Глава Тазриа — Лучше злодей, чем дурак

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

622
лучше злодей чем дурак

«Если у человека появится на коже язва сэт, язва сапахат или язва баэрет, и на этом месте образуется (язва, похожая на) язву цараат…» (Ваикра, 13:2).

Пишет «Сифтей Коэн»: все это – разные виды поражения, по которым коэн видит, за какой грех они появились. Сэт – от слова итнасут (высокомерие): человек вел себя высокомерно и гордо, а ведь тот, кто ходит, высоко подняв голову (от гордости), как бы вытесняет Шехину, ведь сказано (Йешаяу 6:3): «Полна вся земля Славы Его». А о гордеце сказано (Теилим, 101:5): «Высокомерного и ненасытного – этих не потерплю!» А в трактате Сота (5а) сказано, что Всевышний говорит: «Я и он не можем пребывать вместе». Поэтому и сказал рав Аши (там же): «Каждый, в котором есть высокомерие, в итоге падает со своей важной ступени, как сказано: «Сэт или сапахат». Сэт – это именно высокомерие, а сапахат – это именно уменьшение важности» [слово сапахат включает корень פחת, означающий уменьшение и т. п.].

Поэтому и говорится (Эрхин, 16а), что цараат приходит в наказание за высокомерие, как сказано в «Диврей а-ямим» (2, 26:19), что из-за высокомерия проказа выступила у него на лбу.

Поэтому-то, пишет Сфорно (Ваикра, 14:12), пораженный цараат приносит повинную жертву для своего искупления. Это подобно повинной жертве «злоупотребления святынями», ведь гордец как бы крадет «одежды» Всевышнего. Имеется в виду сказанное в известном письме Рамбана: «Знай, сынок, что гордец восстает против Царства Небес, поскольку он похваляется царскими одеждами Всевышнего, благословен Он, как сказано (Теилим, 93:1): “Всевышний воцарился, в гордость облекся”».

Но более того. Я хочу задать вопрос: человек захотел нарядится в царя. Не в Пурим, а в обычный день. Выйдет на улицу в «золотой» картонной короне, в пурпурной мантии, а в руках – пластиковый «серебряный» жезл. Получит ли он почет, достойный царя, или позор, достойный умалишенного?

А если так отнесутся к тому, кто пожелает копировать царя из плоти и крови, что мы скажем о нижайшем из людей, осмелившемся облечься в одеяние Творца? Да ведь он просто выставит себя на смех!

Рассказал мне рав из Поневежа, как однажды Хафец Хаим обратился к нему с вопросом: «Йоше (рава из Поневежа звали Йосеф-Шломо), скажи-ка. Мы знаем, что Всевышний любит каждого еврея, в любом положении. Как-то раз рав Хаим из Воложина учил “Тана де-вей Элияу”, и увидел, что среди восхвалений Всевышнего перечисляется такое: что Он “рад Своему уделу”. Он удивился: эта хвала подобает человеку, который хотел бы, чтобы у него было больше, но радуется тому, что есть. Однако Творец мира, Который сотворил все по Своему слову, если Он желает еще – может сотворить еще!

Рав Хаим поехал к своему учителю, Виленскому Гаону, чтобы тот объяснил ему. Сказал ему гаон: “Что такое «удел» Всевышнего? Это народ Израиля. Как сказано (Дварим, 32:9): «Ведь удел Всевышнего – Его народ»”. Он хотел бы, что его народ был более совершенным, чтобы каждый еврей был более совершенным, но ведь “все в руках Небес, кроме трепета перед Небесами” (Брахот, 33б). И вместе с тем, Он рад Своему уделу. Он рад народу Израиля и каждому еврею, какой он есть, и очень надеется, что этот еврей поднимется на более высокий уровень!

Даже когда мы были изгнаны, Он как бы ушел в изгнание вместе с нами (Мегила, 29б). Как бы мы ни опустились, сказано: “Пребывающий с ними в их нечистоте” (Ваикра, 16:16). И даже злодей, который уповает на Всевышнего, удостоится того, что милосердие окружит его (“Ялкут”, Теилим, 32). Страшно подумать – тот, кто собирается совершить грех, как будто хватает за руку Царя и опускает Его вместе с ним в самую грязь!

Почему же тогда с гордецом Всевышний как бы не может жить, и “мерзость Всевышнему любой высокомерный”, и он как бы вытесняет Шехину?

Как прекрасны слова “Торат Хаим” (Санедрин, 90а): кто такой праведник? Давайте задумаемся: буква צ — цади (название буквы созвучно слову “праведник” на иврите) состоит из буквы נ – нун, чей смысл: “верный” (нээман – Шаббат, 105а), а на ее спине – йуд, что символизирует Всевышнего, поскольку праведник – колесница для Шехины (Раши к Берешит, 17:22). Однако при одном условии: нун должна быть согнувшейся!

Совершенно непонятно: с нечистым, с преступником – Шехина может быть рядом. А с гордецом, даже если он верный и праведный – не может! Почему?» Это был вопрос Хафец Хаима.

«Честно говоря, — рассказывал рав из Поневежа, — вопрос неожиданный. Я задумался, но ответа не нашел».

«Объясню тебе, — сказал Хафец Хаим, — Всевышний находится с нами в нашей нечистоте потому, что у нечистого есть возможность исправления: он может окунуться в микву и очиститься.

Всевышний рядом со злодеем, поскольку у злодея есть шанс: в какой-то момент он задумается над своей жизнью, проведет самоанализ, претерпит страдания, его сердце размягчится, и он раскается и исправится.

Но гордец – дурак. “Чем гордиться сердцу человека?” – спрашивает Рамбан в своем письме. Если богатством – так ведь Всевышний наделяет богатством и посылает бедность. Если почетом – так ведь вся Слава принадлежит Творцу. Если он хвалится своей мудростью – ведь “Всевышний лишает дара речи ораторов, а разум мудрецов отнимет”. Как сказано: “Ведь от Тебя – все, и из твоей руки дают Тебе” (Диврей а-Ямим 1, 29:14)

Что тебе принадлежит? Жизнь – твоя? Здоровье – твое? Таланты – твои? Успехи – твои?

Все ведь Свыше, за все ты обязан благодарить, чем тут гордиться?

Так что гордец – просто дурак, а дурака не исправишь…»

«Как я обрадовался! Я сказал Хафец Хаиму: “Рав, вы и понятия не имеете, как я вам благодарен, вы меня просто спасли!”»

«Он удивился, и я объяснил. Один человек спросил меня: в Пасхальной Агаде мы говорим: “О четырех сыновьях говорила Тора – один умный, один злодей, один простак и один, который не умеет спрашивать”. И он не понял: ведь противоположность умному – дурак. Так что нужно было бы написать: “один – умный, один – дурак”. И я не знал, что ему ответить.

А теперь я понимаю – умный сын попросил милосердия: “Владыка мира, все, что угодно, только не ставь меня рядом с дураком! Лучше я буду стоять рядом со злодеем, буду стараться одолеть его, или хотя бы остерегаться его. Но умалишенный — его положение неисправимо. С ним мне не справиться!”»

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=64366