Глава Микец — «Взращивающий спасение»

Дата: | Автор материала: рав Яаков Галинский

546
взращивающий

Сказано в Мидраше, что когда святые братья вернулись из Египта и рассказали, что помощник фараона обвинил их напрасно, подозревая, что они – шпионы, арестовал Шимона и потребовал привести Биньямина, «сказал Израиль: “Зачем вы причинили мне зло, рассказав тому человеку, что у вас есть еще один брат?”»

Говорит мидраш: «Никогда наш праотец Яаков не говорил пустых слов, кроме как в этом месте. Сказал Всевышний: Я занят тем, чтобы сделать его сына царем в Египте, а он говорит “Зачем вы причинили мне зло”? Об этом сказано у пророка Йешаяу: “Зачем говорить тебе, Яаков, твердить тебе, Израиль: “Скрылся мой путь от Б-га, прошло (время, когда управлял) Всевышний судьбой моей”».

Сказано в «Мидраш Раба» (на Берешит): «Ведь Я знал мысли, которые Я думал о вас, слово Б-га, – мысли мира, не ко злу, дать вам завершение и надежду». Братья были заняты продажей Йосефа, Йосеф был занят постом и раскаянием, Реувен был занят постом и раскаянием, Яаков был занят постом и раскаянием, Йеуда был занят тем, что взял себе жену, а Всевышний был занят созданием света Машиаха.

Но все это стало понятным гораздо позже, постфактум!

Вот, что я вам расскажу.

Когда нас освободили из Сибири, я стал пробираться на юг вдоль железнодорожных линий. Шел пешком около двух недель, пока не добрался до Казахстана. Там я нашел себе убежище в доме рава Айзика Рота, замечательного еврея, который продолжал подпольно резать скот и делать обрезания детям. В том месте было еще немало беженцев из Польши, которые бежали от немцев и оказались в Казахстане. Я организовал там талмуд-тора для мальчиков и школу для девочек. Меня арестовали, и еще полгода я провел в тюрьме, в невыносимых условиях.

Когда я вышел из тюрьмы, снова вернулся в дом шойхета. В то время уже стали доходить известия об уничтожении евреев в Польше. Я понял, что остался один на белом свете. Тогда я решил создать семью. Я обратился к раву Роту: «Ты знаешь, какие семьи соблюдают здесь кашрут и чистоту семейной жизни?» Там ведь и кашерная миква была – подпольно, конечно, и на молитву собирался миньян. «Узнай мне о какой-нибудь еврейской девушке, соблюдающей, которая готова была бы выйти замуж за бен Тора».

В Шаббат за столом шойхета было немало гостей. К моему смущению, подняли эту тему за трапезой: «Яаков хочет построить еврейскую семью, есть тут несколько вариантов…».

Один из гостей, рав Исраэль Аарон, который приехал из Узбекистана, вдруг обратился ко мне: «Не встречайся здесь ни с кем! В воскресенье поедешь со мной в Ташкент. Я хочу тебя познакомить с одной девушкой».

«Что ему ехать аж до Ташкента?» – спросил хозяин.

«Я вам расскажу, — ответил рав Исраэль Аарон, — я был в Ташкенте по делам, и молился там в подпольном миньяне, в подвале дома. Вы знаете, что власти выдают хлеб, двести граммов на человека. В пятницу мы пришли в “синагогу” и обнаружили там незнакомую девушку. Что она там делала? Вот послушайте.

Она стояла в очереди за хлебом и получила свою порцию под вечер. Поскольку до заката оставалось несколько минут, она успела только добежать до места, где собирается подпольный миньян, а до дома дойти с хлебом не могла, потому что, понятное дело, эрува не было. Она попросила разрешения помолиться с нами Кабалат Шаббат и Маарив, сделать Кидуш на хлеб и поесть его, а потом она вернется домой. Если в коммунистической России сумели воспитать такую девушку, она достойна выйти замуж за бен Тора!»

Все с ним согласились. Но мы-то в Союзе, и поездка из одной области в другую требования разрешения властей. Тем более – иностранный подданный, который был освобожден из Сибири, а потом снова попал в тюрьму по обвинению в контрреволюционной деятельности. Кто знает, какое подполье он снова организовывает.

У рава Исраэля Аарона была справка, что он занимается покупкой-продажей и имеет право на беспрепятственный проезд по всему СССР. Он спрятал меня в мешок и вошел в поезд. Положил меня на третью полку, предназначенную для багажа. К его ужасу, в поезд вошли проверяющие, которые искали запрещенные товары. Ну и нашли контрабанду: меня. Очень было стыдно вылезать из мешка… К моей большой радости, закончилось это только тем, что меня выгнали из вагона. Пришлось искать более конвенциональные пути.

Рав Исраэль Аарон узнал, что сахарин, распространенный в Казахстане, не продается в Узбекистане. Он одолжил мне денег купить мешок сахарина и достал мне разрешение на его продажу в Узбекистане. Выручка оставалась мне на пропитание.

Я приехал в Узбекистан, встретился с девушкой в доме ее отца, рава Хаима Биньямина Брода, человека, который готов был терпеть муки голода, только бы не работать в Шаббат. Когда ему пришлось переехать из Меджибожа в Умань, он подал документы, где написал о старшей дочери, что она старше своего возраста, так, что уже не подпадает под закон об обязательном образовании, а младший сын – младше своего возраста, так что еще не подпадает под этот закон.

Когда же через два года ребенок достиг возраста образования, он тайно отправил его в Харьков, за пятьсот километров, и отдал в руки местным евреям, только бы тот не воспитывался в школе, отрицающей Творца!

