Лакомства к субботнему столу — Недельная глава Бо

Дата: | версия для печати версия для печати
заслугу

Идем к фараону!

Рав Яаков Галинский

Саба из Кельма сказал, что самым большим чудом во всей истории исхода из Египта было то, что Моше и Аарон предстали перед фараоном, жестоким диктатором, который угнетал целый народ без всякой причины, который, не моргнув, приказал бросать новорожденных младенцев в Нил, который каждый день купался в крови трехсот младенцев… Они пришли к нему, объявили о восстании, обрушили на его царство казнь за казнью, такие страшные, что слуги фараона сказали: «Разве ты не видишь, что Египет гибнет?» И он не тронул их!

Почему Моше не боялся идти к фараону?

А кто сказал, что не боялся? Еще как боялся, как сказано об этом в книге «Зоар» (гл. 2, 34). Особенно в духовном плане – зайти в самый эпицентр тумы, приблизиться к источнику всей силы фараона. Но Всевышний сказал Моше: «Идем к фараону». Нужно было бы сказать «иди к фараону», почему сказано «идем»? Имеется в виду – иди со Мной, пойдем вместе, и тогда, как сказано в Теилим (23): «Даже если пойду по долине смертной тени, не устрашусь, ведь Ты – со мной».

Рассказывают, что, когда рава Йосефа Шломо Каанемана назначили раввином Поневежа, он превратил город в столицу Торы и образовательный центр всей области. Он открыл талмуд-тора (школу для мальчиков), ешиву для подростков и ешиву для юношей, колель для аврехов, учебные заведения для девочек. Около двух тысяч учащихся, которые прославили этот место. Община несла бремя их обеспечения.

Но в город проникли новые веяния, и на выборах большинство голосов получили светские евреи и те, которые «шли на компромисс». Они вызвали рава и потребовали ввести в программу ешивы светские предметы. Совсем немного: только математику и язык. Воложинская ешива закрылась из-за гораздо меньших требований. Разумеется, рав отказался: ешива посвящена изучению Торы, и только Торы. Они пояснили свои требования: если ты не согласишься на то немногое, что мы требуем – а мы прекрасно знаем, что и это ты постараешься уменьшить, – то снимем тебя с должности городского раввина и назначим вместо тебя «просвещенного» раввина, который сам с большим удовольствием добавит еще и еще светских предметов!

Рав Каанеман оказался в западне: если согласится – плохо, если не согласится – еще хуже. Он ответил: «Мне нужны сутки, подумать и решить». Что он собирался сделать за эти сутки? Поехать к своему учителю Хафец Хаиму и спросить у него совета.

Хафец Хаим был рад встретить его и совсем не рад услышать плохие новости. Он сказал раву Каанеману:

— Хорошо, что Вы приехали. Но не всегда будет Хафец Хаим, с которым можно будет посоветоваться. Так что давайте я научу вас правилу, в соответствии с которым будете действовать и дальше.

Знайте, что, когда две силы воюют, жители запираются в домах, пока буря не утихомирится, пока кто-то один не победит. Однако что делать, когда армия решает, что все жители должны поднять флаг той армии, которую они поддерживают, чтобы знать, – они свои или противники? Тогда выбора нет — выясняют, чья сторона сильнее, и поднимают ее флаг!

Рав из Поневежа опешил. Такого ответа он не ожидал.

— Вы поняли? – спросил Хафец Хаим.

— Да, — ответил тот.

— Что Вы поняли?

— Что светских в руководстве общины большинство, сила в их руках, нужно согласиться на их требования и постараться уменьшить ущерб, насколько возможно…

 —Нет! – ответил Хафец Хаим, — Их действительно большинство. Но Всевышний на нашей стороне, а значит, сильные – мы! У греков были огромные вооруженные и натренированные войска, но Всевышний был на стороне слабых и малочисленных, и они победили!

Рав Каанеман услышал это и, поразмыслив, принял. Он вернулся в город, предстал перед главами общины и уверенно объявил: «Я веду учебные учреждения по пути Торы, не отклоняясь ни на шаг. Если вы хотите войны – будет война!» Те пошли на попятную: «Нет, вы не поняли нас… Мы только предложили, а выбор за вами…»

Теперь мы можем понять, почему, когда евреи выходили на войну, устраивали селекцию, отбирали воинов. Причем отсылали не больных или увечных. «Каждый, кто боится и слаб сердцем» из-за грехов, которые у него есть, «пусть вернется домой» (Дварим, 20:8, Сота, 44а). Почему? Потому что «Нет преграды Всевышнему спасти многим или малым» (Шмуэль 1, 14:6).

