Рав Шнеур Залман из Ляд — Альтер Ребе

Дата: | Автор материала: Рав Арье Кац

3003

Хасидское движение зародилось в сложное для нашего народа время: тяжесть изгнания во враждебном окружении, зарождение еврейского «просвещения». Но, несмотря на все трудности, хасидское движение выросло и окрепло. Преодолеть трудности и недостатки становления хасидам помогли величайшие мудрецы Торы, стоявшие у истоков движения. Их искренняя вера, глубочайшие познания в Торе и преданность своему народу спасли множество еврейских душ.

Среди величайших хасидских наставников первых поколений особенно выделяется личность великого рава Шнеура Залмана из Ляд, известного, как Альтер Ребе (Старый Ребе). Непревзойденный гигант Торы, он оставил ощутимый след в истории нашего народа.

Он родился 18 Элуля (этот день является также днем рождения основателя хасидского движения – рава Исраэля Бааль Шем Това) 5505 (1745) года в городке Лиозно (на территории современной Беларуси). У его родителей, рава Баруха и ребецн Ривки было трое сыновей, и все они отличались глубочайшими познаниями в Торе.

Отец рава Шнеура Залмана был родом из Богемии. Он являлся прямым потомком великого Маараля из Праги. Рав Барух был последователем рава Исраэля Бааль Шем Това, и когда маленький Шнеур Залман достиг трехлетнего возраста, он взял его для традиционной церемонии халаке (первой стрижки) к основоположнику хасидского движения. Это был единственный раз, когда рав Шнеур Залман встречался с Бааль Шем Товом, но та встреча наложила свой отпечаток: мальчик получил благословение от великого наставника. Бааль Шем Тов также пожелал отцу, чтобы его сын нашел свой собственный путь в Торе.

До 12 лет рав Шнеур Залман обучался Торе у частного наставника. Затем его наставник, рав Иссахар Бер из Любавичей, отправил мальчика домой, сообщив отцу, что его сын вполне способен учиться и без помощи преподавателя.

Когда Шнеур Залман достиг возраста бар-мицвы, то по обычаю произнес речь, посвященную разбору сложной темы в Талмуде. Эта речь принесла славу молодому мудрецу Торы. Слух об илуе из Лиозно стал распространяться по еврейским местечкам. Очень скоро он достиг Витебска, где жил большой меценат и общинный лидер – рав Йеуда Лейб Сегал. Он счел юного рава Шнеура Залмана достойной парой для своей дочери, а после их свадьбы взял на себя все расходы по содержанию молодой семьи, дабы рав Шнеур Залман мог спокойно продолжать свои занятия Торой.

Когда рав Дов-Бер, сын Алтер Ребе, был молодым, он жил со своей семьей в одном доме с отцом, однако на разных этажах. Учились они также порознь.

Однажды ночью, когда отец и сын были погружены в учебу, случилось так, что маленький ребенок выпал из своей люльки и начал плакать. Рав Дов-Бер продолжил учиться – домочадцы справятся и без него, и нет причины прерываться. Однако он очень удивился, увидев, что тем, кто пришел успокаивать несчастного младенца, был его отец рав Шнеур Залман.

Чуть позже, когда ребенок успокоился, отец преподал сыну урок: «Неважно, как глубоко мы погружены в учебу – боль и страдание еврея, даже ребенка, являются достаточной причиной, чтобы прерваться».

Рав Шнеур Залман учился с величайшим воодушевлением. Блестящий ум и великолепная память помогали ему отлично ориентироваться в Талмуде и комментаторах. К 18 годам его познания обогатились также кодексами великих законоучителей.

В этом возрасте в юном знатоке Торы происходит перемена: вместо спокойной и обеспеченной жизни под опекой влиятельного тестя он выбирает добровольное изгнание и изучение Торы в гораздо худших условиях. От проходящих через Витебск путников рав Шнеур Залман узнает о великом Магиде из Межерича, ученике Бааль Шем Това. Это становится поворотной точкой: рав Шнеур Залман решает отправиться в Межерич, чтобы учиться у великого Магида.

Тесть рава Шнеура Залмана был категорически против поездки в Межерич. Он не желал отпускать зятя в столь далекое и небезопасное путешествие. Кроме того, как очень многие в то время, он опасался нового движения в еврейском народе. Он даже пригрозил лишить молодую семью финансовой поддержки. Однако жена рава Шнеура Залмана согласилась на то, чтобы он отправился на долгие 18 месяцев в Межерич. Более того, она продала часть своих драгоценностей, понимая, что ее отец не согласится оплатить поездку.

