Рав Шимшон Рафаэль Гирш

Дата: | Автор материала: Рав Шимшон Рафаэль Гирш

385

«Я вижу ребенка в здании, объятом пламенем. Те, кто видят это, боятся и ничего не делают или же только пытаются спасти здание. Я вижу ребенка и спешу внутрь. Должен ли я спросить своего соседа, видит ли он ребенка? Должен ли я беспокоиться, что толкну кого-то в спешке, и, возможно, помешаю кому-то спасать здание? Возможно, я причина того, что сквозняк еще больше раздует пламя?

Вы могли бы спросить: разве еще не слишком поздно? Что будет, если здание разрушится прежде, чем я спасу ребенка? На это я отвечу: даже если я буду похоронен под руинами, – по крайней мере, я выполнил свой долг» (Девятнадцатое письмо).

Раву Шимшону Рафаэлю Гиршу было 27 лет, когда он написал «19 писем». Откуда у него взялось такое жгучее чувство ответственности за свой народ? Откуда взялись силы возвысить голос и бороться за святость Торы? В эпицентре страшнейшей духовной катастрофы германского еврейства возник мощный очаг борьбы.

Нам, знающим страшные последствия тех лет, возможно, легко рассуждать. Мы помним ужасы Советской России – чем нас можно удивить? Во главе гонений на Тору стоят не представители народов мира, а наши собратья. И при этом в руках отступников вся полнота власти в общинах, и, что намного страшнее, – они владеют умами людей. Легко ли выйти на войну против такой силы? Не легче, чем кинуться в пламя ради спасения ребенка.

Великий мудрец Торы и наставник рав Шимшон Рафаэль Гирш родился 24 Сивана 5568 (1808) года в городе Гамбурге. Его отец рав Рафаэль Арье, который изменил свою фамилию на Гирш, был сыном рава Менахема Мендела Франкфуртера, ученика великого рава Йонатана Эйбешица. Рав Менахем Мендел основал в Гамбурге Талмуд Тору для бедных детей, которая функционировала до страшный дней Холокоста.

Отец рава Гирша был купцом, но при этом постоянно учился и был известен глубокими познаниями в Торе. Он тяжело переживал духовный кризис, который постепенно поглощал германское еврейство и стремился дать своим детям традиционное еврейское воспитание.

Когда рав Шимшону было 9 лет, реформисты в Гамбурге основали «Ассоциацию нового израильского храма», а еще через некоторое время воздвигли «синагогу», в которой в Шаббат играли на органе, и пел смешанный хор. Эти изменения сопровождались публикацией нового молитвенника, из которого были удалены все упоминания о Геуле, Машиахе и Храме.

В те страшные дни дом Гиршей стал центром борьбы с реформацией. Это было место, где была объявлена война искоренителям веры, и где были предприняты первые попытки спасения еврейских душ от разрушителей-реформистов.

Юный Шимшон Рафаэль видел боль окружающих, когда приходили мрачные сообщения о том, что еще одна семья присоединилась к реформистскому движению. Еврейство Торы в Гамбурге было многочисленно, но реформисты смогли отравить умы и сердца людей. Подобно эпидемии их разрушительная идеология уводила людей от путей Торы. Эти горестные воспоминания отложились в душе рава Гирша на всю жизнь.

Стремление к изучению Торы проявилось у рава Гирша довольно рано. Нужно помнить, что дело происходило в Германии, и общий уклад еврейской жизни там серьезно отличался от того, что было принято в общинах Польши и Литвы. Юный рав Гирш учился у своего великого деда и при этом работал подмастерьем. Однако от работы он получал мало удовольствия – гораздо больше его привлекал мир святой Торы.

