Глава Ваигаш — Обувной шкаф

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

764

«И не смог Йосеф сдержаться, и разрыдался. Сказал Йосеф своим братьям: “Я – Йосеф. Жив ли еще отец мой?” Не смогли братья ответить ему – так они были поражены» (Берешит, 45:3).

Сказал Аба Коэн Бардла: «Горе нам в день Суда, горе нам в день упрека! Йосеф был младшим из всех колен, и они не смогли выдержать его упрека. А когда придет Всевышний, благословен Он, и укорит каждого в соответствии с тем, каков он, как сказано: “Я укорю тебя и разложу по порядку перед глазами твоими”, тем более — как нам будет стыдно!» («Берешит Раба», 93)

В чем заключался упрек Йосефа? «Я – Йосеф, брат ваш, которого вы продали в Египет». Вы продали меня в рабство, на двадцать два года, и ради чего? «Так сказал Б-г: за три преступления Израиля (закрою глаза), но за четвертое ему не спущу: за продажу ими праведника за серебро, и обездоленного – за пару ботинок». Пытались погубить душу брата ради такой ерунды?

«Не смогли братья ответить ему».

А когда придет Всевышний и упрекнет каждого, в соответствии с его уровнем – что он потерял, и ради чего… Ой, как стыдно будет!

Когда Всевышний скажет каждому: «Я – Г-сподь, Б-г ваш, Которого вы “продали”, променяли службу Мне. Вместо того, чтобы учиться, использовать время и данные вам силы на исполнение заповедей, таланты — на изучение Торы, тратить время на добрые дела и на поддержку Торы, вы погрузились в “ботинки”».

Сын Хафец Хаима построил дом рядом со скромным жилищем своего великого отца. Хафец Хаим пришел отпраздновать с ними новоселье, и увидел, что стены покрыты обоями. Подошел, внимательно рассмотрел, потрогал и… поцеловал пальцы, как это делают, дотронувшись до святой книги.

Сын удивился, а отец сказал: «Ну, действительно – дом Торы!»

Сын обрадовался, а Хафец Хаим продолжил: «Первый раз вижу стены, покрытые листами Гемары!» Присутствующие не поняли: стены – покрыты – листами Гемары?

А он объяснил: «Обои стоят денег, а ради денег нужно трудиться, и работа требует времени. А в это время можно было выучить еще несколько листов Гемары! Вот и получается, что стены покрыты листами Гемары…»

«Которого вы продали…». И не только за обои.

Рав из Поневежа рассказывал, что однажды, когда он учился вместе с равом Эльхананом Вассерманом в колеле, который основал Хафец Хаим, у них возник вопрос. Они стали изучать его более глубоко и обнаружили, что есть одна редкая книга, которая занимается этим. Они помнили, что Хафец Хаим упоминает эту книгу в своем сборнике «Ликутей Алахот». Рав Каанеман пошел домой к Хафец Хаиму и попросил книгу.

«Это важная и редкая книга, — ответил Хафец Хаим, — у меня ее нет. Когда я занимался этими законами, я взял ее взаймы из библиотеки такого-то человека из г. Ляды, а потом вернул ему».

Рав из Поневежа удивился: «Но ведь вы занимались этими вопросами на протяжении нескольких лет, почему же вы не приобрели эту книгу?»

Хафец Хаим недоуменно ответил: «Почему я не купил ее? Потому, что она стоит денег!»

«Но ведь вы сами учили нас презирать деньги и материальность!» – спросил рав из Поневежа.

Хафец Хаим улыбнулся: «Ну пойми, ради денег нужно работать, а на работу требуется время. А время – это и есть наша жизнь! Жизнь нужно тратить на поистине важные вещи – учиться и еще раз учиться!»

Рав из Поневежа рассказывал это с восхищением. «Позднее, — добавлял он, — когда я оказался в Америке, собирая деньги на учреждения Торы, я услышал там известную поговорку: “Время – деньги”. Для них главное – это деньги, и время тоже измеряется деньгами. А у Хафец Хаима было противоположное мировоззрение: “Деньги – это время”. Экономя на деньгах, можно приобрести еще время, и это – самое главное, ведь время – это жизнь. И уже сказали наши мудрецы: “Приумножающий Тору умножает жизнь”».

Однажды Хафец Хаим пришел в гости к сыну. Невестка открыла обувной шкафчик, и Хафец Хаим, к своему удивлению, увидел, что тот полон пар обуви. Каждая пара отличается от другой. Одна без каблуков, другая с каблуками. Светлые, темные, лакированные, замшевые…

Вздохнул Хафец Хаим: «Раньше голова была важнее всего, а сегодня – обувь».

Раньше голова была важным шкафом. Ее наполняли Торой, Мишной, Гемарой, Вавилонским Талмудом и Иерусалимским, мидрашами и алахой…

А сегодня – «за продажу ими праведника за серебро, и обездоленного – за пару ботинок».

Горе нам в день Суда, горе нам в день упрека! Что мы ответим? Как оправдаемся?

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=58554