Комментарий рава Ицхака Зильбера — к недельной главе Шмини

Дата: | Автор материала: Рав Ицхак Зильбер | версия для печати версия для печати

В недельной главе Шмини («Восьмой») излагаются события восьмого дня от начала подготовки коаним к выполнению их миссии. Как вы знаете, в этот день Аарон и его сыновья впервые приступили к служению в Храме. Это произошло первого нисана на второй год после выхода евреев из Египта, в 2449 году от сотворения мира. Аарон принес все требуемые законом жертвы и благословил народ, но не зажег огня на жертвеннике. Огонь на жертвенник спустился с Неба, свидетельствуя о том, что в Храме присутствует Шхина Всевышнего. Евреи были счастливы. Об этом рассказывает первая часть главы. При открытии Храма произошло трагическое событие: погибли два сына Аарона – Надав и Авиу. Не спросив у Моше, они внесли на жертвенник зажженный ими огонь с воскурением. Это была серьезная ошибка, и Б-г немедленно покарал их смертью. Всевышний запретил Аарону и оставшимся его сыновьям проявлять скорбь внешне, чтобы не омрачать радость открытия Храма, и приказал им не прерывать службу. Этот эпизод описан во второй части главы. Третья часть ее посвящена законам о кашерной пище.

Глава кончается словами:

«Вот учение о скоте, и птице, и всяком живом существе, передвигающемся в воде, и всяком живом существе, ползающем по земле. Чтобы различать между нечистым и чистым, между животным, которое можно есть, и животным, которого есть нельзя» (11:46, 47).

Эти слова подытоживают изложенные в главе законы о видах животных, разрешенных и запрещенных в пищу евреям.

В главе Шмини отдельно говорится о животных, обитающих на суше, отдельно – о летающих в воздухе и отдельно – о плавающих в воде. При этом для каждой из групп указаны признаки, позволяющие отличить разрешенное от запрещенного.

Из животных, обитающих на суше, евреям разрешено есть лишь жвачных с раздвоенными копытами. Животные, обладающие только одним из этих признаков, нам в пищу запрещены.

В главе конкретно названы четыре вида таких животных, мясо которых есть не разрешается: три вида жвачных со сплошными копытами и один – не жвачного с раздвоенными копытами. Жует ли животное жвачку, можно выяснить, только понаблюдав за ним какое-то время. А вот копыта – это видно сразу. Животное, обладающее внешним признаком кашерности, – свинья.

Животные, обладающие обоими признаками, то есть разрешенные нам в пищу, не названы. Они перечислены в книге Дварим. Тора называет всего десять видов таких животных: три домашних – корова, овца, коза – и семь диких – олень, лань, серна и др.

Заметьте, что разрешенными, таким образом, оказываются лишь травоядные, а все хищники – лев, тигр, волк, рысь и другие – запрещены.

Талмуд (Хулин, 59а) приводит устное предание, в котором сказано: если где-то обнаружится неизвестное до сих пор млекопитающее с раздвоенными копытами и невозможно выяснить, жует ли оно жвачку, мы можем спокойно его резать и есть, если оно не из семейства свиней. Властелин мира знает, сколько видов Он сотворил и какие. Он передал через Моше, что существует лишь одно животное с раздвоенными копытами, которое не жует жвачку, – свинья. И об остальном можно не беспокоиться. Там же сказано, что млекопитающее, у которого нет резцов среди верхних зубов, непременно жует жвачку и имеет раздвоенные копыта (под эту категорию подпадает и верблюжонок, пока у него не появились резцы, однако мясо его есть нельзя, как и мясо взрослого верблюда). Это устное предание тоже получено от Моше-рабейну.

Смелые утверждения!

Моше, замечает раби Акива, как известно, охотой не занимался (Сифра, 11:4) и фауну досконально знать не мог.

Тора дана на Ближнем Востоке – в пустыне Синай. Было это три тысячи триста с лишним лет назад. Животный мир Европы, Сибири, Дальнего Востока, Америки, Австралии людям тогда не был еще достаточно известен. Не слишком ли категоричен Талмуд? А вдруг такое животное еще найдется?

В прошлом веке известный путешественник и исследователь Кох получил задание от правительства Англии (надо сказать, что к утверждениям Торы, касающимся «проверяемых», «практических» вещей, испытывали интерес не только англичане) выяснить, существует ли на земном шаре хотя бы еще одно животное с единственным признаком кашерности, как у верблюда, зайца, кролика, которые жуют жвачку, или как у свиньи, у которой раздвоены копыта. Вы можете прочесть об этом в книге П. Менкина «Керем Птахья» (Иерусалим, 1931). Никаких дополнений к списку, данному в Торе, исследователь не нашел.

