Лех Леха — Чудо – ради Славы Небес

Дата: | Автор материала: рав Яаков Галинский

348
ради славы небес

Начнем с истории из Гемары: «Учат наши мудрецы: был в одном месте арод (ядовитый змей), который вредил людям. Пришли и сообщили об этом раби Ханине бен Доса. Сказал он: “Покажите мне его нору”. Ему показали, он поставил туда пятку. Арод вышел и укусил раби Ханину – и умер. [Раши объясняет, что когда арод кусал человека, если человеку удавалось первым добраться до воды, то арод умирал. А если арод первый добирался до воды – человек умирал. Для раби Ханины Всевышний сделал чудо, и прямо под его пяткой открылся источник воды.] Взвалил раби Ханина змея на плечо и принес в бейт-мидраш. Сказал: “Смотрите, дети мои. Не арод умерщвляет, а грех умерщвляет”. Сказали тогда люди: “Горе человеку, которого встретил арод. И горе ароду, которого встретил раби Ханина бен Доса”».

Пишет великий раби Акива Эйгер в «Гильон а-ШаС» [первоначально — заметки раби Акивы на полях его Талмуда, сегодня — печатается во всех изданиях Гемары]: «Смотри “Яфэ Марэ” в трактате Таанит (гл. 3, п. 17)».

Я посмотрел, и там приведена история из Иерусалимского Талмуда, которая напоминает историю из Гемары (Таанит, 20б): в городе Неардея была шаткая стена, и Рав и Шмуэль никогда не проходили под ней, хотя она стояла так тринадцать лет. Однажды с ними вместе шел рав Ада бар Аава. Сказал Шмуэль Раву: «Пойдем, как обычно, вокруг?» Ответил тот: «Не нужно, ведь рав Ада бар Аава с нами, его заслуги велики, так что я не боюсь».

Каковы были его заслуги? Когда его в конце жизни спросили, в заслугу чего он прожил длинную жизнь, он ответил: «Я никогда не сердился ни на кого дома; не шел впереди того, кто более велик в Торе, чем я; не думал о словах Торы в грязных местах; не проходил четыре локтя без слов Торы и без тфиллин; не спал и даже не дремал в бейт-мидраше; не радовался ошибкам своих товарищей; никогда не называл своих товарищей прозвищами».

У рава Уны были бочки с вином в подвале, чей потолок был очень неустойчивым. Он хотел вытащить эти бочки. Привел туда рава Аду бар Аава, говоря с ним о Торе, а тем временем работники вытаскивали бочки. Когда вытащили все, рав Уна и рав Ада бар Аава тоже вышли, и потолок рухнул. Рав Ада бар Аава понял, зачем рав Уна привел его туда, и был этим недоволен. Почему? Потому, что сказал рав Янай: «Пусть человек никогда не стоит в опасном месте и не говорит, что ему сделают чудо (и он спасется). Ведь могут не сделать чудо. А даже если и сделают – это “вычтут” из его заслуг, как сказано: (Берешит,32): “Я стал меньше из-за всех благ и всей истины”».

Но что интересно: если в этой истории рав Ада бар Аава был недоволен, что его поставили в опасное место, то в истории Иерусалимского Талмуда он сам повел себя точно так же, — причем сознательно!

Был один дом, который вот-вот развалится. Поставил там Рав своего ученика рава Аду бар Аава, пока не вынесут все из этого дома. Когда он вышел, дом развалился. Спросили его мудрецы: «Какими добрыми деяниями ты обладаешь?» Ответил он: «Никогда не приходил человек раньше меня в синагогу и не уходил позже меня; я не думал о словах Торы в грязных местах; не проходил четыре локтя без слов Торы; никогда не стелил себе постель и не спал крепко на ней, а всегда спал шнат арай (немного, между делом) так, чтобы сразу же встать и начать заниматься Торой. Я не шел среди сидящих товарищей, никогда не называл своих товарищей кличками; не радовался ошибкам своих товарищей; сразу же прощал тем, кто меня огорчал; не ходил на рынок к тому, кто был мне должен, чтобы не огорчать его. И никогда не сердился ни на кого в доме, чтобы выполнить сказанное (Теилим, 101): “Буду ходить с чистым сердцем в своем доме”».

Пишет раби Акива Эйгер: это непонятно, как же рав Аба бар Аава стал в опасном месте? Ведь мы уже говорили, что, возможно, не произойдет чуда, а если и произойдет – «вычтут» из его заслуг.

А ответ в том, что он желал освятить Имя Творца, так же как раби Ханина бен Доса. Ведь почему раби Ханина положился на чудо? Потому, что он желал освятить Имя Всевышнего, чтобы все увидели своими глазами, что человек погибает не из-за змеи, а из-за своих грехов.

Теперь мы можем понять и противоречие в поведении рава Абы бар Аава: когда рав Уна повел его в подвал, говоря с ним о Торе, чтобы тот не заметил, он был недоволен: ведь могли «вычесть» из его заслуг. Когда же его учитель поставил его в опасном месте, согласился, чтобы освятить Имя Творца, ради славы Небес.

