Недельная глава Ки Теце — Мятежный сын

Дата: | Автор материала: Рав Хаим Шмулевич

884
мятежный сын

«Если будет у кого сын мятежный и непокорный…» (Дварим, 21:18).

Сказано в Талмуде (Санедрин, 69а): «Все дни мятежного и непокорного сына всего лишь три месяца». [То есть, данный закон применим к мальчику-подростку с момента, когда у него прорастают два волоса на лобке, и в течении трех месяцев после этого. Талмуд перечисляет еще несколько законов, относящихся к мятежному сыну. Он украл деньги у своего отца и купил на них вино и мясо, и съел их жадно, вместе с собутыльниками, не участвуя в трапезе, связанной с выполнением заповеди. При этом присутствовали свидетели, которые предупредили его, чтобы он этого не делал, но он их не послушал. Тогда отец и мать привели его в суд, и его приговорили к бичеванию. После того, как приговор был вынесен и приведен в исполнение, этот подросток снова украл деньги отца и снова использовал их для обжорства. Его снова предупредили, и он снова проигнорировал предупреждение. После этого, если родители снова приведут его в суд, он приобретет статус «мятежного и непокорного сына», и подлежит смертной казни.]

И еще там сказано: «Раби Йоси а-Глили говорит: разве из-за того, что этот [подросток] съел тартимар мяса и выпил половину луга итальянского вина, Тора приказала суду приговорить его к смертной казни? В действительности, дело в том, что Тора знала, чем он кончит. В конце концов он проест и пропьет имущество своего отца, затребует свой обычный рацион, и не обнаружит его. Тогда он выйдет на большую дорогу, и станет грабить и убивать людей. Поэтому Тора сказала: “лучше пусть умрет невиновным, чем виноватым”». [Тартимар — это мера объема сухих веществ, луг — это мера объема жидкостей. Подростка приговаривают к казни скила. Это самая тяжелая из смертных казней, к которым можно приговорить человека по закону Торы.]

Из сказанного явно следует, что у нас нет никаких сомнений по поводу этого человека. Нет шансов, что он откажется от своих злодеяний, и начнет вести себя пристойно. Он, несомненно, кончит тем, что будет грабить людей. Ведь в противоположном случае, его нельзя было бы казнить только из-за сомнения в его будущем. Следовательно, тот, кто, будучи подростком, занимается обжорством и пьянством, в конце концов опустится до настоящего грабежа и убийства.

Это можно объяснить, следуя тому, что написал Ибн Эзра о сущности мятежного сына: «Он как вероотступник, ибо ничего не хочет от этого мира, кроме как наслаждаться всякими видами еды и питья». Ибн Эзра пришел к заключению, что в погоне за наслаждениями есть элемент вероотступничества и отрицания. (Возможно, он подразумевал, что поведение мятежного сына доказывает, что тот не верит в Грядущий мир. Из-за этого его интересы связаны только с материальным миром.) О вероотступничестве сказано в Талмуде (Авода Зара, 17а, приводится стих из Мишлей, 2:19): «Никто из входящих к ней не возвращается» — тот, кто отведал вероотступничество, уже не способен вернуться к мировоззрению Торы. Поэтому мятежного сына осуждают как несомненно виновного — у него нет шансов исправиться, он безусловно станет убийцей.

Рамбан пишет, что мятежному сыну полагается два наказания: «Одно за то, что он оскорбляет отца и мать, и бунтует против них. Второе, за то, что он обжирается и напивается, нарушая то, что заповедано (Ваикра, 19:2): “святыми будьте”, и то, что написано (Дварим, 13:5) “Ему служите и к Нему прилепитесь”. Как я уже объяснил, что нам заповедано во всех делах наших знать Творца. А тот, кто обжирается и напивается, не знает путей Творца». Но тот, кто не знает Творца во всех своих деяниях, еще не подлежит смертной казни скила! Поэтому, Рамбан безусловно подразумевал, что мятежного сына судят из-за его будущего — как он и пишет ниже. Но приводит его к разбою то, что сейчас, в возрасте тринадцати лет, он не знает Творца во всех своих делах.

Раши (Дварим, 21:11, основано на Санедрин, 107а) объясняет, почему три темы помещены в Торе одна за другой. Первая тема — это «красивая пленница», вторая — «сын ненавистной жены», а третья — «мятежный сын». Раши пишет, что тот, кто берет себе в жены красивую пленницу-нееврейку, в конце концов возненавидит ее, и у них родится мятежный сын.

Когда речь идет о красивой пленнице, Тора пишет (там же): «и возжелаешь ее». Если вначале поработитель так любит ее, почему же столь очевидно, что в конце концов он ее возненавидит? В действительности же здесь нет никакого противоречия. Ведь он с самого начала не любил ее! Он любил себя, и следовал зову своего сердца. Он взял себе в жены эту нееврейку, и это то, что называется «любовь, обусловленная внешними обстоятельствами» [другими словами, основывающаяся на временном увлечении, см. Авот, 5:16]. И после того, как его страсть утихает, «отпало обстоятельство — пропала любовь». Совершенно естественно, что теперь она пробуждает в нем ненависть, ведь на самом деле она ему не подходила с самого начала.