А ведь Моше не мог обследовать весь земной шар! Как сказано в книге «Сифра», там же: «Пусть поразмыслят над этим те, кто говорит, что Тора – не от Б-га».

Еще одно интересное утверждение мудрецов гласит, что всякое млекопитающее с ветвистыми рогами непременно окажется жвачным с раздвоенными копытами. Израильский ученый д-р Менахем Дор, узнав об этом высказывании, выразил недоумение: трудно усмотреть связь между рогами, копытами и жеванием жвачки. Тем не менее, будучи истинным ученым, он не поленился, просмотрел все имеющиеся перечни рогатых млекопитающих и убедился, что у всех жвачных с ветвистыми рогами копыта раздвоены (см. М. Дор, журнал «Ладаат», 14, с. 7).

Из всего живого, обитающего в воде, Тора разрешает нам есть лишь рыбу с чешуей и плавниками.

Талмуд добавляет к этому: у рыбы с чешуей непременно есть и плавники. Так что если перед вами лежит кусок рыбы с чешуей, а плавников на этом куске не видно, рыбу смело можно есть. Поистине удивительное утверждение!

Сколько видов животных насчитывается в океанах? Великое множество! Больше того, каждый год ученые обнаруживают новые и новые виды. Кто может дать гарантию, что не будет обнаружено существо, которое послужит опровержением сказанного мудрецами? Только Творец.

Но, с другой стороны, может быть, у всех рыб есть и чешуя, и плавники, и говорить об этом особо нечего? Отнюдь нет. Вот мурена, например, опасный морской хищник до трех метров длиной, ни того, ни другого не имеет. Так что не всякая рыба имеет чешую. А как чешуя связана с плавниками, непонятно и ученым.

Говоря о птицах, Тора в книгах Ваикра (Шмини, 11:13–19) и Дварим (Ръэ, 14:12–18) перечисляет запрещенные виды, поскольку их меньше, чем разрешенных. Всего их названо двадцать четыре, и среди них – хищные птицы: орел, коршун, филин и т. п., – которые запрещены так же, как и хищные животные. В настоящее время традиционно кашерными считаются курица, гусь, утка, индюк и голубь.

Запрещены в пищу все насекомые, кроме четырех видов саранчи, а также мелкие и ползающие животные (черепахи, мыши, ежи, черви, муравьи и т. п.).

Недавно в одной из израильских газет, выходящих на русском языке, я увидел статью под названием «Еврейский рецепт от инфаркта» и заинтересовался. Редакция предваряет статью заявлением: «…известный российский кардиолог В. С. Никитский считает, что именно строгое соблюдение кашрута может помочь человечеству избежать инфаркта и выжить после него», – а сам кардиолог, гостивший в Израиле, говорит:

«Когда мне… рассказали о том, что такое кашрут, я понял, почему в вашем регионе число заболеваний сердечно-сосудистыми болезнями намного меньше, чем в России, во Франции, в Штатах, в других странах мира. А ведь инфаркт – едва ли не главная причина смерти мужчин в возрасте от 40 до 60 лет…

Внутри наших сосудов кровь несет жировые и известковые вещества, которые постепенно оседают на стенках артерий.

Конечно, клетки артерий постоянно самообновляются, но в конце концов им становится не под силу удалять излишки жировых веществ и начинается процесс “самоудушения” артерий… Этот процесс… преимущественно… развивается в трех органах – в сердце, мозге и печени…

…Холестерин (жир, избыточное количество которого приводит к зарастанию артерий) входит в оболочку наших клеток, и, следовательно, он просто необходим организму. Вопрос – в каких количествах. Мне кажется, что еврейская кухня позволяет как раз сохранить этот баланс… Вот что интересно – именно свинина и осетрина, которые запрещены вашей религией как некашерные, являются в буквальном смысле слова “складами холестерина”. Взаимодействие мясного и молочного приводит к резкому повышению уровня этого вещества в крови – скажем, съесть кусок хлеба с колбасой и через несколько часов кусок хлеба с маслом в миллион раз полезнее, чем намазать хлеб тем же количеством масла и положить на него такой же кусок колбасы, как это любят делать россияне. Кроме того, мы нередко жарим мясо на сливочном масле… То, что кашрут предписывает жарить мясо только на огне, в гриле или на растительном масле, – это действенное средство профилактики инфарктов, более того, людям, перенесшим инфаркт, на мой взгляд, совершенно противопоказано есть мясо, жаренное на сливочном масле, и вообще смешивать мясное и молочное…»

Не знаю, насколько обоснованы утверждения этого врача научно, и мы, конечно, соблюдаем законы Торы не из рациональных соображений, но и в них есть свой смысл.