На первый взгляд получается, что у того, кто полагается на чудо, чтобы освятить Имя Небес, не «вычетают» из заслуг.

Однако в недельной главе Лех Леха есть мидраш на стих: «После этих событий (победы Авраама над царями) было Аврааму в видении слово Г-спода: “Не бойся, Авраам! Я твоя защита! Твоя награда будет очень велика!”»

Мидраш говорит, что Авраам испугался: «Я попал в огненную печь – и спасся, вышел на войну с царями – и спасся. А вдруг это было моей наградой в этом мире, и для Будущего мира у меня ничего не осталось?» И тогда Всевышний говорит ему: «Не бойся, Я твоя защита». Слово маген («защита») на арамейском означает «бесплатно». То есть все, что Я сделал – сделал тебе бесплатно, а награда твоя сохраняется для будущего мира.

Мы видим, что, когда Авраам вошел в огненную печь, очевидно, сделал это ради Небес, ведь он пожертвовал собой, чтобы не поклоняться идолу Нимрода. И вызвался воевать с царями и их огромной армией тоже ради Небес. Ведь сказано в святой книге «Зоар», что все, чего они хотели – захватить Авраама, чтобы нейтрализовать его влияние на современников, когда он отвратил их от идолов и научил служить Всевышнему. Поскольку Лот был внешне в точности похож на Авраама, они взяли его в плен, чтобы похваляться, что захватили Авраама, и его Б-г ему не помог. Поэтому-то он и погнался за ними, воевал с ними, и одолел их с помощью великих чудес, и вызволил Лота из плена. Вместе с тем он боялся, что получил за это награду в этом мире, и уменьшились его заслуги. И Всевышний не сказал ему, что нечего бояться, а сообщил, что все это было даром от Него, и поэтому награда ему останется в целости и сохранности.

Тогда наш вопрос возникает снова: если рав Аба бар Аава боялся, что «вычтут» из его заслуг, и поэтому был недоволен равом Уной, как же он согласился стоять в полуразвалившемся доме? Ведь, хотя он и понимал, что речь идет об освящении Имени Небес, все равно могут уменьшить его заслуги…

Ответ этому мы найдем в еще одной истории из Гемары. Спросил рав Папа Абайе: «Почему для людей прошлых поколений совершались чудеса, а для нас – нет?» Ответил Абайе: «Потому что они жертвовали собой ради освящения Имени Творца, а мы этого не делаем. Как рав Аба бар Аава: однажды он увидел женщину, одетую в красное платье (что считается нескромным). Он думал, что она – еврейка, и в знак протест порвал ее платье. Оказалось, что она нееврейка, и ему пришлось заплатить четыреста зуз, возмещая ущерб».

Я слышал от рава Давида Френкеля, который говорил от имени рава Моше Соловейчика: «В чем здесь самопожертвование, ведь если бы она была еврейкой, ему не пришлось бы платить?» И он объяснил, что мудрецы прошлых поколений, в данном случае — рав Аба бар Аава, не делали расчетов, видя, как кто-то нарушает волю Творца. Они сразу же проявляли ревность за Его великое Имя. Это и называется «самопожертвование ради освящения Его Имени».

Значит, даже если мы скажем, что, когда человек желает освятить Имя Творца и с ним происходит чудо, ему все равно могут «вычесть» из заслуг – рав Аба бар Аава не делал никаких таких расчетов и готов был ради этого упустить все свои заслуги!

А теперь я расскажу вам историю, которая поможет понять эту мысль как следует.

В одном немецком городе жил ассимилированный еврей, владелец частного банка. У него был один-единственный сын. Сын заболел, отец вызывал к нему множество врачей-специалистов, но никто не мог ему помочь, состояние ребенка все ухудшалось. Отец вспомнил, что его отец в таких тяжелых случаях обращался в синагогу, чтобы там сказали за больного молитву «Ми ше-Берах». Он пошел к синагогальному служке и спросил, сколько будет стоить такая молитва. В синагоге в тот момент был гость, еврей из Галиции, оказавшийся в Германии по делам. Когда он услышал, о чем речь, спросил:

«А в Цанзе вы были?»

А что там есть, больница? Знаменитый профессор?

«Гораздо лучше! – ответил тот. — Там есть раввин-чудотворец! Он спасает людей, совершает чудеса! Со всего мира к нему приезжают!»

Вернулся банкир домой и рассказал жене. Та заставила его поехать. Что ж, наш банкир отправился в путь. Трясся на ухабах, пересекал страны, наконец, приехал в Цанз. Пришел к раввину и рассказал, что сын смертельно болен, может быть, раби может его вылечить.

Ребе стал расспрашивать его. Откуда он? Из Германии. Чем занимается? Директор банка. Банк закрыт в Шаббат? Конечно, нет. Все банки работают в субботу и закрыты в воскресенье. И его тоже. Ну, ребе должен понять. Конкуренция очень тяжелая, большинство клиентов – неевреи. И вообще, у себя дома он тоже не соблюдает Шаббат.