И то, что пишет Раши, что в конце концов у них родится мятежный сын, объясняется следующим образом. Рамбан пишет (к стиху Дварим, 29:17: «Может быть есть среди вас корень, приносящий яд и полынь»): «Может быть есть среди вас дурной корень, который прорастет и вознесется, и в будущем произрастит гадкие цветы и произведет горькие плоды. И об этом сказано “его нет с нами тут сегодня”, так как отец — это корень, а сын — это то, что из этого корня вырастет. Маленький корешок у отца таит в себе потенциал прорастить большое дерево в будущих поколениях. Ибо таково свойство небольшого недостатка — он растет и увеличивается из поколения в поколение. И то же самое мы наблюдаем у мятежного сына — у отца была наклонность следовать зову сердца. Этот корешок пророс, и сын его стал “мятежным и непокорным”». Подобную идею высказывает и Ибн Эзра (Дварим, 21:18): «Тема мятежного сына помещена рядом с темой “красивой пленницы” так как мать является причиной его поведения. Как сказано о проклинающем Всевышнего (Ваикра, 24:11): “а имя матери его…”. Из этого видно, что корень разложения мятежного и непокорного сына произрос от порока, который был у его родителей».

И о проклинающем Всевышнего также сказано, что его падение связано с его отцом: «а он сын египтянина» (Ваикра, 24:10). Комментарий Сфорно поясняет, что именно из-за этого он дошел до такой дерзости, что проклял Творца. А сыны Израиля не настолько разнузданы. Таким образом, Тора подчеркивает, что низость его родителей привела проклинающего к такой деградации. [Хотя, в конце концов, он совершил этот поступок по собственному выбору — и был за это наказан. Его семья явилась лишь плодородной почвой, на которой проросло его собственное грехопадение.]

Тот же самый эффект можно найти в Торе и в контексте хороших дел. Сказано (Йома, 47а): «У Кимхит было семь сыновей, и все они были назначены первосвященниками. Спросили ее мудрецы: “что ты сделала, чтобы удостоиться этого?” Она ответила им: “балки моего дома никогда не видели волос моей головы”». Скромное поведение матери привело к тому, что все ее сыновья пришли к величию первосвященства. А это требует великой праведности.

В связи с мятежным и непокорным сыном написано в Иерусалимском Талмуде (Санедрин, 8:7): «Всевышний видел, что, в конце концов, он растранжирит имущество своих родителей, и будет сидеть на развилке дорог, грабить людей и убивать их. И в конце концов он растеряет свои знания Торы. Лучше пусть умрет невинным, чем виноватым». Комментарий «Пней Моше» задает вопрос: какое отношение ко всему этому имеет то, что он растеряет свои знания?

На это можно ответить, что даже после того, как он начал убивать и грабить, остается некоторая надежда, что он сможет сойти со своего преступного пути. Но когда он теряет знания Торы, у него уже не остается возможности вернуться к честной жизни. Поэтому, лучше пусть он умрет сейчас, пока он невиновен, чем позже, когда превратится в заслуживающего смерти преступника.

Это объяснение можно расширить, основываясь на том, что сказали мудрецы (Брахот, 17а): «Рав спросил раби Хию: “каким образом женщины удостаиваются [удела в грядущем мире]?” — “Благодаря тому, что отправляют своих сыновей в дом молитвы, и дают своим мужьям возможность пойти в дом учения, и ожидают, пока их мужья вернутся из дома собрания мудрецов”». Вопрос Рава «каким образом женщины удостаиваются…» требует объяснения. Ведь женщины обязаны выполнять все запретительные заповеди и, за редкими исключениями, все повелительные заповеди, не связанные с определенным временем. На них также распространяются все законы, связанные с поведением людей по отношению друг к другу. И когда они выполняют повелительные заповеди, связанные со временем, хоть это делать и не обязаны, то получают награду в Грядущем мире. (А по мнению Рабейну Там, они даже могут произнести благословение на выполнение этих заповедей — см. Эрувин 96а. И так постановил Рамо.) Если так, то почему у Рава возник вопрос «каким образом женщины удостаиваются удела в Грядущем мире»?

Ответ заключается в том, что речь идет о заслуге изучения Торы, как сказано в Мишне (Пеа, 1:1): «Изучение Торы равноценно остальным заповедям, вместе взятым». Откуда у женщин эта заслуга? На это дается ответ, что их заслуга в изучении Торы — это воспитание детей таким образом, чтобы они занимались изучением Торы. Это также обеспечение мужу возможности изучать Тору в другом городе.

Подобное утверждение приводится также в трактате Сота (21а): «Бывает, что заслуга блудницы задерживает её наказание на три года. Какая же это заслуга? Если скажешь, что это заслуга изучения Торы, но ведь у неё самой нет заповеди изучать Тору! А если скажешь, что речь идет о заслуге выполнения заповедей — разве у заповедей есть потенциал так защитить её от наказания?.. Равина говорит: “конечно же, речь идет о заслуге изучения Торы. Действительно, у самих женщин нет заповеди изучать Тору. Но благодаря тому, что они обучают своих детей письменной и устной Торе, и ждут, пока их мужья вернутся из дома учения, — разве нет у них доли в награде за изучение Торы?”» Из всего этого понятно, что у женщины, которая сама изучает Тору, нет столь большой заслуги, так как эта обязанность на неё не возложена. Но, благодаря помощи, которую она оказывает своим сыновьям и мужу в изучении Торы, она удостаивается части их награды.

То же самое «мятежный сын». Пока он не забыл свое учение, надежда еще не потеряна для него. И даже несмотря на то, что он уже дошел до убийства, у него еще остается заслуга изучения Торы, которая задерживает его наказание. Но из-за того, что в конце концов он забудет то, что изучал, и потеряет право на существование в этом мире, став конченным головорезом, ему лучше умереть до того, как он начал совершать смертные грехи.

Перевод — рав Берл Набутовский

http://www.beerot.ru/?p=36964

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here