Ваэтханан — Воспевать Творца в любой ситуации

Дата: | Автор материала: рав Яаков Галинский

365
воспевать

«И люби Г-спода, Б-га твоего…» – люби, ведет ли Он Себя с тобой мерой Милосердия (на что намекает четырехбуквенное Имя «Г-сподь»), либо мерой Суда (на что намекает Имя Элоким — «Б-г»), «всеми силами своими» – за любую меру, которую Он проявляет по отношению к тебе, очень сильно благодари Его (Брахот, 54а).

Об этом сказал царь Давид: «На Б-га – восхвалю я слово Его, на Г-спода – восхвалю я слово Его». Неважно, мера Суда иди мера Милосердия – я восхвалю Его.

«Бокал спасений (моих) подниму, и к Имени Б-га воззову; с бедой и скорбью столкнусь – к Имени Б-га воззову».

Рассказывает Гемара (Санедрин, 92а), что когда Навухаднецар увидел, что Хананья, Мишаэль и Азарья спаслись из огненной печи, а Йехезкель оживил мертвых в долине Дура, он открыл рот, чтобы прославить Всевышнего, и если бы ангел не дал ему по губам, его прославление затмило бы все воспевания и прославления, которые сказал царь Давид в книге Теилим.

Очень странно: ведь наш мир – мир свободы выбора, и если Навухаднецар пожелал воспеть Творца песней, какой еще не бывало в мире, и затмить даже царя Давида, почему ему не позволили этого сделать?

Ребе из Коцка объясняет, что на самом деле никто не запрещал ему!

А почему он получил пощечину? Потому что сказали Свыше: царь Давид воспевал Творца, когда ему было хорошо, и когда ему было очень плохо. Ты, Навухаднецар, хочешь воспевать Творца в момент своего величия, в момент, когда ты в силе. Нет в этом ничего особенного. Давай-ка дадим тебе пощечину и посмотрим, что ты запоешь!

И он, действительно, замолчал…

По этому поводу я слышал высказывание праведника рава Иссахара Дова из Бельз, и насколько же оно глубоко! Вы меня спросите: откуда я мог услышать слова ребе из Бельз?

О, это длинная история. После Второй мировой войны нас освободили из Сибири, и я оказался в Узбекистане. Рав из Чебина, гаон рав Дов Бейриш Вайденфельд, автор книги «Довев Мейшарим», один из глав поколения того времени, вместе с еще несколькими великими праведниками остались в Сибири. За границей прилагали большие усилия, чтобы вызволить рава из Чебина, а власти ни за что не позволяли ему покидать коммунистический рай, чтобы мир не узнал, как он выглядит на самом деле, этот рай…

Понятно, что власти, одним из главных принципов которых был атеизм, отрицание власти Творца, запрещали собираться в синагогах, и любое подобное собрание евреев в их глазах считалось контрреволюционным актом.

Так что мы с риском для жизни организовали подпольный миньян и учили Тору.

Однажды в наш миньян пришли трое бородатых евреев и с радостью сообщили, что усилия принесли плоды: сам персидский шах лично позвонил Сталину с просьбой позволить раву из Чебина переехать в Персию. Ну, а оттуда, само собой – прямой дорогой в Землю Израиля. Есть только одна проблема: разрешение на выезд можно получить только в Москве. Но чтобы попасть в Москву, нужно получить у властей разрешение на проезд, а для этой цели, разумеется, разрешение не дадут. Наоборот, проситель рискует попасть за решетку: откуда, мол, у тебя эта информация? Ты на связи с заграницей? Уже одного этого достаточно, чтобы тебя обвинили в шпионаже…

Первым напрашивающимся шагом было выяснить, правду ли они говорят. Я обратился к ним и стал расспрашивать, откуда у них эта информация. Ведь было очень большое опасение, что они на самом деле работники «органов», евреи-коммунисты, которые просто желают поймать в сети других евреев. Что ж, те ответили, что были на связи с равом из Чебина и с другими евреями, прилагавшими усилия для его освобождения, но они не могут сами поехать в Москву.

Я сказал им: «Рав из Чебина – воплощенная Тора. Если вы с ним общались, наверняка слышали от него слова Торы».

«Это верно, — ответили они, — даже свое положение он определил словами Торы. Сказал, что слышал от ребе из Бельз комментарий к стиху (Теилим, 29): “Глас Всевышнего сотрясает пустыню, сотрясает Б-г пустыню Кадеш”.

Говорит ребе из Бельз: известно, что весь мир делится на три части: треть – обитаемая, где живут люди. Треть – моря, и еще треть – пустыня. В море человек жить не может. Но пустыня – это ведь часть суши. И пустыня приходит к Всевышнему с претензией: Владыка мира, что за несправедливость! Почему в населенных местах слышится голос Торы и молитвы, святые речи, а я – место обитания хищников и бандитских шаек!

Об этом и сказано: “Глас Всевышнего – сотрясает пустыню” (слово יחיל можно перевести как “сотрясается”, но и как “желает, стремится” – прим. пер.) Что пустыня желает и стремится к тому, чтобы и в ней слышался глас Всевышнего. Но на самом деле – это и желание Всевышнего, чтобы пустыня была освящена: “сотрясает (желает) Всевышний – освящение (Кадеш) пустыни”.

Говорит рав из Чебина: у каждого человека в жизни есть периоды “населенного пункта” и периоды “пустыни”.

В хорошее время нет ничего сложного в том, чтобы учиться и молиться как положено. Но человеку нужно следить, чтобы его период “пустыни” не стал пристанищем хищников и бандитов, пустынным и беспорядочным, а чтобы он остался “святой пустыней”».

Ах, кто мог сравниться с равом из Чебина! Он превратил свой период «пустыни», изгнание в Сибирь, в «святую пустыню», когда записывал все свои многочисленные открытия в Торе на обрывках оберточной бумаги, которую старательно собирал…

Так что я понял, что эти евреи говорят правду, и принял на себя задачу поехать в Москву и добыть разрешение на выезд для рава. Как я это сделал? Чудесами личного наблюдения Творца. В Узбекистане я познакомился со своей будущей женой, уроженкой Москвы. Чтобы зарегистрироваться, нам нужны были справки из московского ЗАГСа, что означало много хлопот. Мы решили, что довольствуемся кошерной хупой. Не будем зарегистрированы официально, ну так что? А вот сейчас у меня была вполне официальная причина поехать в Москву: получить справки для регистрации брака. Были еще некоторые проблемы, которые в итоге решились чудесным образом, но сейчас не место об этом рассказывать. Главное, что в конечном итоге все было устроено, и в канун Песаха 5706 г. рав из Чебина уже был в Израиле.

Когда я сам приехал в Израиль и пришел навестить его, он встал, чтобы лично налить мне чашку кофе, говоря: «Я должен тебя отблагодарить».

Вы спросите: как я согласился, чтобы великий глава поколения обсуживал меня? А меня так учили: если кто-то ощущает необходимость выразить тебе свою благодарность, то самый большой хесед, который ты можешь ему оказать в данный момент – это принять его выражение благодарности. Это тоже включается в правило: «будь гибок, как тростник» – отмени свое желание ради желания Творца.

Как бы то ни было, это то, что говорил рав из Чебина, и главная идея его слов – служить Творцу в любой ситуации!

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=47432