«Ведь Г-сподь, Б-г твой, идет посреди твоего стана, избавляя тебя (от опасности) и повергая твоих врагов перед тобой. Пусть же стан твой будет святым, и не будет в нем ничего непристойного, чтобы (Г-сподь) не отступился от тебя» (Дварим, 23:15). Нам нужно заботиться только о том, чтобы не изгнать Шехину. И тогда победа обеспечена!

В святой Торе есть все науки

Рав Шимшон Пинкус

«Этот месяц будет вам главой месяцев» (Шмот, 12:2).

Первая заповедь, которую получили евреи, это заповедь освящения месяца. Эту заповедь соблюдали на Земле Израиля во времена Санедрина, и ее суть была – рассчитывать и понимать траектории небесных тел и звезд, и в соответствии с этим устанавливать начала месяцев.

Чтобы установить это, необходимы широкие познания и глубокое понимание в астрономии, как писал Рамбам в «Законах освящения месяца» (нач. 11 гл.): «Известно, что каждый, в ком есть верный дух и сердце, жаждущее постичь мудрость и тайны мироздания, будет стремиться изучить, как рассчитывают начало месяца… и пусть не покажется тебе эта мудрость легкой для постижения, потому что на самом деле она весьма незаурядна и глубока, в ней секрет расчета високосных лет, который знали великие мудрецы, и они передавали ее не всем, а только доверенным и мудрым».

Это один из фундаментальных принципов иудаизма: знать невероятную глубину Торы, которая охватывает и включает в себя абсолютно все виды мудрости, а также – осознавать потрясающее величие мудрецов Торы периода Мишны и Талмуда, и мудрецов более поздних времен. Они были великими не только в путях Торы, но и знали в совершенстве все науки и другие области знания. Вот как пишет об этом наш учитель Хатам Софер («Драшот», т. 1, лист 100): «Сказано в книге Дварим (4:6): “Храните же и исполняйте их (заповеди), потому что это ваша мудрость и ваш разум перед глазами всех народов… они скажут: сколь мудр и разумен этот великий народ!” Смысл здесь в том, что наша письменная Тора невелика размером, и, на самом деле, невозможно исполнять ее, не зная все науки в совершенстве. Ведь как можно принять свидетельство о начале месяца, не зная в точности пути солнца и луны на небосводе; как можно выносить законы о трефном мясе, не зная точной физиологии животных; как могут петь и играть левиты, не разбираясь в премудростях музыки? Мудрецы настолько подробно описали все 39 запрещенных в Шаббат работ, – отсюда мы видим, что они хорошо знали все ремесла, например, ткачество и вообще все естественные науки. А ведь обо всем этом нет и упоминания в письменной Торе, и у нас нет никакой книги, которая бы говорила об этом. Получается, что, вроде бы, необходимо учить все это из книг других народов. Однако Всевышний сказал нам: “Трудись над ней (Торой) и днем, и ночью”, и мудрецы говорят: “Не отходи от нее (от Торы) ни на йоту”. Выходит, что Всевышнему вовсе не угодно, чтобы мы учились из этих книг. Так откуда же мы узнаем то, что необходимо для исполнения Торы – ведь это небольшая книга, которая не может вместить все?

Но ты должен знать и верить, что свиток Торы мал размерами, но нет конца и края ей, и нет ни одной премудрости на всем белом свете, знания о любом уголке мироздания, о котором не было бы намека в словах и буквах Торы. И нет никакого сомнения, что в строке “этот месяц будет вам” заложена вся премудрость освящения месяца, и тот, кто сумеет правильно изучить эту строку, найдет в ней все, изложенное самым ясным образом.

Поэтому, когда народы мира увидят, что …единственное, с чем мы связаны – это с Торой, но, тем не менее, мудрецы Торы знают все самым наилучшим и истинным образом, — они поймут, что мы достаточно умны, чтобы уметь анализировать и понимать все намеки святой Торы».

И опустошили они Египет

Рав Рафаэль Ойербах

«И Г-сподь дал милость народу в глазах египтян, и они давали им (предупреждая просьбу), и опустошили они Египет. И отправились сыны Израиля из Рамсеса в Сукот, около шестиста тысяч пеших мужчин, кроме детей» (Шмот, 12:36-37).