Рав Шнеур Залман отправился в Межерич вместе со своим братом равом Йеудой Лейбом. Дойдя до Орши, лошадь, запряженная в их повозку, неожиданно упала замертво. Это был знак Свыше. Рав Шнеур Залман начал искать причины произошедшего и выяснил, что его брат ушел из дома без согласия жены. Он призвал брата немедленно вернуться домой, а сам продолжил путешествие в Межерич пешком.

Первые впечатления рава Шнеура Залмана о посещении Межерича не были обнадеживающими, но он решил остаться, и вскоре стал преданным учеником Магида. Через 18 месяцев рав Шнеур Залман, как и обещал, вернулся в Витебск. Несмотря на существовавшее предубеждение против хасидского движения, он нашел также и многих евреев, стремившихся больше узнать о хасидизме.

Через некоторое время он вновь отправляется в Межерич к своему наставнику. Рав Шнеур Залман следует за Магидом в Ровно и Аниполь, куда тот перебирается к концу жизни.

Когда раву Шнеуру Залману едва исполнилось двадцать пять лет, он приступил к созданию фундаментального комментария к «Шульхан Аруху». Считается, что он начал эту работу по просьбе и благословению Магида из Межерича. Молодой мудрец Торы проанализировал и систематизировал алахический материал, накопившийся со времени выхода «Шульхан Аруха», и выпустил кодекс, учитывающий актуалии своего времени. Рав Шнеур Залман превосходно справился со своей задачей. Его работа, названная «Шульхан Арух а-Рав», занимает почетное место среди великих кодексов еврейского закона.

Семья рава Шнеура Залмана испытывала множество трудностей, пока в 5527 (1767) году ему не предложили должность магида (проповедника) в родном городе Лиозно. Этот пост рав Шнеур Залман занимал в течение 30 лет, снискав большое уважение общины и привлекая множество новых учеников.

19 Кислева 5532 (1772) года великий Магид из Межерич был призван в Небесную Ешиву. Его ученики решили продолжить распространение хасидского учения. В течение следующего года рав Шнеур Залман посещает общины, выступает и дает уроки. Он быстро завоевывает популярность как выдающийся хасидский наставник. Слава мудреца Торы помогает ему преодолеть предубеждения против нового движения. Когда рав Менахем Мендель из Витебска принимает решение перебраться в Землю Израиля и основать там общину, рав Шнеур Залман собирает для него деньги. После смерти рава Менахема Менделя рав Шнеур Залман становится признанным лидером хасидов.

Однажды к Алтер Ребе обратился бедный меламед из его общины. У того человека было пять дочерей, и он никак не мог выдать их замуж: в общине было прекрасно известно бедственное положение его семьи и полная невозможность дать достойное приданое.

Время шло, а шидух для дочерей становился все менее реальным.

Рав Шнеур Залман выслушал меламеда, и сказал: «Если они не хотят быть твоими родственниками, то, возможно, захотят стать моими. Я предлагаю шидух твоей старшей дочери». Удивленный меламед не мог понять, что имеет в виду великий наставник, пока тот не позвал своего старшего сына рава Дов-Бера.

Слова Алтер Ребе не расходились с делом – его старший сын и наследник взял в жены дочь бедного меламеда. Как и предсказал рав Шнеур Залман, стать его «родственниками» согласились многие, и остальные дочери меламеда очень скоро вышли замуж.

На посту руководителя хасидской общины рав Шнеур Залман прославился как выдающийся распространитель Торы. В Лиозно он открыл ешиву для своих учеников. Основу еврейского образа жизни он видел в изучении Торы, и, укрепляя и развивая хасидские общины, особое внимание уделял именно этому вопросу. Хасиды Алтер Ребе славились как выдающиеся знатоки Торы. В тоже время Алтер Ребе ревностно следил за сохранением мира внутри еврейских общин. Он не допускал распрей и наставлял своих учеников избегать споров и конфронтации с противниками хасидизма.

Очень многие нововведения, появившиеся с подачи Алтер Ребе, первоначально вызвали бурю протеста в еврейских общинах, но впоследствии были приняты всем еврейством Торы. Так было со стальными ножами для шхиты и теплыми миквами.

