Одежды, что нас согревают — Афтара главы Хаей Сара

Дата: | Автор материала: Рав Нахум Шатхин

553
одежды
В афтаре недельной главы Хаей Сара читается отрывок из книги Царей (1, 1:1-31).

Связь между афтарой и недельной главой

В афтаре говорится: «И состарился царь Давид, вошел в лета…», что напоминает нам недельную главу, в которой сказано: «И состарился Авраам, вошел в лета…» («Левуш», §669).

Содержание

Царь Давид прожил семьдесят лет. Незадолго до смерти он утратил естественное тепло своего тела. Царь почти не появлялся перед народом, который, предчувствуя его кончину, затаил дыхание в ожидании сообщения о назначении преемника. Несмотря на то, что было известно – сердце Давида склоняется к малолетнему Шломо, тридцативосьмилетний Адония решил взять инициативу в свои руки. Он предпринял много мер, чтобы убедить других в том, что именно ему подобает занять царский трон. В сердце он надеялся, что все произойдет именно так, как он задумал. Наверняка Давиду было известно о действиях Адонии, но царь еще ни разу не упрекал его и не пытался остановить.

В свое время пророк Натан получил пророчество, из которого следовало, что после Давида народом будет править именно Шломо, как сказано: «Когда же исполнятся дни твои и ты почиешь с отцами твоими, то Я поставлю после тебя потомство твое, того, который произойдет из недр твоих, и упрочу царство его» (Шмуэль 2, 7:12). Движимый этим пророчеством, Натан приходит с Бат Шевой к царю Давиду, что заканчивается коронацией ее сына. В результате все складывается так, что, пытаясь устроить бунт, Адония лишь ускорил воцарение Шломо.

Край плаща царя Шауля

Сказано: «И состарился царь Давид, вошел в (преклонные) лета; и покрывали его одеяниями, но не становилось ему теплее» (Царей 1, 1:1). Поясняет Раши: сказали наши мудрецы (Брахот, 626), что тот, кто относится пренебрежительно к одеждам, в конце не сможет получать от них удовольствие. Вот и не грели одежды царя, потому что в прошлом он пренебрежительно отнесся к царской одежде Шауля, отрезав край полы его плаща.

История, которую упоминает Раши, известна. Давид, убегая от преследования Шауля, прячется в пещере. Шауль заходит в эту пещеру. Давид ради спасения собственной жизни мог бы убить царя, но не делает этого, а лишь отрезает края царского плаща. Держа в руке кусок плаща Шауля, Давид увещевает царя, говоря, что мог бы убить его, но не сделал этого.

Комментаторы задают вопрос: а за что Давид получил наказание?

Разве лучше, чтобы Шауль был убит, но одежда его осталась целой? Или все-таки лучше, чтобы царь остался жив, но с отрезанной часть плаща (даже если это и был испорченный цицит — в соответствии с одним из мнений)?

Приводя ответ на этот вопрос, комментаторы поясняют, что подобное наказание было результатом того, что с таких великих праведников, как царь Давид, обладающих особенно возвышенной душой, Свыше взыскивают очень строго. Поэтому, хотя Давид и совершил безусловно милосердный поступок, с него взыскали за некоторое пренебрежение одеждой. С великих нашего народа и спрос гораздо выше. На это намекает стих, произнесенный самим Давидом: «… а вокруг Него неистово» (Теилим 50:3). Трактовали его наши мудрецы: с близких к Нему Всевышний взыскивает даже за тончайшие недостатки.

Ангел с мечом в руке

Выше мы привели первую часть пояснения Раши. Однако есть и вторая часть, мнение, которое часто остается незамеченным. Раши приводит «Мидраш Агада», который объясняет, почему одежды не грели Давида? В наказание за грех Давида, когда он приказал Йоаву сосчитать народ. За это Всевышний послал эпидемию, от которой умерло семьдесят тысяч евреев. Давид понял, что был виновен в этой трагедии, и ждал своего наказания. И когда царь увидел ангела, стоящего над гумном Аравны с мечем в руке, Давид понял, что, если он купит это место, где в будущем будет располагаться жертвенник и где будут искупаться грехи народа Израиля, — это искупит его грех. И пусть Храмовая гора была выкуплена, однако из-за пережитого страха Давид утратил естественное тепло своего тела.

Дети – наши одежды

По этому поводу существует еще одно мнение, не противоречащее двум предыдущим. Утверждают комментаторы, что под одеждами подразумеваются дети человека. А чтобы понять, откуда берется такое сравнение, нам понадобится перенестись в афтару Хануки, где говорится: «… ведь это головня, спасенная из огня» (Захария, 3:2). В трактате Санедрин (93), поясняется, что стих намекает на историю, произошедшую в конце эпохи Первого Храма.

Однажды пришли два еврейских лжепророка и потребовали от дочери Невухаднецара вступить с ними в связь. Так, якобы, приказал им Творец. Пошла дочь и рассказала все это отцу. От такого «пророчества» Невухаднецар оказался в недоумении, ведь Ханания, Мишаэль и Азария говорили ему, что Всевышний ненавидит разврат. А если так, то не может быть, чтобы Он отдавал подобные приказы. И чтобы убедиться в истинности послания, Невухаднецар решил устроить проверку, подобную той, что когда-то прошли Ханания, Мишаэль и Азария. Он решил бросить их в огненную печь.

Если выживут – значит, говорили правду, а если нет – значит, обманывали. На это возразили лжепророки, что в том случает евреев было трое, а их только двое. И тогда царь разрешил им выбрать любого дополнительного еврея. Двое нечестивцев выбрали праведного священника Йеошуа бен Йеоцадака — в надежде на то, что его праведность спасет и их. В результате два лжепророка сгорели в огне, а у раби Йеошуа бен Йеоцадака только подгорели края одежды.

Но почему подгорели его одежды?

Раби Йеошуа объяснил Невухаднецару, что это из-за тех двух нечестивцев, ведь Ханания, Мишаэль и Азария все были праведными. Но это был ответ для царя Вавилона, а истиной причины раби ему не раскрыл.

Отвечает Гемара, что настоящей причиной подгорания одежды было то, что сыновья раби Йеошуа были женаты на женщинах, не достойных их статуса священников. А подгоревшие одежды были наказанием за то, что он не стал увещевать своих детей. На основании этой истории и сравнивают наши мудрецы детей человека с его одеждами.

В наказание за грех с Бат Шевой и Урией большинство детей Давида не дожили до преклонного возраста, погибая от распрей и в стремлении овладеть престолом. Амнон изнасиловал Тамар, приемную дочь Давида (см. Шмуэль 2, 12, «Мецудот», Малбим), и был убит ее братом Авшаломом. Сам Авшалом поднял бунт против отца и пал от руки Йоава. Адония, следуя путями Авшалома, также пытался бунтовать против Давида, в результате чего был казнен Шломо. Даниэль (он же Килав), сын Давида и пророчицы Авигаиль, был великим праведником и одним из самых больших мудрецов Торы. Борьба за престол его не интересовала, однако и он умер молодым. Вот и намекает нам пророк на то, что «одежды» не грели Давида, то есть жизнь многих его детей «не грела» — не радовала его.


http://www.beerot.ru/?p=48171