совету отца он женился на дочери рава Элияу Элиэзера Гродненского, виленского даяна и зятя рава Исраэля Салантера. После свадьбы рав Хаим Озер изучал Тору в доме тестя в течение двух лет. Затем, после смерти рава Элияу Элиэзера, виленская община предложила двадцатидвухлетнему раву Хаиму Озеру занять место тестя и фактически возглавить общину (со времен Виленского Гаона пост рава Вильно официально не занимается). Великие раввины того времени (гораздо старше рава Хаима Озера по возрасту) приветствовали назначение: рав Хаим Соловейчик (он был на 10 лет старше), его наставник, прибыл в Вильно чтобы приветствовать своего ученика.

Следующие 55 лет община Вильно и весь народ Израиля были озарены светом мудрости рава Хаима Озера Гродзенского.

В том поколении у нашего народа, слава Б-гу, не было недостатка в великих мудрецах. Несмотря на испытания и вопреки ненавистникам, наши святые ешивы были наполнены голосами учеников. Рав Хаим Озер в Вильно был безоговорочным лидером и непререкаемым алахическим авторитетом – величайшим среди великих!

У рава Хаима Озера не было ешивы в привычном понимании этого слова – на это у него просто не хватало времени. Группа выдающихся молодых мудрецов Торы, которая училась отдельно и только в Шаббат собиралась в доме рава, носила название «Кибуц рава Хаима Озера». Среди прочих, в эту группу входили рав Йехезкель Абрамский (автор фундаментального комментария на Тосефту и выдающийся наставник), рав Моше Шацкес (великий законоучитель, известный как «Рав из Ломжи»), рав Элиэзер Сильвер (один из лидеров послевоенного еврейства Торы в Америке).

Двери его дома никогда не закрывались – это просто не имело смысла, так как поток посетителей со всех концов еврейского мира не иссякал.

Вдовы и сироты, великие мудрецы Торы, главы общин и величайших ешив приходили со своими вопросами к раву Хаиму Озеру. Трудно поверить, что рав находил также время учиться и писать свой фундаментальный труд «Ахиэзер». Даже когда его единственная дочь тяжело заболела и оказалась прикованной к постели, он не оставил заботу об общине. Иногда горожане наблюдали, как рав Хаим Озер, несмотря на возраст и положение, бежал из одного места в другое, чтобы успеть всюду. Он разрешал сложнейшие алахические вопросы и искал средства для поддержки нуждающихся как внутри общины, так и за ее пределами. Когда война привела в Вильно 20 тысяч еврейских беженцев, рав Хаим Озер сделал все необходимое, чтобы помочь этим людям, разместить и накормить их (община Вильно в те дни составляла 80 тысяч человек, и таким образом увеличилась сразу на четверть).

Однажды к раву Хаиму Озеру пришла бедная невеста-сирота с просьбой помочь в оплате свадебных расходов.

После решения денежного вопроса, рав неожиданно спросил девушку: «Дочь моя, знаешь ли ты законы семейной чистоты?». Девушка ответила, что нет – после смерти родителей учить ее подобным вопросам было просто некому. Тогда рав принес книгу, сел напротив окна, и, не глядя на девушку, дал ей подробнейший урок по законам семейной чистоты. Таким образом, помимо приданого, девушка получила еще и совершенно необходимое для еврейской семьи наставление.

Летом рав Хаим Озер выезжал из Вильно в небольшое местечко Друскининкай. Сюда на отдых приезжали также выдающиеся мудрецы Торы и главы ешив: рав Шимон Шкоп, рав Барух Бер Лейбович, рав Аарон Котляр. Многие ученики ешив, у которых была такая возможность, специально отпрашивались, чтобы поехать поучиться и посмотреть на величайших мудрецов Торы, собирающихся в одном месте. Однако поток писем и посетителей добирался до рава Хаима Озера и на отдыхе – не только община Вильно, но и все еврейство Торы не могло дать «отпуск» своему лидеру.