В 1797 году в свет выходит книга «Ликутей Амарим», больше известная, как «Тания». Она являлась систематизацией учения Алтер Ребе. Глубокое каббалистическое постижение многих вопросов еврейского вероучения сделало эту книгу одним из основополагающих трудов хасидизма. По сути дела «Тания» является уникальным и сложным путеводителем для служения Творцу, требующим глубоких познаний в Торе.

«Тания» принесла ее автору широчайшую известность в еврейском мире. С тех пор рав Шнеур Залман также известен как «Бааль а-Тания».

Алтер Ребе был не просто главой хасидов – его влияние распространялось на большую часть еврейского народа. Он был выдающимся общинным лидером, защитником нашего народа в сложное время: Польское государство в силу политических обстоятельств было разделено на части, и значительная часть еврейского населения оказалась под властью Российской Империи. В этом таилась огромная опасность. Русское правительство всеми силами пыталось решить «еврейскую проблему». Для изучения «еврейского вопроса» была создана комиссия во главе с русским поэтом Гавриилом Державиным, который не питал большой любви к нашему народу. Державин путешествовал по западным окраинам Российской Империи, местам компактного проживания еврейского населения. Он был также и в Лиозно, где жил Алтер Ребе.

Вернувшись в Петербург, Державин представил царю доклад, содержавший гораздо больше лжи и домыслов, чем правды. Среди прочего, в докладе в весьма негативном свете выставлялась и личность самого Алтер Ребе. Кроме того, в нем содержались и конкретные предложения по решению «еврейской проблемы», грозившие, в случае реализации, многими бедами для нашего народа.

К несчастью для Державина, на его доклад пожаловались царю несколько видных аристократов и крупных землевладельцев. Среди этих людей были те, кто лично знали Алтер Ребе и признавали его, как выдающегося мудреца и наставника еврейского народа. К счастью для евреев, царь весьма прохладно отнесся к предложениям Державина, и положение евреев осталось неизменным.

Однажды рав Шломо из Карлина гостил в доме Алтер Ребе. Его визит породил неожиданный спор между дочерью Алтер Ребе и его супругой: кто будет готовить ужин важному гостю? Дочь утверждала, что сегодня ее очередь работать на кухне, а жена ссылалась на возраст и право хозяйки дома.

Дело дошло до того, что пришлось обратиться к самому Алтер Ребе за «судебным» решением. Рав Шнеур Залман «рассудил» так: готовить должна его супруга по праву хозяйки дома, а дочь пусть добавляет в блюда соль и другие приправы, тем самым обеспечивая их вкус.

Все оказались довольны решением, и Алтер Ребе уединился с равом Шломо, дабы немного поучиться до ужина. В это же самое время на кухне происходило следующее: в силу многолетней привычки жена Алтер Ребе сама посолила все блюда, забыв о том, что после нее это сделает еще раз ее дочь.

Конфуз случился во время трапезы. Все сидящие за столом, включая важного гостя, отказались есть пересоленные блюда. Все, кроме Алтер Ребе. Он ел ужин, как обычно, словно не чувствуя соли. Более того, к удивлению многих, он еще раз (третий!) посолил свою еду.

Рав Шломо из Карлина с трудом глотал пищу. Но ни один мускул не дрогнул на лице Алтер Ребе – он не мог выставить своих домочадцев в столь неприятном свете.

Раву Шнеуру Залману не суждено было закончить свои дни в мире. Последние годы жизни он провел в местечке Ляды. Здесь он застал начало войны с Наполеоном. Дважды ложно обвиненный в измене, рав Шнеур Залман выступил на стороне России. Он видел большую угрозу духовной жизни евреев во французском нашествии. Ветры мнимой свободы, которые несли с собой французы, угрожали еврейскому укладу жизни. Позиция Алтер Ребе была воспринята евреями Российской Империи. В наше время это малоизвестно, но наш народ оказал огромную помощь русской армии в той войне.

Русские генералы не остались в долгу – они предоставили повозки, на которых семья Альтер Ребе и он сам смогли эвакуироваться. Это было зимой, и той же зимой светлая душа великого хасидского наставника и мудреца Торы, рава Шнеура Залмана из Ляд вознеслась в Небесную Ешиву 24 тевета 5573 (1812) года.

Подготовил Арье Кац.


http://www.beerot.ru/?p=10280