Ки Теце — «Пока не придет Элияу»

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

94
корах

«Если ты увидишь, что бык брата твоего или его ягненок заблудился, не проходи мимо – верни брату твоему. Если брат твой (живет) далеко от тебя, или ты не знаешь, кто (хозяин животного), то приведи (скотину) к себе. Пусть она остается у тебя, а когда брат твой потребует ее, ты должен ее вернуть» (Дварим, 22:1-2).

В свое время, когда я, будучи ребенком, учил трактат Бава Меция (где обсуждаются законы находок и т.п.), я страстно желал найти какие-нибудь старые очки, по которым невозможно понять, кому они принадлежат, и которые придется хранить, пока не придет пророк Элияу. (Пророк Элияу скажет каждому, кто хранит находку, кому она принадлежит – прим. пер.).

Спросите, почему? Зачем мне хранить это барахло? Я вам расскажу.

Мы просим в «Биркат а-Мазон»: «Милосердный, он пошлет нам пророка Элияу… который сообщит нам радостные вести, вести избавления и утешения».

А знаете, что будет, когда пророк Элияу придет?

Все великие мудрецы поколения побегут к нему и обступят его, прося объяснить им сомнительные и непонятные места в Торе, как сказано (Менахот, 45а): «Эту главу объяснит Элияу», «когда придет Элияу и скажет» (Шаббат 108а и др.). А также в местах, где сказано: «Вопрос остался открытым», употребляется слово תיקו (тейко), что автор «Тосафот Йом Тов» (в Эдуйот, гл. 8, м. 17) расшифровывает, как аббревиатуру: «Тишби (Элияу – от слова “Тошав”, Элияу был жителем города Тошав в области Гильад) объяснит все вопросы и сомнения».

Об этом я как-то спросил рава из Поневежа: «Почему говорят «тейко«, а не «эйко» – Элияу объяснит…» Тот воодушевленно ответил мне: «Так ведь к кому пророк Элияу придет отвечать на вопросы? Наверняка он придет в наши святые ешивы! А в ешивах издавна принято, что великих людей называют по имени городов, где они жили: например, Виленский гаон, рав Хаим из Воложина, рав Хаим из Бриска (Брискер), Рогочевер, Стайплер!»

Учеников тоже в свое время называли по имени городов. Рава из Поневежа тогда звали Яша Койлер, а меня – Янкеле Криникер.

Так вот, вернемся к очкам: придет Элияу, и все великие раввины столпятся вокруг него, будут обсуждать талмудические вопросы. Вокруг будет воздух дрожать от огня Торы… А я тоже захочу посмотреть на Элияу. Но кто ж мне даст? Что за нахальство, кто ты вообще такой, мальчишка! Вот тогда-то я и достану старые очки, которые хранил «пока не придет Элияу» – и вот, он пришел. Что же делать, придется всем расступиться и дать мне приблизиться к нему с моим вопросом…

Известно, что в Бриске был один хазан, который обладал очень красивым голосом. И очень хорошо это знал. Однажды он сказал раву из Бриска: «Мы вот говорим в Ошана Раба: голос Цемаха, человек по имени Цемах – это сам царь Давид — сообщит нам (речь идет о Машиахе – прим. пер.). А царь Давид, как известно, был великим музыкантом и певцом. Когда он придет, я, без сомнения, буду участвовать в его ансамбле!»

Рав из Бриска пронзил его взглядом и сказал: «Когда царь Давид придет, ты в страхе убежишь от него на пятнадцать километров!»

Известно, что однажды спросили Виленского Гаона: «Что мы сделаем, если вдруг откроется дверь, и святой тана войдет в комнату?»
Гаон ответил: «Что мы сделаем? Сгорим!»

Рав из Поневежа однажды сказал мне: «Знаете, реб Яаков, я не боюсь падений, не страшусь провалов. Известно – “семь раз упадет праведник, и встанет”. Даже когда он падает – все равно он праведник. Главное – встать. Не оглядываться назад, что было, то было. Но одну вещь я не могу простить себе, не нахожу себе места. Как-то раз Хафец Хаим обратился ко мне: “Машиах может прийти в любую минуту, а ты – коэн. Ты знаешь законы служения в Бейт-Микдаше? Ведь сказано в алахе, что коэнам, которые знают свою службу, запрещается пить вино – ведь вдруг придет Машиах, а они будут пьяны, и, следовательно, непригодны к службе. Отсюда мы учим, что нужно знать законы служения!”

А я был еще совсем молод, и по-детски ответил: “Рав, это же разные вещи! Опьянение – это телесный изъян. А незнание закона – что в этом такого? Я просто встану рядом с Вами, ведь Вы – тоже коэн, и буду повторять за Вами!”

Так вот, я не могу себе простить – как я посмел так ответить! Это же какая наглость – думать, что, когда придет Избавление, я удостоюсь стоять рядом с Хафец Хаимом! Что я вообще увижу его!»

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=87941