Свою вторую дочь – ту, с которой я встретился, он вообще не записал в ЗАГСе, когда она родилась, чтобы позже ей не пришлось учиться в советских школах! Из-за войны они оказались в Ташкенте, там я встретился с его дочерью, и мы решили пожениться. Теперь мне требовалось разрешение на пребывание в городе, а я-то приехал только продать мешок сахарина. Но в России, как в России: кто-то рассказал нам, что есть одна чиновница в МВД, которая за «пару копеек» может выдать такое разрешение.

Мы тоже молились там в подпольном миньяне, и однажды там появились трое евреев из Бухары. Там находился в изгнании рав из Чебина, и они рассказали, что сам персидский шах лично позвонил Сталину с просьбой позволить раву из Чебина переехать в Персию. Ну а оттуда, само собой – прямой дорогой в Землю Израиля. Была только одна проблема: разрешение на выезд можно получить только в Москве. Но чтобы попасть в Москву, нужно получить у властей разрешение на проезд, а для этой цели, разумеется, разрешение не дадут. Наоборот, проситель рискует попасть за решетку: откуда у тебя эта информация?

После того, как мы убедились, что они не работники «органов», желающие поймать в свои сети других евреев, я взял на себя эту задачу. Я обратился снова к той чиновнице, и рассказал ей, что женился на девушке без документов. Прошу разрешения на проезд в Москву – проверить, может быть, там найдутся какие-то документы. Еще «пару копеек», и все было улажено. Как раз насчет жены я там ничего не нашел, но разрешение на выезд для рава привез. В канун Песаха 5706 г. рав из Чебина уже был в Израиле.

Теперь, когда я оглядываюсь назад, я ясно вижу, как Высшее Провидение организовало избавление рава из Чебина из изгнания, – шаг за шагом.

За двадцать лет до этого позаботились, чтобы мой тесть не записал свою дочь в ЗАГСе. Потом привели его в Ташкент, а меня – в Казахстан, и прислали рава Исраэля Аарона в качестве торговца, ездящего между Ташкентом и Казахстаном, и он встретил эту девушку в Шаббат, потому что «случайно» она получила свою порцию хлеба тогда, когда уже не могла донести ее до дома. Я приехал в Ташкент, и мне потребовалось разрешение на пребывание, и так я познакомился с той чиновницей.

И я был в синагоге именно тогда, когда прибыли эти посланники, и мне пришло в голову использовать тот факт, что у моей жены нет свидетельства о рождении, чтобы поехать в Москву, и в итоге – я достал для рава из Чебина разрешение на выезд.

Приводят от имени Бааль Шем Това, что все, что человек делает – делает для себя. Несмотря на то, что я тогда поехал в Москву не для себя, через некоторое время всем польским подданным было разрешено вернуться в свою страну, а оттуда уже можно было уехать в Израиль. Я был польским беженцем, уроженцем города Криники и учеником ешивы в Белостоке. Но что делать с женой? Еще одна взятка той чиновнице – и она подтвердила, что я привез из Москвы необходимые документы. Так нам удалось вырваться из Советского Союза.

Уже в Израиле я встретился с равом из Чебина. Ему сообщили, что это я достал ему разрешение на выезд, и он был очень благодарен мне. Но я видел себя лишь посланником Высшего Провиденияи и рассказал раву, как именно все произошло. Он был просто восхищен цепью событий, ясно указывающей на руку Творца.

Но все это видно только в конце!

Говорил Хафец Хаим: десять лет Йосеф провел в темнице. Мог провести там и всю жизнь, и умереть там, забытый людьми. Неожиданно — луч света: главный виночерпий и начальник пекарей увидели сны, он объяснил им их и попросил помянуть его добрым словом. Ждал хорошей вести – день, два, неделю, месяц, год… Два года прошло – и ничего. Он понял, что зря полагался на человека, нечего ждать. «И когда закончились два года…»

Что случилось? Ничего. Такая же ночь, как и все предыдущие. Йосеф сказал «Криат Шма» и пошел спать. Может, плакал, пока не уснул. Знал ли он, что этой ночью фараон видит сон, и еще один сон? Ничего не знал. Встал утром, помолился и занялся обычной работой. Знал ли он, что фараон созывает всех своих министров и советников, рассказывает свои сны, и никто не знает, как их объяснить? Знал ли, что главный виночерпий вспомнил про него и рассказал фараону? И что были отправлены посланники срочно привести его? Ничего он не знал. Тут они пришли, вытащили его из ямы, постригли, помыли, одели в новую одежду и привели к фараону.

Вот так, говорит Хафец Хаим, и придет Геула — окончательное Избавление.

Машиах придет неожиданно, вдруг. И тогда мы оглянемся назад и увидим, как заранее был подготовлен и освобожден путь к его приходу, сколько этапов было пройдено и сколько усилий приложено, и задним числом поймем, как все-все вело именно к этому, как Всевышний был занят сотворением света Машиаха!

Так – с всеобщим Избавлением, и точно так же – с личным, для каждого человека: «Как заработок каждый день, так и Геула каждый день».

Поэтому одно из имен Машиаха – Цемах (растение). Как зерно, прорастающее в земле, скрытое от всех глаз, проходит бесконечное количество изменений, пока не пробивается на поверхность.

Поэтому мы и говорим: «Сеющий справедливость, взращивающий спасения». Мы и понятия не имеем, сколько раз на дню Всевышний спасает нас!

Перевод: г-жа Лея Шухман

 


http://www.beerot.ru/?p=48570