Лакомства к субботнему столу — недельная глава Ваеце

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Левинштейн

1300
ваеце

Кто важнее?

«И взял он из камней (того) места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте» (Берешит, 28:12).

Сколько камней взял Яаков? Есть мнение, что 12. Но есть другое мнение, что камней было три. Как известно, далее все камни спорили, на который из них праведник положит голову. Всевышний разрешил их спор, соединив все камни в один большой.

Рав Йехезкель Абрамский говорит об этом так: великие народа Израиля, то есть Авраам, Ицхак и Яаков – соответствуют трем основам, на которых стоит мир: Тора, авода (служение) и хесед (благодеяние). Авраам – это хесед, Ицхак – это авода (он сам должен был стать жертвой на акедат Ицхак), а Яаков – Тора. Эти три основы – три камня – на которых стоит мир.

Яаков пришел в место, где в будущем будет стоять Храм, основа основ мира. И здесь камни стали спорить: «На меня праведник положит голову», то есть «я самый главный». Которая из основ мира – главная? Тора? Служение? Хесед? Всевышний увидел, что они ссорятся и соединил их в одну основу, в один камень.

Тот, кто действительно хочет стать цельным человеком, должен объединить в себе все три основы. «И поднялся Яаков рано утром, и взял он камень, который положил себе изголовьем, и положил его постаментом, и возлил елей на его главу. И нарек имя месту тому Бейт-Э-ль» (Берешит, 28:18-19). Яаков понял: там, где объединились все три основы – там дом Б-га.

 Вопросом на вопрос

Но, может быть, Яаков и вовсе взял один камень? Ведь не написано, что он взял несколько. Был один и остался один. Такой вопрос задает Тосафот (Хулин, 91б). А в «Пиркей де-раби Элиэзер» написано, что Яаков взял камни с жертвенника, на котором Авраам должен был принести в жертву Ицхака. Но ведь камнями с жертвенника нельзя пользоваться как подушкой! Они экдеш (освящены, словно их пожертвовали в Храм)!

Второй вопрос отвечает на первый. Автор книги «Имрот Ашем» пишет: Яаков действительно взял «из камней того места» несколько, чтобы сделать ограду вокруг себя – от диких зверей, то есть по причине опасности. Из одного камня не сделаешь ограду. А во время опасности можно пользоваться тем, что посвящено в Храм (царь Давид ел лехем апаним – хлеб подношения – когда попал к священнослужителям города Нов, потому что он был очень голоден, это была опасная для жизни ситуация).

 Как стать бессмертным?

«И нарек имя месту тому Бейт-Э-ль; однако Луз — имя города изначально» (Берешит, 28:19).

Рав Эльяшив поясняет этот стих. Обычно люди не думают о смерти. Человек в 18 лет считает, что он будет жить вечно. Но проходит время, и ему становится все яснее, что это не так. Тогда он начинает задумываться, как увековечить свое имя, как остаться в памяти потомков. Можно учредить фонд, построить больницу и таким образом обессмертить память о себе.

Мидраш рассказывает, что город Луз был уникальным – там не властвовал ангел смерти. Те, кто там жил, не умирали. Наш праотец Яаков как бы отвечает на это: нет такого, что человек стал бессмертным. Если ангел смерти не может зайти в город, то ноги человека сами вынесут его из города – навстречу ангелу смерти. «Ноги человека в ответе за него» (Сукка, 53), то есть в ответе за то, чтобы человек осуществил свой путь.

Яаков говорит нам: оставьте Луз, идите в… бейт-мидраш! Идите в дом учения! «Нет у Всевышнего в этом мире (ничего), кроме 4 локтей закона», это Бет-Э-ль, дом Б-га. Если человек зашел в бейт-мидраш, учит Тору, Яаков-авину гарантирует: у него есть доля в вечной жизни.

 Вопрос наследования

Почему Яакова вспоминают в молитве о дожде? А именно стих «И взял себе Яаков прут белого тополя свежий, и орешника, и каштана, и надрезал на них надрезы белые, обнажая белое, что на прутьях» (Берешит 30:37). Это странно, неужели из-за прутиков нам полагается дождь?