А кашрут? Тоже нет. Его родители соблюдали. А теперь в их городе нет кашерной мясной лавки. А чистота семейной жизни? Да он и не знает, что это такое. Ребе объяснил. А, ну это тоже нет.

«Что ж, — вздохнул ребе, — послушайте. Кто-то вас обманул, я не совершаю чудес. Не могу вылечить вашего сына…»

Нет?! Значит, зря приехал. Пусть ребе простит, что он напрасно потратил его время. Но… почему тогда такая длинная очередь стоит?

«Я вам объясню, — сказал раби, — люди знают, что беды приходят Свыше, и верят, что Всевышний принимает мои молитвы, и что я могу просить Его отменить приговор. Вашему сыну тоже вынесен приговор, и я готов обратиться к Всевышнему и просить Его, чтобы Он выполнил вашу просьбу и вылечил вашего сына. Но тогда Всевышний скажет: “Он просит, чтобы Я выполнил его желание. А он выполняет Мою волю?” И что я Ему отвечу?

Так что я предлагаю вам сделку: вы примете на себя обязательство соблюдать Шаббат, кашрут и чистоту семейной жизни, а я обязуюсь, что Всевышний выполнить ваше желание, и ваш сын выздоровеет!»

Выслушал банкир, и стал взвешивать сделку. Ответил: «Ну, с кашрутом – нет проблем, станем вегетарианцами. По поводу чистоты семейной жизни – спрошу жену. Однако о Шаббате и речи быть не может! Если я закрою банк в Шаббат, мои клиенты меня оставят, и весь банк разорится».

«Воля ваша, — ответил ребе, — значит, не заключили сделку…»

Пожали друг другу руки, расстались по-дружески. Вернулся банкир домой – а сын уже при смерти.

«Ну, как там было?» – спросила встревоженная мать.

«Суровый еврей, — ответил банкир, — невозможно с ним вести бизнес. Он не готов на компромиссы!» И рассказал ей все в подробностях.

Возмутилась жена: «Убийца! Банк тебе важнее сына? А если бы профессор постановил, что мы должны на полгода поехать в Италию, и там сын поправился бы, разве ты не закрыл бы банк, как миленький? Сейчас же иди на почту и отправь телеграмму, что мы согласны на все три условия!»

«А есть – не дай Б-г, конечно — сын не выздоровеет?»

«Тогда вся сделка отменится. А пока что – беги немедленно!»

Поспешил банкир на почту и отправил телеграмму. Когда вернулся, мальчику уже стало чуть лучше. Через короткое время он полностью встал на ноги. Город же шумел и бурлил: такой-то банк перестал работать по субботам! Люди интересовались, почему, слышали историю, поражались и преисполнялись уважения. А дела в банке шли лучше прежнего.

Через некоторое время жена спросила: «Скажи, а ты заплатил раввину?»

Тот не понял, и она объяснила: «Сколько ты потратил на врачей, которые вообще не помогли! А тут, когда ребе-чудотворец вылечил, ты ему не заплатил ни копейки?»

Права, что скажешь. Нужно поблагодарить за избавление и заплатить положенное. Снова отправился банкир в путь, приехал в Цанз и дал ребе триста марок: столько, сколько стоит визит профессора.

«Это что?» – спросил мудрец.

«Это за лечение», — объяснил банкир.

«Я вижу, вы так и не поняли. Я не врач и не волшебник. Я был только посредником между вами и Всевышним, благословен Он. Вы обязались исполнять Его волю, а Он выполнил ваше желание. Вот и все».

«А, я понял. Ну, значит, это за посредничество».

«Ни лечение, ни посредничество. Не возьму ни копейки».

Как Элиша, который не хотел брать денег у Наамана, чтобы увеличить Славу Небес. Как наш праотец Авраам, который не взял из богатств Сдома «ни нитки, ни шнурка».

«Ребе, вы не знаете мою жену. Она меня послала, я просто обязан отдать эти деньги…»

Ну, это веская причина. Ничего не скажешь.

«Если так, будьте моим посланником. В бейт-мидраше сидят аврехи и учат Тору. Раздайте им деньги, и они благословят вашего сына».

Пошел он и раздал деньги. Его спросили, что вдруг – он рассказал. Услышал один из учащихся и поспешил к ребе. Его жена уже давно больна, и болезнь ее все ухудшается. А ребе всего лишь благословил ее. Пришел он и спросил с болью в сердце: «Неужели ребе спасает только нарушающих Субботу?»

Ребе оделил его пронзительным взглядом: «Ты точно из моих хасидов?»

«Конечно!»

«И любишь меня?»

«Всей душой!»

«Ну, так почему ты не понимаешь? Всевышний выносит приговор! Кто я такой, чтобы его отменять? А если я совершаю чудо и “заставляю” отменить Небесный приговор, я вызываю на себя гнев и претензии Свыше, и мне это может очень дорого обойтись. Но это стоит того, чтобы увеличить Славу Небес. Чтобы в Германии увидели банк, который закрыт в Субботу. И знали, что есть Б-г в народе Израиля! Но ты – чтобы ты от меня требовал такого?…»

Перевод: г-жа Лея Шухман

http://www.beerot.ru/?p=48069

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here