Ки Таво — Придем со щепоткой табака?

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

376

Недельная глава Ки Таво

Я был подростком, когда великий Хафец Хаим приехал в наше местечко, Крынки (Польша). Будучи уже стариком, он совершил длительную поезду по городам и местечкам с целью побудить людей оказать поддержку созданной им организации – «Совет ешив». В те времена ешивы оказались в очень плачевном положении, учащиеся голодали в самом прямом смысле. Хафец Хаим создал организацию, которая должна была оказывать помощь каждой ешиве в соответствии с ее нуждами. К его приезду арендовали самый большой зал в городе, и огромное количество евреев наполнили его, чтобы увидеть великого праведника. Было так тесно, что, когда прибыл сам Хафец Хаим, ему не удалось пройти среди публики! Его посадили на стул и пронесли над головами людей, передавая из руки в руки, пока он не оказался на трибуне.

В те дни глава поколения был в очень преклонном возрасте и очень слаб. Эта поездка была для него самопожертвованием ради Торы. Из-за слабости он не мог долго выступать, но все слушали его в трепете перед святостью праведника. Я запомнил каждое слово, которое Хафец Хаим тогда сказал.

«Дорогие друзья!

Гемара говорит (см. Санедрин, 7а, Кидушин 40б), что после смерти человека прежде всего судят за отношение к Торе. Это первый вопрос, на который от него требуется ответить после 120 лет: сколько ты учил Тору, и какую поддержку оказывал изучающим ее.

Сказано в недельной главе Ки Таво: «Проклят тот, кто не осуществит слова этой Торы, чтобы исполнять ее! И пусть весь народ скажет: Амен!» Рамбан приводит слова Иерусалимского Талмуда, комментируя этот стих Торы: если человек учил и преподавал Тору, соблюдал и исполнял ее законы, но при этом был в состоянии поддерживать изучающих Тору и не делал этого, – он тоже относится к проклятым! [Так как мог осуществить (поддержать) Тору для других, и не сделал этого.]

Так что мы ответим в день Суда, с чем придем туда — со щепоткой табака?!»

И разразился рыданиями, и все присутствующие – вместе с ним.

Я был немного смущен, не понял, что он имел в виду, говоря «щепотка табака». Наверное, это был просто пример крошечному количеству, ведь сколько можно ухватить, зажав между большим и указательным пальцем?

Однако гораздо позже я услышал историю, и тогда понял.

Однажды Хафец Хаим пришел в синагогу и увидел, что люди пересмеиваются. «Что случилось?» – спросил он. И ему рассказали: в Эйшишкес (городок в Литве на границе с Беларусью), городе, находящемся на расстоянии нескольких десятков километров от Радина (Гродненская область Беларуси, на границе с Литвой), проходит ярмарка. Продавцы из Радина ездили туда продавать свои товары и закупать другие. А сейчас пришел городской дурачок, уставший и потрепанный, и объявил: «Я вернулся с ярмарки!»

Пешком ходил туда и обратно.

Его спросили: «Что тебе делать на ярмарке?» Он в ответ поднял руку: в щепоти был зажат табак. Он попросил у одного торговца щепотку нюхательного табака – и получил.

«Я заключил самую выгодную сделку! — радостно сообщил он, — Все платят деньги за товары, а я получил даром!»

Оправдал свою репутацию сумасшедшего: тащиться пешком до Эйшишкес ради щепотки табака?

Хафец Хаим покачал головой: «Чем насмехаться над ним, лучше бы мы пожалели себя!»

Люди не поняли, и он объяснил: «Святая душа, чей корень – в самых великих небесных высотах, спустилась через все миры и оказалась в нашем мире. Для чего, что ей здесь нужно? Потому, что здесь проходит ярмарка: здесь можно учить Тору и выполнять заповеди, выстаивать в испытаниях. Здесь можно приобрести дорогой, бесценный товар, за который платят огромную, вечную и сияющую награду в Высшем мире. Придет день, и душа вернется к своему источнику. И ее спросят: “Ну, что ты принесла с ярмарки?” И что она покажет – щепотку табака?»

На самом деле — страх берет. Накдимон бен Гурион заботился о поставке воды для всех паломников, поднимающихся в Храм. Всевышний даже остановил для него солнце, настолько были чисты его намерения (см. Таанит, 20а). Он пожертвовал огромный капитал, чтобы Иерусалим мог выстоять в осаде. Когда он выходил из дома, перед ним стелили ковры, а нищие шли за ним, сворачивали эти ковры и забирали себе. Тем не менее сказано в Гемаре, что он сделал недостаточно, он мог дать больше!

Великий тана раби Ханина бен Терадион не только учил Тору на высочайшем уровне, но и был верным сборщиком пожертвований, давал и свое, и не только раздавал цдаку, но и помогал людям делами. Но и он не спасся от страшного приговора (он был одним из десяти зверски убитых римлянами мудрецов – прим. пер.), поскольку сделал недостаточно, мог сделать больше! Как сказано в поговорке: «Верблюда нагружают в соответствии с его силой».

Нельзя смеяться над радинским дурачком, щепотка табака – это все, на что он способен. А мы-то, мы – как придем со щепоткой табака?

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=54830