Прежде всего: зачем Яаков делал эти пруты? Он заключил с Лаваном сделку, что только скот определенного окраса переходит к Яакову. С точки зрения биологии – невозможная сделка, ведь Лаван забрал из стада всех «козлов с отметинами на голенях и пятнистых, и всех коз крапчатых и пятнистых, всех, на которых белое, и всех бурых среди овец, и передал в руки своим сыновьям». В стаде Яакова не осталось генетического материала, чтобы природным способом родился скот требуемого окраса – у него были только одноцветные. И, по условиям соглашения, с этого момента, если бы родились пятнистые, крапчатые – они отошли бы к Яакову. Но практически это невозможно. Однако Яаков ставит прутики на водопое – и рождается то, что нужно.

Но если посмотреть дальше, станет ясно, что работа Яакова была лишней. «И было в пору, когда ярился скот, и поднял я глаза мои и увидел во сне: вот козлы, взошедшие на скот, с отметинами на голенях, крапчатые и опоясанные» (там же, 31:10). Раши поясняет, что ангелы брали этих козлов из стада сыновей Лавана и приводили их к самкам из стада Яакова. Зачем же тогда Яаков делал прутики?

Вмешательство ангелов – это чудо. Яаков, будучи праотцом еврейского народа, понимает, что чудеса даются за заслуги, а заслуги могут еще понадобиться его потомкам. Поэтому Яаков делает иштадлут (прилагает усилия), чтобы все было (или казалось) как можно более естественным, сообразным природе. Яаков уже тогда думает о том, что он оставит в наследство нам, своим далеким потомкам. Какие заслуги будут у нас, когда мы будем просить Всевышнего о чем-то важном, например, о дожде.

 Чем обязан?

Рамбам в «Законах о царях» (9:1) пишет: «Адам получил 6 заповедей, Ноах еще одну (запрет есть от живого, поскольку Адаму нельзя было употреблять в пищу животных, и его этот запрет не касался), Авраам получил заповедь обрезания, Ицхак – заповедь маасер (десятина), Яаков получил заповедь о гид анаше (не употреблять в пищу седалищную жилу)».

Возникает вопрос: а как же Яаков говорит: «Камень этот, который я положил постаментом, будет Домом Б-жьим, и от всего, что Ты дашь мне, я отделю десятину Тебе»? Ведь уже его отец принял на себя эту заповедь! Значит, Яаков тоже обязан ее исполнять. Почему теперь он ставит условия: «Если будет Б-г со мной…»?

Можно сказать, что Ицхак отделял маасер (десятину) только от урожая, а Яаков обещал отделять от всего, то есть и от доходов, и даже буквально – от всего, в том числе от детей. Сын Яакова Леви был посвящен, чтобы служить Всевышнему как маасер от детей. Но есть и Гемара (Ктубот, 50), которая говорит, что Яаков обещал хомеш, то есть пятую часть.

И отсюда наши мудрецы учат, что никогда не должен человек тратить из своего имущества на цдаку, на заповедь больше пятой части, чтобы он не обеднел и не стал сам нуждаться. И Рамбам пишет в законах о цдаке так же, однако добавляет, что даже если человек даст больше, никогда не обеднеет. Как же это состыкуется? Ор а-Хаим пишет, что в обычной ситуации не должен давать больше пятой части, но если бедняки в его городе находятся в совсем бедственном положении, то должен тратить даже больше пятой части на цдаку – и не обеднеет. [Кроме того, это ограничение не распространяется на поддержку изучения Торы. Звулун по отношению к Иссахару – не жертвователь, а инвестор. См. Хафец Хаим, «Аават Хесед». – прим. ред.]

А кому Яаков отдавал свою цдаку? Если серьезно подумать, то остается только одно место, куда Яаков жертвовал от своего дохода. Это не дом его отца – тот не нуждался. Вокруг практически все были идолопоклонниками… Яаков, видимо, давал хомеш на единственное место, где учили законы известных заповедей, где приближали людей к Б-гу – на ешиву Шема и Эвера.