Глава Шмини приводит закон, по которому человек, прикоснувшийся к трупу нечистого млекопитающего или к падали, если это было чистое животное, а также к трупам мелких существ восьми видов, перечисленных в этой главе (11:29, 30), становится нечист и не может войти в Храм до того, как совершит специальный обряд очищения.

Несколькими строчками выше мы употребили выражение «падаль, если это было чистое животное». Что это такое? Это труп животного, умершего своей смертью или убитого не по правилам, предписанным Торой для убоя скота. Называется он невела (мы уже приводили этот термин в сноске к главе Хаей Сара книги Берешит. Там же мы упоминали понятие трефа, о котором поговорим ниже).

Законы об убое скота – существенная часть правил кашрута. В главе Шмини они не упоминаются. В Торе об этом сказано только в одном месте: в главе Ръэ книги Дварим, причем предельно лаконично. Но поскольку мы обсуждаем тему кашрута, поговорим об этом здесь.

Шхита, способ убоя скота, предписанный Торой, применяется евреями более трех тысяч лет. Доверяется эта работа только человеку высокоученому, второму по объему знаний после раввина в своем городе, и непременно Б-гобоязненному.

Нож, предназначенный для шхиты, перед резкой тщательно проверяют: согласно требованиям Устной Торы, он должен быть заточен так, чтобы на лезвии не было ни малейшей зазубрины – пгимы. Нож должен быть достаточно длинным, в два раза длиннее диаметра шеи животного. Резники стараются мгновенно перерезать больше половины окружности пищевода и дыхательного горла у млекопитающего и пищевода или дыхательного горла или того и другого – у птицы. При этом перерезаются кровеносные сосуды и нервы, ведущие к мозгу, и животное или птица сразу теряет сознание. Боли они не чувствуют. В момент рассечения тела ножом боли нет, потому что на лезвии нет зазубрин (так мы, не почувствовав, что порезались бритвой, неожиданно замечаем кровь на руке). После рассечения боли нет, потому что перерезаны нервные волокна, передающие болевой сигнал мозгу, и кровеносные сосуды, питающие его. Животное может двигаться, даже бежать, но боли уже не чувствует.

После убоя внутренности животного проверяются, чтобы выяснить, нет ли в них трефы – по еврейскому закону трефу есть нельзя.

Что такое трефа? Талмуд объясняет: это определенные болезненные изменения во внутренних органах. Устная Тора относит к категории трефного восемнадцать видов таких изменений (в деталях получается семьдесят), например, отверстия в пищеводе, сердце, легких, в оболочках мозга. Это изменения, при наличии которых животное, если бы его не зарезали, умерло бы в течение года.

В 1893 году в Петербурге вышла научная работа доктора медицины И. Дембо «Анатомо-физиологические основы различных способов убоя скота». Автор посвятил три года жизни изучению известных способов убоя. Он рассматривал их в двух аспектах: насколько они болезненны для животного и насколько хорошо сохраняется мясо после разделки туши. Разбирая «русский», заимствованный в Германии способ, при котором стараются повредить спинной мозг, и другие, автор приходит к выводу, что все они мучительны для животных.

Затем он переходит к рассмотрению еврейского способа убоя скота.

Подробно разобрав все детали законов шхиты, д-р Дембо приходит к выводу: из всех известных нам способов убоя скота наилучший – еврейский. Он наименее мучителен для животного и максимально полезен для человека, ибо при шхите из туши удаляется много крови, что предохраняет мясо от порчи.

Дембо излагает в своей работе аналогичные мнения крупнейших светил медицины и ветеринарии: проф. Вирхова, проф. Герлаха, проф. Павлова, Дюбуа-Реймона и других, которые предлагают отменить во всем мире другие способы убоя скота и перейти на шхиту.

На заседании Санкт-Петербургского медицинского общества от 15 декабря 1892 года все согласились с выводами д-ра Дембо и аплодировали докладчику. Это вполне понятно. Но вот что заставляет задуматься. Законы шхиты евреи начали практиковать, не прибегая ни к каким научным исследованиям, да тысячелетия назад люди и не могли знать все известные сегодня научные факты. Эти законы они получили готовыми – от Того, Кто знает все.