В возрасте 18 лет рав Шимшон отправился учиться в город Мангейм в ешиву одного из величайших мудрецов Торы того поколения – рава Яакова Этлингера, автора книги «Арух Ланер». От рава Этлингера рав Гирш получил свое раввинское посвящение. Затем он поступает в Боннский университет (на полгода) – по воспоминаниям людей, близко его знавших, не ради знаний, а ради того, чтобы понять, с чем ему предстоит бороться.

В возрасте 21 года рав Шимшон Рафаэль Гирш был назначен раввином великого княжества Ольденбург – небольшой германской провинции. Евреи Ольденбурга были верны традициям отцов и почитали мудрецов Торы. Реформисты не имели здесь влияния. Это гарантировало раву Гиршу спокойное время, которое он полностью посвятил изучению Торы. Здесь он женился на ребецн Хане Юдель, которая стала его спутницей на всю жизнь.

Рав Гирш давал уроки по Талмуду и Шульхан Аруху, а кроме того он перевел несколько частей Мишны на немецкий язык – дабы дети, обучавшиеся в местных школах смогли их изучить. Он сделал несколько копий своих переводов и разослал их в школы. Однако отнюдь не этими переводами рав Гирш намеревался достичь главной своей цели – указать путь духовного спасения для германского еврейства.

Во время пребывания в Ольденбурге рав Гирш написал небольшую брошюру, названную «19 писем», которая в конечном итоге изменила образ мышления множества евреев по всему миру. «19 писем» были опубликованы равом Гиршем под псевдонимом Бен Узиэль.

Важно отметить, что изначальный план автора не предполагал написание «19 писем». Рав Гирш хотел опубликовать другой свой труд – «Хорев», который он написал для современной ему еврейской молодежи.

«Я несу ответственность за сотни молодых душ. Я должен предоставить им учителей. Но я не могу просить этих учителей представить нашей молодежи иудаизм – ведь они сами не знают его в полном смысле. И более того – нет даже учебника, который бы я мог представить учителям».

Но когда издатель увидел «Хорев», то сильно засомневался, стоит ли такое печатать: популярен был реформизм, а не эти старомодные писания. Он потребовал от рава Гирша проверить, будет ли такое издание продаваться.

Рав Шимшон не отчаялся, и очень скоро принес издателю материал поменьше объемом и написанный в оригинальной форме («Письма» написаны в форме диалога между двумя юношами: Биньямином, находящимся под влиянием современной науки и философии, и Нафтали – молодым раввином) – «19 писем».

К великому удивлению издателя, брошюра, написанная малоизвестным раввином (да еще и под псевдонимом) разошлась почти молниеносно. Феноменальный успех писем проложил дорогу для более весомого издания – книги «Хорев».

В этом монументальном труде рав Шимшон Рафаэль Гирш обсуждает заповеди, фокусируясь на тех уроках, которые мы можем из них извлечь, а также представляя основные законы исполнения каждой из них. На протяжении всей книги он подчеркивает одну мысль: еврей соблюдает заповеди не в силу их логического обоснования, а в силу того, что они – воля Всевышнего.

«Даже если бы каждая заповедь Творца представляла для нас загадку, содержащую тысячи трудноразрешимых проблем, это ни в коем случае не нарушило бы их обязательный характер. Мы должны исполнять заповеди потому, что они – воля Всевышнего. В этом состоит наша обязанность, как Его рабов – со всеми нашими возможностями и ресурсами до последнего вздоха исполнять Его волю».

Влияние «Хорева» и «19 писем» было просто огромным. Великий наставник нашего народа рав Исраэль Салантер прочитал «Письма» в 1873 году и сказал, что они должны быть переведены на русский и иврит. Он также сказал про самого рава Гирша: «Будет ли для этого человека достаточно Ган Эдена?»

В Шаббат Хануки 1915 года молодая еврейская женщина из Польши, которая проживала в Вене, пришла на урок, на котором среди прочего цитировались отрывки из трудов рава Гирша. После Шаббата та женщина, глубоко впечатленная услышанным, немедленно приобрела себе «Хорев» и «19 писем». Это была легендарная Сара Шнирер, которая позже говорила, что идеи рава Гирша глубоко повлияли на созданные ею школы «Бейт Яаков».