Всевышний открыл Аврааму пророческое видение того, что мы называем союзом «Между теснин». И Авраам не видел ничего, кроме темноты, не понимал замысла Творца: «и вот ужас, мрак великий нападают на него» (Берешит, 15:12). В стихах говорится только о Египетском порабощении, но комментаторы поясняют, что в них заключены намеки на четыре будущих изгнания народа Израиля. «Ужас» – это Вавилон, «мрак» — это Мидия, «великий» — Греция, «нападают на него» — Эдом.

Египетское изгнание является корнем всех других изгнаний народа Израиля. Однако после всех страшных видений Всевышний обещает Аврааму: «Но и над народом, которому они служить будут, произведу Я суд, а после они выйдут с большим имуществом» (Берешит, 15:14). И когда говорится, что евреи выйдут с большим имуществом, то не имеется в виду только золото и серебро. Автор книги «Сфат Эмет», адмор из Гур, рав Йеуда Арье Лейб Алтер поясняет, что под большим имуществом подразумеваются те искры святости, которые были сокрыты в среде этого народа: возвышенные души, которые томились в рабстве.

Когда Яаков убегает, взяв с собой жен и детей, то в доме Лавана все взволнованы. Они говорят: «забрал Яаков все, что у отца нашего, и из того, что у отца нашего, составил он все это богатство» (Берешит, 31:1). Сам же Лаван позже повторяет почти те же слова: «И отвечал Лаван, и сказал Яакову: … и все, что ты видишь, это мое» (Берешит, 31:43). Говорит рав Элияу Деслер, что, если Тора приводит такие слова, очевидно, что в них есть скрытая доля правды. Но где та правда? Что имели в виду Лаван и его сыновья? И рав Деслер приводит следующее пояснение, которое при первом прочтении может вызвать даже улыбку.

Во времена изгнаний евреи разошлись по всему миру, осели среди народов. Но пребывание на чужбине не прошло бесследно и бесполезно. Вернувшись в Святую землю, они принесли с собой влияние тех народов, среди которых жили. Посмотрите! Евреи Германии – это те люди, у которых все в жизни идет с жесткой дисциплиной. А это может помочь в педантичном сохранении законов и традиции. Хасидское движение могло зародиться только в Восточной Европе. Потому что народы, среди которых жили хасиды – это люди более мягкие, которым не чужды теплота и чувственность. Также не удивительно, что именно в краях, где находится Литва и окрестные земли, могли быть разработаны удивительные методы углубленного изучения Торы. Ведь уроженцы этих стран обладают холодной логикой и рациональным интеллектом. А искренняя и ничем не замутненная вера могла сохраниться именно у сефардских евреев, живших в среде народов, исповедующих ислам, где так много пылкости и воодушевления во всем, что связано с Небесами.

И когда Лаван произносит слова: «…и все, что ты видишь, это мое», он знает, что говорит. Потому что евреи приобретали все лучшее, что было у их окружения. А «Сфат Эмет» утверждает, что народ Израиля не смог бы достичь того, чего достиг, если бы не прошел через «плавильную печь» Египта.

Мы всегда говорим, что народ Израиля вышел из Египта. Но эта фраза не выражает всей глубины этого явления. Народ Израиля не вышел из Египта. Народ Израиля родился в Египте. Это — единственный народ, рождение и формирование которого прошло не на своей земле. Мы пришли туда как семья, а вышли огромным народом. И стих свидетельствует об Израиле, что он появился как: «народ из среды народа…» (Дварим, 4:34). Поясняют комментаторы, что это похоже на то, когда зародыш находится в утробе матери. Наш народ был частью Египта. Но «…и опустошили они Египет», вынеся оттуда все самое важное. И это было не напрасно, пусть и проходило с тяжелейшими испытаниями.

В заслугу праведных женщин

Рав Яаков Галинский

«В заслугу праведных женщин (народ Израиля) был спасен из Египта» («Шмот Раба», 1:15).

Что это значит? Я знаю, что обычно говорят: что народ Израиля должен был быть в рабстве 400 лет, но возопил к Творцу из-за тяжкого гнета, и Всевышний пожалел его. Но как можно было избавить его от рабства через 210 лет, ведь всего половина времени прошла? Сказали праведные женщины: «Владыка мира, спаси их сейчас, а мы обязуемся обеспечить им продолжение рабства…»

Но я никак не мог понять это объяснение: почему говорят только о праведных женщинах. Разве обычные женщины не участвуют в «порабощении» мужей?