Как уже говорилось, дочь рава Хаима Озера была тяжело больна, и последние годы своей недолгой жизни была прикована к кровати. В ее последний день в этом мире, рав Хаим Озер неожиданно для всех заперся в комнате, и строго приказал домашним – ни по какому поводу его не беспокоить. Всем, кто это видел, было очевидно, что рав собирается в одиночестве выпросить у Небес отмену тяжкого приговора для дочери.

Время шло, состояние дочери рава ухудшалось, но он не выходил. Окруженная врачами и домочадцами, девушка покидала этот мир. Небесные врата оказались закрыты для молитвы в тот день, и чистая душа единственного ребенка рава Хаима Озера Гродзенского была возвращена Создателю…

Только через час рав вышел из своей комнаты. Повинуясь строгому запрету, никто не потревожил его, и только сейчас он узнал, что его дочь покинула этот мир. Безмерно горе родителя, потерявшего единственного ребенка, – рав Хаим Озер надорвал одежды и принялся оплакивать дочь…

Во время семи дней траура, кто-то из тех, кто был в доме в момент смерти дочери, спросил рава Хаима Озера: что же он делал в комнате взаперти? Ответ рава для многих стал огромной неожиданностью.

«В тот день с утра ко мне обратилась несчастная женщина. Ее муж пропал без вести много времени тому назад, и она не может вступить в новый брак. Это приносило ей неимоверные страдания. Она хотела, чтобы я, изучив ее вопрос, разрешил ей выйти замуж. Вопросы, связанные с агунот [женщинами, не получившими развода и не имеющими сведений о судьбе мужа] очень тяжелы и требуют глубокого изучения для вынесения правильного решения.

Я понимал, что Небесный приговор уже подписан, и жизнь моего ребенка уходит. Все семь дней траура я бы не мог изучать Тору, и несчастной женщине пришлось бы терзаться еще одну неделю, ожидая моего решения. Разве можно позволять человеку, пережившему тяжелые страдания, страдать и дальше?

Я понял, что уединиться и полностью сконцентрироваться на изучении вопроса – это мой единственный шанс разрешить той женщине выйти замуж. И пока я не нашел твердых доказательств правильности разрешения – я не имел права прерываться, ведь любая задержка продлевает страдания…»

Рав Хаим Озер был одним из основателей «Агудат Исраэль» и поддерживал это движение на протяжении всей своей жизни. Кроме того, он был президентом Совета великих мудрецов Торы. Все эти посты не были номинальными – рав Хаим Озер являлся одним из выдающихся руководителей всего еврейского народа. Великий Хафец Хаим не подписывал никакие официальные документы без консультаций с равом Хаимом Озером.

Однажды, когда Хафец Хаим и рав Хаим Озер должны были подписать важное письмо, Хафец Хаим отказался ставить свою подпись перед подписью рава Хаима Озера – из уважения к его величию в Торе. В свою очередь, рав Хаим Озер отказался поставить подпись перед подписью великого Хафец Хаима – из уважения к величию в Торе и почтенному возрасту великого мудреца. Хафец Хаим возразил: рав Хаим Озер – абсолютный алахический авторитет поколения для всего народа Израиля и потому должен подписать первым. Но рав Хаим Озер привел веский аргумент в пользу первой подписи Хафец Хаима: тот был коэном, и это обязывает выказывать ему почтение. Хафец Хаим согласился подписать первым, но только при условии, что рав Хаим Озер поставит свою подпись рядом – на одной строке, но никак не ниже.

Последние годы своей жизни, когда рав Хаим Озер страдал от тяжелой болезни, масштабы его деятельности ничуть не уменьшились. Даже когда родне удалось уговорить его лечь в больницу – руководство общиной и миром ешив оставалось в его руках. Ответы на многочисленные алахические вопросы также давались прямо с больничной кровати.

Рав Хаим Озер Гродзенский, великий руководитель и наставник всего народа Израиля, был призван в Небесную Ешиву 5 ава 5700 (1940 года).

Что было дальше – хорошо известно всем. Со смертью рава Хаима Озера народ Израиля лишился великого защитника, и началось кровопролитие, унесшее жизни миллионов наших братьев. Эпоха великих ешив Литвы и Польши закончилась. Однако великие дела мудрецов Торы не проходят бесследно. На Земле Израиля и в Америке проросли посевы рава Хаима Озера Гродзенского, и последующие поколения удостоились принять Тору из рук его учеников и возвести святые ешивы, начав тем самым новую эпоху в бесконечной цепи передачи Торы.

