Мишпатим — Как повеление Царя

Дата: | Автор материала: рав Яаков Галинский

392
мишпатим

«Вот эти законы [мишпатим — законы, регулирующие отношения между людьми], которые ты должен дать им» (Шмот, 21:1).

Раши комментирует: везде, где сказано эле («эти») – это отрицает предыдущее. А там, где сказано вэ-эле («вот эти») – это добавляет к предыдущему. Как первые – с Синая, так и вторые – с Синая. Речь идет о том, что заповеди, касающиеся отношений между людьми, тоже даны нам на горе Синай, как и заповеди между человеком и Всевышним.

В свое время я слышал от большого праведника рава Исраэля Яакова Любчанского, машгиаха ешивы в Барановичах, и зятя Сабы из Новардока: [Глава Итро заканчивается заповедями между человеком и Всевышним, а глава Мишпатим начинается заповедями отношений между людьми, и оба вида заповедей получены на горе Синай. Но, более того:] Глава Итро заканчивается законами, чей смысл непонятен: «Не делай при Мне серебряных богов», что предостерегает нас о крувим: «Крувим, которые ты будешь делать, чтобы стоять при Мне, не делай серебряными». Ведь если они будут из серебра, они для Меня как будто божки. «И золотых богов не делайте вам» – это предостережение, чтобы не делать больше двух, ведь если сделаешь четыре – они для Меня как будто божки.

Какой мудрец может понять, почему крувим обязаны быть золотыми – до такой степени, что если они будут серебряными, – они уже считаются идолами? И почему два, а не четыре?

Это – тайны Торы, законы, чей смысл выше нашего разума. И об этом сказано: «Вот эти законы, которые ты должен дать им», что добавляет к предыдущим. Чему это нас учит? Тому, что, как и в случае с законами (хуким), о которых ты знаешь, что не в состоянии постичь их смысл, и их нужно воспринимать как повеление Царя, — так и эти законы (мишпатим), которые тебе кажутся понятными. Знай, что нет создания, которое могло бы понять разум Творца, и наше понимание – лишь капля в море. Так что, если мы будем исполнять эти законы в силу понимания, получится, что мы уменьшаем и искажаем их. Следует исполнять их, поскольку это повеление Царя — так же, как хуким.

Чему это подобно? Человек решил обогреть дом в холодный снежный день. Положил дрова в печку и зажег огонь, но окна не закрыл. Очевидно, что холод, проникающий через открытые окна, сведет пользу огня на нет. Точно так же и человек, который выполняет заповеди, доступные пониманию разумом, и знает, что они получены на Синае, но считает, что понял их смысл, и выполняет их из-за понятного ему смысла, — уменьшает и понижает их настолько, что они практически не поднимают и не освящают его.

Тут заканчиваются слова рава Любчанского, а теперь попробуем объяснить их подробнее.

Здесь есть две идеи.

Первая заключается в том, что мы не в состоянии полностью понять смысл заповедей, даже тех, которые, на первый взгляд, понятны.

Как писал святой автор книги «Шней Лухот а-Брит»: «Даже если человек проживет дважды по тысяче лет, он не сможет подняться до сути одной заповеди во всей ее глубине и не сможет понять ее корень и корень ее корня». А в «Нефеш а-Хаим» (Врата 1, 22) сказано: «Ведь глубокий смысл заповедей не был раскрыт ни одному человеку в мире, даже Моше рабейну. Единственный, кто знал их – это Первый человек до греха. Это и есть “вино, сохраненное в винограде с шести дней Творения (которое ждет праведников в будущем)” и свет, который сиял в первый день, когда Первый человек видел мир от начала до конца». В книге «Тания» («Игерет а-Кодеш», 19) пишет автор: «Смысл заповедей не раскрыт, они выше разума и понимания. И даже если в каком-то месте раскрыт и объяснен какой-то смысл, это не конечный смысл, в нем сокрыта внутренняя глубочайшая мудрость, которая выше разума и понимания».

Вторая же идея такова, что, даже если бы мы понимали смысл заповеди, нам в любом случае следует выполнять ее лишь как повеление Царя.

Рав Йерухам Лейвович из ешивы Мир говорил, что в этом и заключается секрет, почему «будем делать» было сказано прежде, чем «будем понимать». Из слов Маараля («Гур Арье», Шмот, 19) следует, что в этом заключается смысл мидраша о том, как Всевышний поднял над евреями гору, словно корыто (и сказал: «Будете исполнять – хорошо, не будете – там будет ваша могила» – прим. пер.): несмотря на то, что понимают смысл заповеди – выполняют ее, подчиняясь воле Творца.