Я слышал историю о раве Ишаеле Мукште из Праги, авторе книги «Рошей Бесамим». Ему досталась жена — точно, как написано: «Ложь – обаяние, и тщета – красота, лишь Б-гобоязненная женщина будет прославлена». Утром он возвращается с молитвы – она еще молится Шахарит. Днем приходит домой, уставший после урока, который давал ученикам, а она еще не закончила ежедневную порцию Теилим. Потом – «Перек Шира», и еще молитвы, а после этого она занималась помощью нуждающимся.

Сказал рав Ишаеле: «Теперь я понимаю комментарий святого Раши на строку “нехорошо быть человеку одному, сделаю ему помощницу против него”. Раши сказал: “удостоился – помощница, не удостоился – против него”. То есть, если человек удостоился – она помогает ему: он молится – она готовит завтрак. Он преподает ученикам – она готовит обед. Он сидит и судит в раввинском суде, она убирает дом и готовит ужин. Но если он не заслужил – то она “против него”, то есть – напротив него, делает все точно, как он сам. Он молится, и она молится. Он дает урок – она читает Теилим. Он судит – она читает “Перек Шира”».

Но мы не жалуемся. Как-никак, все же в их заслугу вышли из Египта…

Что ж, это, как говорится, комментарий своеобразный. А теперь объясним по-настоящему, серьезно: в чем заключалось преимущество женщин перед мужчинами в Египте? В том, что они придерживались законов скромности в одежде. Ведь одна из причин, почему евреи были спасены – «не изменили своей одежды». Откуда мы это знаем? Им было указано: возьмите у египтян «серебряную и золотую утварь, и платья, и наденьте их на своих сыновей и дочерей» (Шмот, 3:22). А почему не сказано, что следует сделать с золотыми и серебряными вещами? Потому что, очевидно, берут их, чтобы пользоваться. Но что делать с одеждой? Ведь египетская одежда – короткая и не принятая у евреев, как может прийти в голову, чтобы еврейская женщина надела такое! Поэтому Торе пришлось сказать, что одежда будет для детей, ведь для них она не была короткой.

И на самом деле в конце сказано: «Скажи народу, чтобы каждый мужчина взял взаймы серебряные и золотые вещи у своего знакомого (египтянина), а каждая женщина – у своей знакомой (египтянки)», а платья, которые были дороже, чем серебро и золото (см. Шмот, 12:35, комм. Раши) – отдали только маленьким детям.

Расскажу по этому поводу. Однажды я пришел к Хазон Ишу, и из его комнаты как раз вышел рав Авраам Йосеф Вольф, директор семинара для девочек в Бней Браке. Это было в первый год основания семинара. Бней Брак тогда был маленьким городком, все друг друга знали, жили, как большая семья. Так что я спросил его: «Что нового?»

Он ответил, взволнованный и потрясенный: «Я спросил у Хазон Иша: сказано в Гемаре (Кидушин), что Всевышний создал йецер а-ра, дурное начало, и создал Тору – “противоядие” против него. В “Месилат Йешарим” сказано, что если Создатель человека Сам сообщает, что это – оружие против дурного начала, значит, ничего другого нет. А что же делать женщинам, которые не учат Тору?

Хазон Иш ответил мне: женщины уничтожают дурное начало, соблюдая законы скромности!»

В Египте у мужчин еще не было Торы. А женщины уже соблюдали законы скромности. Поэтому в их заслугу мы были спасены!

Двойная казнь вшами

Рав Яаков Кранц

«Сказал Он — и пришел аров (звери), вши во все пределы их» (Теилим, 105:31).

Задают вопрос: неужели царь Давид не знал хронологии казней. Ведь в Торе написано, что вши были до казни животными? Рассказывает мидраш, что, когда животные начали собираться, чтобы наполнить землю Египетскую, то пришли и вши. Спросили их звери: «А вы что тут делаете?» Вши ответили им: «А что такого? Мы тоже звери, только маленькие». Утверждения вшей были приняты. Поэтому в Теилим Давид расположил вшей после животных, намекая на то, что они нападали на египтян дважды.

Но почему мы не встречаем нигде свидетельств о вторичном участии лягушек в казни животными? На это отвечают, что лягушки очень хотели поучаствовать, не меньше вшей. Однако они не могли, ведь Моше сказал фараону: «… назначь мне сам, когда помолиться мне за тебя и за рабов твоих, и за народ твой, чтобы истребить лягушек у тебя из домов твоих, чтобы остались они только в реке». А нарушить слово Моше и покинуть границы Нила – лягушки не осмелились.

Подготовили рав Нахум Шатхин и г-жа Лея Шухман

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

утрата веры
| Рав Нахум Шатхин

награда за мацу
| рав Яаков Галинский

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Добавить комментарий