При жизни самого рава Гирша эти две его книги стали настольными для еврейства Торы Германии. Они отвечали на вопросы детей и давали надежду отцам, что потомство пойдет путями Торы.

Слава рава Шимшона Рафаэля Гирша быстро распространилась по общинам Германии и Европы. Его приглашают на должность раввина в город Эмден. Поначалу тамошняя община противилась этому назначению – многие Б-гобоязненные евреи опасались, что новый человек будет слишком современным. Однако очень скоро всем стало очевидно, что новый раввин Эмдена и окрестностей – человек, обладающий подлинным трепетом перед Небесами и глубокими знаниями Торы.

Поскольку большинство евреев Эмдена оставались верными Торе, рав Гирш сосредоточился на руководстве общиной и алахических вопросах. Он основал несколько касс взаимопомощи (гмахов, где выдавались беспроцентные ссуды). Кроме того, он создал школу для мальчиков, в то время как его жена создала аналогичное учреждение для девочек.

Борьба с реформистами была продолжена равом Гиршем в публикации, которая называлась «Нафтулей Нафтали». В ней он развенчал идеологию реформизма, вскрыл фальсификации, которые реформисты допускали при использовании источников из Письменной и Устной Торы. Рав Гирш описывает ситуацию, которая, к великому сожалению, была типичной для еврейских общин Германии тех дней: «раввины», не понимающие иврита и без намека на изучение Торы, «наставляют» народ.

Во второй части публикации рав Гирш приводит и развенчивает еще более ужасающие примеры реформизма: «перенос» Шаббата на воскресенье, удаление из молитвенников упоминаний о Геуле и Машиахе, сознательный отказ от обрезания (идеологи реформизма называли наш союз с Творцом не иначе как «совершенно варварским обычаем»).

Очень скоро слава ведущего борца с реформизмом приносит раву Гиршу новый пост — раввина Моравии, региона с пятидесятитысячным еврейским населением и десятками общин. Помимо этого рав Гирш возглавил ешиву в Никольсбурге.

Итак, к сорока годам рав Шимшон Рафаэль Гирш возглавляет огромную общину. У него есть ешива, где он может преподавать. Еврейство Моравии не было заражено реформизмом и оставалось верным Торе, а в своем новом раввине оно видит самого лучшего защитника путей Торы, которого только можно найти. К чему еще можно стремиться? Каких высот достичь?

Пост раввина Моравии рав Гирш занимал всего четыре года. А затем он стал раввином Франкфурта-на-Майне.

На протяжении многих поколений Франкфурт-на-Майне был процветающим городом Торы. Это место было пристанищем для величайших мудрецов: рава Ишая Горовиц, «Шла а-Кадош», рава Йешуа Фальк, автора «Пней Йешуа», рава Пинхос а-Леви Горовиц, автора «Афлаа». Здесь родился великий Хатам Софер, который говорил, что Франкфурт является уникальным с духовной точки зрения.

Но в дни рава Гирша все было совсем не так. «Еврейскую» власть в городе принадлежала общественному совету, полностью укомплектованному реформистами. Эти негодяи искореняли дух Торы с упорством, которому позавидовали бы греки и их приспешники в дни Храма. Была упразднена кашерная еда для больных, Хевра Кадиша (похоронное общество) было лишено права захоронения, изучение Торы фактически было вне закона – все учреждения образования были переданы под реформистские школы, а иные собрания с целью обучения Торе были фактически запрещены, на того, кто обучал Торе, накладывался немалый штраф. Были закрыты миквы. Человек, накладывавший тфиллин, не мог стать членом еврейского совета. Те, кто придерживался обычаев своего народа, фактически были изгоями.