Доктор Дембо занялся изучением законов о трефном и был поражен. Он пишет: «Я был потрясен, узнав, что многие факты, до которых наука доходит или дошла лишь в последние годы, были ясно и четко определены в Талмуде как устное предание от Б-га через Моисея более трех тысяч лет назад».

В году, кажется, тридцать пятом к моему отцу, благословенна его память, зашел врач (а может быть, ветеринар, точно не помню) и очень интересовался законами шхиты. Говорил, что хочет ввести их на городской бойне!

Интересно, что в те же примерно годы нацисты запретили еврейский способ убоя скота «из жалости к животным»…

Тора требует соблюдения всех правил кашрута. Кашерный стол по своему значению приравнивается к жертвеннику (при условии, что, как говорит Талмуд, в этом доме умеют делиться едой с нуждающимися).

Сказано в этой главе (11:42-44): «…не ешьте их, ибо они – мерзость. Не оскверняйте ваши души всякими мелкими ползающими животными… Ибо Я – Г-сподь, Б-г ваш, и освящайтесь, и будьте святы, ибо Я свят…»

Вероятно, Творец природы и человека, приказав своему народу: «Будьте святы», – запретил евреям есть сало, кровь и некоторые виды животных, потому что эта пища уменьшает восприимчивость человека к святости, удаляет от нее.

Существует также взаимосвязь между тем, что мы едим, и нашей сущностью, нашей психикой и характером. Новая наука – диетопсихология – может уже немало сказать о влиянии пищи на поведение человека. Так, скажем, ученые поинтересовались, чем питался обслуживающий персонал немецких концлагерей. Выяснилось: в основном, свиной кровяной колбасой.

Мы знаем, что алкоголь опьяняет. Действует он на человека быстро. Есть вещества, действие которых медленно и не столь очевидно.

Комментатор Торы Рамбан пишет, что некашерная пища наносит вред душе, духовному складу человека и ожесточает сердце.

«…Не ешьте их… и будьте святы, ибо Я свят». Эти слова указывают на связь между соблюдением кашрута и формированием душевных качеств человека, потому что приведенный стих призывает подражать Всевышнему («будьте святы, ибо Я свят») и увязывает это со словами «не ешьте их».

В этой связи вспомним комментарий к словам «…чтобы Он был тебе Б-гом и чтобы идти по Его путям» (Дварим, 26:17). Наши мудрецы поясняют: «Он милосерден, и вы будьте так же милосердны; Он добр, и вы будьте так же добры», то есть развивайте в себе присущие Ему качества. А как это делать?

В Талмуде сказано (Йома, 39), что грех притупляет чувства и ожесточает сердце. Известный раввин раби Моше Исерлес говорил, что даже ребенка не следует кормить запрещенной пищей: если он будет есть ее, то в зрелом возрасте у него появятся дурные привычки.

Действительно, привычки возникают у ребенка еще в младенчестве. О раби Йеошуа бен Хананье сказали наши мудрецы: «Счастлива мать, родившая его». Она приносила его к дверям Академии Талмуда, чтобы он слышал слова Торы с раннего возраста.

Соблюдение кашрута не только укрепляет наше тело и возвеличивает душу, оно – необходимое условие сохранения самобытности и индивидуальности еврейского народа. Существует немало очевидных различий в образе жизни между нами и другими народами, но ограничения в еде занимают среди них особое место – это признак, по которому нас отличают от остальных, и особенность, которая в то же время сближает нас, евреев: «Один глоток сближает дальних» (Санедрин, 103б).

А теперь укажем на одно очень существенное явление, к разговору о котором мы вернемся в связи с главой Ръэ книги Дварим. Об убое скота Тора говорит всего несколько слов (как мы уже заметили выше): «…зарежь [животное] из крупного и мелкого скота твоего, который дал тебе Б-г, как Я повелел тебе, и ешь в жилище твоем» (Дварим, 12:21). Но как именно это делать, нигде в Письменной Торе не сказано. «Как Я повелел тебе» – повелел устно. Все, сказанное выше о шхите, мы узнаем из Устной Торы. И то же касается многих законов, исключительно важных для евреев. Что это значит? Это еще раз напоминает нам, что Устная Тора, как и Тора Письменная, дана нам Всевышним, и одна опирается на другую.

Требования, предъявляемые Торой нашему народу, сложны и многочисленны. Есть среди них и заповеди, смысл которых нам неизвестен. Мотивы их скрыты от нас. Но тот, кто исполняет эти мицвот, достигает истинной духовности.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Добавить комментарий