Наш учитель Хатам Софер объясняет подобным образом слова Торы: «Это закон (хукат) Торы»: все заповеди Торы, как хуким, так и понятные разуму мишпатим, — всех их нужно выполнять как хуким, как повеление Царя. Так мы и говорим в молитве: «Вечной любовью возлюбил Ты народ Твой, Израиль, обучил нас Торе и заповедям, законам хуким и законам мишпатим, поэтому будем обсуждать Твои хуким». То есть и мишпатим мы будем учить тоже как хуким, как повеление Царя.

Гемара объясняет сказанное в Теилим: «Человека и скот спаси, Всевышний»: «Скот – это люди без разума, делающие себя подобными скоту».

А в мидраше сказано: «Хотя мы и люди, мы тянемся за Тобой, как скот». Комментирует автор «Бейт а-Леви»: в трактате Кидушин сказано, что скот приобретается, когда его тянут, – ты его зовешь, и он приходит. Однако раба нельзя приобрести так, ведь даже когда он приходит – он приходит в силу собственных соображений. Мы же, когда выполняем волю своего Творца, не поступаем как рабы, делающие что-то по собственному пониманию, но как скот, который приходит просто потому, что хозяин зовет его. Об этом и сказано в Теилим: «Знает Всевышний дни простодушных (цельных)» – как та телица, которая идет к хозяину, не взвешивая это действие своим пониманием.

Однажды к нам в ешиву в Хадере приехал ученый. Представился: он из хайфского университета «Технион». Приехал подискутировать. Слыхали такое? Приехал из Хайфы в Хадеру, чтобы поспорить.

«О чем вы хотели провести дискуссию?» – спрашиваю.

«О религии», — отвечает. Ну, о чем же еще?

«Скажите, в какой области вы специализируетесь?»

«Аэронавтика» — если я правильно помню. Что-то в сфере изучения полетов.

«Скажите, — говорю я, — Если я захочу подискутировать с вами в этой сфере, что вы скажете?»

«Это несерьезно», — ответил он.

«Почему?»

 «Потому, что вы не знаете даже базовых понятий».

«Почему же, — возразил я, — Я могу вам сказать сейчас пять терминов, касающихся вашей профессии».

Он рассмеялся: «Это будет не наука, а декламация. Вы же не знаете, в чем смысл этих понятий, каковы доказательства и каковы последствия. Вы в этой сфере не разбираетесь, так что вы — не оппонент!»

«Верно, — говорю ему, — Я с вами согласен. А теперь поймите, что точно в той же мере вы – не оппонент для нас в сфере иудаизма. Это – наше поле деятельности, а вы в нем не разбираетесь».

Он возмутился: «Почему вы так говорите, у нас есть понятия!»

«Праздники, к примеру?» – спрашиваю.

«Ну да, праздники!»

«И каковы ваши понятия – что в Пурим устраивают карнавал, в Хануку едят пончики, в Песах крадут афикоман, а в Шаббат бросают камни? Поймите, что это несерьезно. Сядьте, поучитесь в ешиве года два-три. Тогда сможем и поспорить…»

Ему было нечего возразить. Но на самом деле довод мой был не настоящим. Ведь не год-два, не двадцать и не двести. «Даже если человек проживет дважды по тысяче лет, он не сможет подняться до сути одной заповеди во всей ее глубине и не сможет понять ее корень и корень ее корня».

С кем он хочет дискутировать, с Творцом вселенной?

Один человек тоже мне предложил: «Рав Галинский, давайте пойдем на компромисс насчет Шаббата…»

Известно, что один «просвещенец» хотел задеть Мальбима и спросил: «Рав, может, вы сможете найти мне алахическое послабление, которое разрешит курение в Шаббат?» Рав ответил: «Я готов разрешить тебе курить измененным образом!» «Как именно?» – поинтересовался тот. «Очень просто, — объяснил рав, — Повернуть сигарету наоборот, чтобы огонь был во рту!»

А я ответил тому человеку: «Смотри, Шаббат – не мой, так что я не могу предлагать тут компромиссы. Но есть у меня идея: я могу помолиться за тебя, чтобы Всевышний взял тебя к Себе, и ты смог бы обсудить эту тему с Ним лично. Например, в следующую среду вечером, хочешь?»

Как ни странно, он почему-то не согласился. И тему эту больше не поднимал.

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=49999