Все описанное – это та ситуация, которую застал рав Гирш по приезде в город, где ему предстояло возглавить самую маленькую общину из тех, в которых он был раввином. Реформисты обладали полной властью в городе – они были официально признаны государством. Из небольшого числа тех, кто еще придерживался веры отцов (менее 100 человек) нашлось 18 храбрецов, которые пошли на отделение от «официальной» общины. Их и возглавил рав Гирш.

Община, которая получила название Кеилат Йешурун, начала с нуля. Не было миквы, синагоги, шойхета, негде было учить детей. Но помощь Свыше и невероятные усилия рава Гирша сдвинули дело с мертвой точки. Несмотря на желание общины иметь собственную синагогу, рав настоял на том, что первой надлежит открыть микву, а затем – школу (по этому поводу он говорил, что нужно прежде открытия синагоги вырастить молящихся).

Борьба с реформистами, до сих пор шедшая в идеологических рамках, стала зримой. Новую общину необходимо было отделить от «старой». Для этого требовалось признание властей. Пока его не было, община фактически была полулегальной. Очевидно, что реформисты прилагали максимум усилий, чтобы не потерять статус единственной признанной общины.

К счастью, рав Шимшон Рафаэль Гирш преуспел в этой борьбе. Он добился того, чтобы Кеилат Йешурун была признана независимым сообществом.

Одной из величайших заслуг рава Гирша была основанная им система школ. До него во Франкфурте фактически остановилось открытое преподавание и изучение Торы. Но уже через год-полтора первая открытая им школа приняла 83 учащихся. Эта и последующие школы были основаны на принципе «Тора и дерех эрец». Этот принцип был основой идеологии, которую рав Гирш противопоставил разрушительному влиянию реформистов.

«Тора и дерех эрец» не подразумевают синтез или компромисс между этими двумя компонентами. Рав Гирш настаивал на полном владычестве Торы над каждым компонентом жизни.

«Тора является единственным источником истины и мерилом, с помощью которого все измеряется… Исполнение всех заповедей – в гармоничном единстве с теми условиями, в которых они будут соблюдаться на фоне течения времени…».

Принцип «Тора и дерех эрец» учит, как противостоять веяниям времени с точки зрения Торы. Он представляет собой верховенство Торы над любыми иными знаниями и обстоятельствами, а не адаптацию Торы, чтобы удовлетворить современные требования. Это должно показывать власть Всевышнего в мире в каждом аспекте жизни.

Хотя величайшие мудрецы Торы Литвы и Польши были категорически против введения учебной программы школ рава Гирша в своих странах (важно еще раз отметить огромную разницу между Б-гобоязненными общинами Польши и Литвы и тем, что происходило в Германии), но они, тем не менее, отмечали величайшую заслугу этих школ в сохранении еврейства Торы в Германии.

Великий мудрец Торы рав Ицхак Эльханан Спектор из Ковно называл рава Гирша подлинным цадиком, а рав Хаим Озер Гродзенский хвалил общины, построенные на принципе «Тора и дерех эрец». Великий Хафец Хаим говорил, что рав Гирш был ангелом, посланным для спасения еврейства в Германии.

Несмотря на активность в общинной жизни рав Шимшон Рафаэль Гирш нашел время, чтобы написать еще несколько важных трудов. Одной из таких работ является комментарий на Пятикнижие, в котором он доказывает (среди прочего), что Устная и Письменная Тора являются частями одного целого и не могут быть правильно поняты друг без друга. В последние годы он также составил комментарий на книгу Теилим и Сидур.

До конца своих дней рав Гирш продолжал борьбу за святость нашего народа и за Тору. Он был призван в Небесную Ешиву 27 Тевета 5648 (1888) года. Трудно оценить величину его влияния на современное еврейство. Свой уникальный огонь Торы, огонь борьбы за святость нашего народа он передал через свои труды будущим поколениям.


http://www.beerot.ru/?p=51869