«Ахиэзер» (Из предисловий к первому и второму тому)

Рав Хаим Озер Гродзенский

1922 г.

Грустные мысли овладевают сердцем: подходит ли нынешнее чрезвычайное время для того, чтобы выпускать в свет книги? Разве не скажут: народ Израиля тонет в море слёз, а вы поёте песню? Губители и разрушители, из нашей среды и извне, ведут подкоп под основы Торы; вооружённые ядом и взрывчаткой, они приходят, чтобы уничтожить всё здание Торы  – а вы идёте украшать его залы безделушками и цветами? Чертог Гсподний весь пылает, пламя охватило священный ковчег, скрижали и пергаментные свитки тонут в огне  – а вы занимаетесь украшательством?

Однако именно в этом и проявляется сила связи Израиля  – такого, каким он был издревле  – с его Бгом и с Торой Его! Во всех поколениях, во все эпохи и времена, даже когда острый меч занесён был над его головой, Тора Гспода была утехой его во всякий час! Даже во времена разрушения [Храма], когда само существование нашей нации было в опасности, и во времена, когда усилились цдуким [отрицавшие устную Тору – во времена Второго Храма], прушим [противостоявшие им] не отвлекались ни на миг от Торы Израиля. Город Явне с его мудрецами  – оставшимися [из всех мудрецов] Израиля  – был драгоценностью, спасённой из огня, светившей, как облачный столп, Израилю в его изгнании; они сохранили и передали дальше и письменную Тору, и устное предание. Нашими учителями в земле Израиля и в Вавилоне были завершены книги Талмуда  – Мишна и Гемара, в которых собрана вся традиция наших отцов, основы Торы и знание путей её; там сокрыт свет и всё звёздное сияние, из них взрастает дух Израиля… И всюду, куда бы ни шёл Израиль с посохом странника; всюду, куда бы ни был изгнан – было с ним Бжественное Присутствие, и там подготовлял он место шатру Учения Торы. Со дня изгнания Израиля с его земли не прерывалась цепочка передачи [Торы], безбрежной, как море  – от гаонов, объяснявших [устную традицию], до поским [устанавливающих закон], первых и последних  – тех, которые даже во времена запретов [на соблюдение и изучение Торы], враждебных постановлений, преследований и скитаний самоотверженно трудились, чтобы заложить фундамент познания Торы. Так было отстроено их руками древнее здание Торы Израиля, и таким путём была им дана возможность обрести свой путь в глубины её; гиганты позволили карликам влезть себе на плечи, чтобы в каждом поколении укреплять это величественное здание, прекрасное в своей святости  – здание, которое никакой инструмент, занесённый над ним, не способен лишить чистоты.

И было изучение Торы для тех, кто удостоился этого, эликсиром жизни, а углубление и проникновение в пути учения  – источником живой воды; каждая ешива  – крепость еврейства, а распространение изучения Торы  – щит перед карами [небесными] и заслон перед заблудшими и вводящими в заблуждение других. Тора и свет, заключённый в ней, изменяют человека к лучшему; она защищала нас, помогла нам сохранить себя до сегодняшнего дня и не раствориться между народами.

Чудесное зрелище довелось увидеть нам и в наши дни. Во время страшной войны, в условиях оккупации и изгнания, когда народ Израиля скитался, оставив районы прежнего своего проживания, и вместе с ним  – ешивы, в Литве и в Замоте [в Польше]  – во всяком месте, где устраивалось какое-то поселение, взоры устремлялись к Дому Гсподнему [месту молитвы и учёбы], к тому, что является сердцем народа нашего. Дух Торы и заповедей  – душа народа  – собирал людей вместе; и даже там [в скитаниях] вечный светильник не прекращал светить, и братья наши всюду, где они были, старались изо всех сил укрепить Тору и ешивы. Только по причинам, связанным с историческими событиями, с революцией в России и на Украине, не смогли они удержать и закрепить там достигнутое. И тогда они вернулись в родные места, и Тора вернулась в обитель свою. И радуется сердце, когда слышишь голос Торы, раздающийся в ешивах в наших местах [в Польше и Литве], во все времена бывших центром Торы и еврейской жизни.