 Проверка

«И было: когда услышал Лаван весть о Яакове, сыне сестры своей, выбежал он ему навстречу, и обнял его, и поцеловал его, и ввел его в свой дом» (Берешит, 29:13).

Интересно, что, когда пришел Элиэзер сватать Ривку за Ицхака, Лаван, прежде чем пригласить его, освободил свой дом от идолов, как написано: «И сказал он: “Войди, благословенный Г-сподом! Почему стоишь ты снаружи? Я же освободил дом и место для верблюдов”». Элиэзер не хотел заходить в дом, наполненный идолопоклонством, и Лаван был готов выбросить истуканов из дома. А теперь для Яакова он этого не делает.

«Беэр Маим Хаим» пишет: на Лавана произвело большое впечатление то, что Элиэзер пришел с верблюдами, гружеными подарками и всяким добром. И за это он был готов выкинуть из дома даже своих божков. Но Яаков выглядит совсем не так презентабельно – верблюдов нет, на себе тоже ничего не несет – Лаван ведь пощупал. Так что ради такого случая Лаван не стал церемониться. За бесплатно он не выкидывает своих идолов.

А как же Яаков заходит в дом, где стоят идолы? «Мошав Зкеним» отвечает: Яаков хотел посмотреть, как ведут себя Рахель и Лея в отношении идолопоклонства. В наше время это можно уподобить дому, в котором есть телевизор. Если выставить его временно, это не покажет, смотрят его дети, или нет. Но если зайти в дом «как он есть», в котором работает телевизор – тогда станет понятно, кто его смотрит.

 Имена рассказывают

«И зачала она еще, и родила сына, и сказала: Ибо услышал Г-сподь, что нелюбима я, и дал Он мне также и этого. И нарекла ему имя Шимон» (Берешит, 29:33).

А как же с первым сыном, Реувеном? Про нее не говорили раньше, что она нелюбима? Это только сейчас началось? Совсем наоборот. «Тосефет Брахот» пишет: когда Лея была беременна Реувеном, она достаточно наслушалась, что люди говорили: «Яаков не любит ее, она носит ребенка, который должен был быть Рахели, больше у нее от него детей не будет – теперь-то он знает, кто его жена». И поэтому, когда она забеременела и родила Шимона, она напомнила людям, что они были неправы, говоря в первый раз, что она нелюбима и что этот ребенок последний. Яаков не отдалился от нее, и вот – тому подтверждение.

В Гемаре (Брахот, 7б) написано: «С того дня, когда Всевышний создал мир, не было человека, который поблагодарил бы Б-га, пока не пришла Лея и поблагодарила, как сказано: “На сей раз возблагодарю Г-спода”».

Однако в псалме 92, авторство которого принадлежит Адаму, сказано: «Псалом. Песнь на день субботний. Хорошо славить (благодарить) Г-спода и петь имени Твоему, Всевышний». Получается, что первым был Адам?

Первое, самое простое объяснение, что Адам не благодарил сам, он только сказал, что это хорошо – благодарить. Второе объяснение сложнее, его приводит Хида. Адам сказал этот псалом после того, как был суд Всевышнего над Каином, убившим Эвеля. Когда Каин вышел, Адам спросил его: каков твой приговор? Каин ответил, что он сознался, раскаялся – и ему облегчили приговор. И тогда Адам сказал этот псалом «Тов леодот ла-Ашем», только леодот здесь не в значении славить и не в значении благодарить, а в значении леитвадот, признаваться, признавать свою вину.

Есть еще объяснение. Адам сказал, что хорошо благодарить Г-спода, а Лея сделала открытие: она знала, что у Яакова будет 4 жены. Подсчитав, что каждой полагается тогда по 3 ребенка, она поняла, что ей уже дали больше, чем ей причиталось! И она поблагодарила за то, что ей было дано больше, чем полагалось изначально.

Подготовила Зисси Скаржинская


http://www.beerot.ru/?p=38986