Но с особой силой проявился характер нашего народа, чистота его, дух Израиля, сияющий светом Торы и любовью к добрым делам, в наших братьях  – уроженцах наших мест, проживающих ныне за морями, в Америке и в других странах. Наряду с их великими деяниями на благо многих и многих тысяч братьев, ограбленных и терзаемых в местах их рассеяния, деяниями во имя того, чтобы спасти, оживить и избавить их от мук голода, они приложили свою руку также и к тому, чтобы укрепить духовные основы нашего народа. Благодаря помощи братьев, родных нам по духу [в понимании важности Торы], провидением Бжественным направленным за океан, удалось возобновить достойное, как в прежние времена, финансирование учреждений Торы, обновить облик хедеров и ешив, вернув им их прежнее великолепие, и в них произрастают знатоки Торы  – будущих светочи Израиля. Будем же надеяться, что родник, вытекающий из Святая святых  – Тора жизни  – сделается постоянным, и поднимутся воды его, и разольются по новым руслам, и вновь оживлять будут народ бесчисленный, и осуществятся слова пророка [Моше] о том, что «не забудется [Тора] в устах потомков его [Израиля]» (Дварим, 31:21), и слово Гспода осуществится навеки!

Ожидающий избавления средь узников надежды
Адар 5682 (1922) г., Вильно
Хаим Озер Гродзенский.

1939 г.

…И действительно, пришло время, о котором сказано: «Время действовать ради Гспода: нарушили Тору Твою» (Теилим, 119:126), и сколь же тяжела в этот великий час ответственность каждого, кто может что-то сделать! В каком страшном положении пребывает наш народ! Не было подобного даже во времена средневековья! Все земли рассеяния нашего пылают в огне, дома учения и свитки Торы сжигалются публично, тяжкие постановления издаются нашими врагами вновь и вновь, чтобы оторвать нас от нашей святой веры… Общины Израиля, большие и важные, сорваны со своих мест, и ворота государств закрываются перед ними… Носимые по волнам морским  – в то время как десятки тысяч семей скитаются по суше меж волн ненависти, затопляющих всё и грозно бурлящих… Стали мы мишенью для насмешек и поношения, опозорены и попраны; и также свет, светивший нам с востока, с земли нашей желанной, Святой земли, да будет она отстроена вскоре, застлан тяжёлой тучей  – не знаем, что принесёт нам [новый] день… Многие беды обступают нас, резня и убийства, изгнания и скитания, и весь народ Израиля тонет в потоках и реках крови, в море слёз ограбленных и гонимых.

А ведь в прежние времена, в средневековье и в дни бедствий 5408 (1648) г., когда потомство Израиля верило полной верой в Гспода и Его Тору, в то, что Бг Израиля не бросит и не оставит Свой народ, их вера дала им силу и мужество терпеть ужасы бедствий, чинимых тиранами; более того, ими были построены большие центры Торы, как сказали наши мудрецы: «Во всякое место, куда шли [сыны Израиля] в изгнание, уходило с ними Бжественное присутствие» (см. Раши, Кидушин, 72а, начальные слова «Вехулан лифсоль»). Ныне, увы, из-за многих наших грехов ослабла вера; в западных странах пустил корни реформизм  – уже на протяжении нескольких поколений. Многие дошли таким путём до настоящей ассимиляции – и оттуда изошло ныне зло, чтобы преследовать их с яростью, уничтожить их и сжить их со свету. Яд ненависти к нашим братьям, сынам Израиля, распространился из-за них по другим странам, и также в странах Востока умножились заблудшие и вводящие в заблуждение других; лишённые веры, укрепились они на земле, чтобы сбивать многих сынов Израиля с путей Торы. И ещё более того сделала часть народа, публично оскверняя национальные святыни. Они не устояли в испытании и пробили брешь в святости субботы, которая является основой всей Торы; они осквернили свои души, потребляя в пищу [мясо, определяемое Торой как] падаль и растерзанное – по вине многочисленных [недобросовестных] людей, вводящих в грех других, и таким образом нарушили повеление: «Святыми людьми будете Мне, и мясо в поле, растерзанное [зверем], не ешьте … » (Шмот, 22:30). И также в сфере святости семейной жизни умножились в Израиле трещины и проломы. Но при всём этом не дошло ещё до сознания народа, что всё это значит, и из-за чего мы так преследуемы! Народ поражён слепотой, и дрогнуло всякое сердце, и обессилела всякая рука, и иссякли силы терпеть бремя изгнания и бедствий, усиливающихся от часа к часу с гневом и яростью великой – так, что нет дня, который проклятием своим не превосходил бы предыдущий.

Но при всём этом – не дай нам Бг отчаиваться! Наш долг – вернуться к Гсподу всем сердцем, как сказано: «В беде своей, когда постигнут тебя все эти предсказания, в конце дней, возвратишься ты к Гсподу, Бгу твоему … » (Дварим,  4:30). И мы обязаны прилагать усилия, пробуждаться, укрепляться, и укреплять наших братьев действием и делом, обращаться доходчиво к сердцам угнетённым, к изгнанникам и преследуемым, давать им силы словами утешения, пробуждать их удручённый дух. На людей, великих в Торе и Бгобоязненности, отличённых достоинствами и духовной высотой, возлагается обязанность стоять на страже в делах, связанных с основами Торы, и говорить неустанно, укрепляя руки ослабевших, чтобы они смогли устоять в испытании и полагаться на Гспода, веря, что в глубинах бедствия изыщет Он избавление и облегчение.

Следует понимать, что корень болезни – в разнузданном воспитании, которое молодое поколение получает в «свободных» [нерелигиозных] школах, без Торы и без веры; из-за него усиливаются невежество и грубость, распущенность и вседозволенность. И потому необходима огромная работа по возрождению и укреплению воспитания в духе Торы, его совершенствованию; эта работа должна стать во главу угла и находиться в центре всей нашей деятельности. Наш святой долг – основать школы с религиозным воспитанием и изучением Гемары в каждой общине, в каждом городе и деревне, в земле Израиля и за её пределами. Школы с квалифицированными учителями, соблюдающими Тору и заповеди, чтобы растить и воспитывать учащихся в духе Торы и в страхе перед Бгом, так, чтобы и в старости не свернули они с верного пути. На нас лежит обязанность распространять изучение Торы среди многих, в домах молитвы и в домах учения, организовать там постоянные занятия, вечерние уроки для рабочих и для молодёжи; ведь достаточно бывает немного света, чтобы разогнать много тьмы.

Особое внимание мы должны обратить на то, чтобы укреплять ешивы, большие и малые; ведь они – крепость иудаизма, установление древнее, существующее из поколения в поколение; из них исходили Тора и свет во всех местах рассеяния Израиля, чтобы озарить тьму изгнания. И также ныне ешивы в Польше и Литве и др. – это духовный центр и маяк народа Израиля. Их замечательные ученики, самоотверженно изучающие Тору – это передовая часть нашего народа, герои Торы, несущие свет повсюду, подобно факелу, и их руками отстроится и упрочится община Израиля.

Если мы возьмёмся в полную силу укреплять изучение Торы и соблюдение заповедей, то сможем надеяться, что нам удастся закрыть проломы и сохранить святость Израиля во всех аспектах и во всей чистоте её, какой была она прежде и всегда, возвеличить Тору и дать ей мощь; Гсподь поторопится принести нам облегчение и спасение, соберёт изгнанников с краёв земли, и в скором времени осуществит нам сказанное: «Ибо из Сиона выйдет Тора, и слово Гспода – из Иерусалима» (Йешаяу, 2:3).

Скорбящий о бедах народа своего и ожидающий избавления, в 3-й день сивана, месяца, в котором была дана Тора и свет, и был свет у сынов Израиля во всех местах поселения их.

6599 (1939) г., Вильно.
Хаим Озер Гродзенский.

Перевод – рав П. Перлов, из брошюры «Древо Жизни», издательство «Тора Лишма»

http://www.beerot.ru/?p=47373