Ваехи — Слушай Израиль — Подливка для принцессы

Дата: | Автор материала: Рав Шимшон Довид Пинкус

638
слушай израиль

«И позвал Яаков своих сыновей, и сказал: «Соберитесь, и я скажу вам»» (Берешит, 49:1).

«Яаков хотел раскрыть своим сыновьям, что будет в конце дней, но Шехина ушла от него. Сказал он: “Неужели, Б-же упаси, есть среди моего потомства изъян?” Сказали ему сыновья: “Слушай Израиль: Г-сподь — Б-г наш, Г-сподь – один!”. Как в твоем сердце есть только Он один, так и в наших сердцах – только Он один. Тогда Яаков сказал: “Да будет имя славы Царства Его благословенно во веки веков!” … Постановили, что говорят это шепотом» (Псахим, 56а).

Основа иудаизма – это «Слушай Израиль: Г-сподь — Б-г наш, Г-сподь – один!» Произнося эту фразу, мы дважды в день выполняем заповедь Торы принять на себя бремя Царства Небес. Каждый еврей надеется и молится, что в тот момент, когда он будет покидать этот мир, идя на встречу с Царем царей – Всевышним, он сможет произнести эти замечательные слова.

После «Шма, Исраэль…» мы произносим шепотом: «Да будет имя славы Царства Его благословенно во веки веков!», а потом продолжаем в полный голос: «И возлюби Г-спода, Б-га твоего, всем сердцем своим…»

Мы видим, что первая часть «Шма, Исраэль» написана в главе Ваэтханан, вторая («И будет, если будешь слушаться…») – в главе Экев, третья, о цицит, – в главе Шлах.

Однако слова «Да будет имя славы Царства Его благословенно во веки веков!» не написаны в Торе. Это старинный еврейский обычай, и это чудесное прославление Творца мы получили по традиции от праотца Яакова. Вот как пишет об этом Рамбам (законы «Крият Шма», гл. 1, алаха 4): «Почему читают так? Мы знаем по традиции, что, когда Яаков перед смертью собрал всех своих сыновей в Египте, он заповедал им быть сильными в вере в единство Творца и идти всегда Его путями, как это делали их предки Авраам и Ицхак. Он спросил сыновей: “Дети мои, может в сердце у кого-то из вас есть слабина в вере в единого Б-га?”, подобно тому, как спрашивал нас Моше рабейну: “Может, есть среди вас (колен Израиля) мужчина или женщина, семья или колено, которое…”».

У праотца Яакова было двенадцать сыновей, каждый из них был отдельной личностью, основателем целого колена (народа).

Яаков спрашивал, может быть есть среди них кто-то, кто не привержен так крепко, как он сам, вере в единство Творца, и в сердце своем таит иную веру.

Причем речь не шла о том, что кто-то из них отрицает веру, не дай Б-г. Может быть, у кого-то в сердце есть претензия к Всевышнему: почему Он поступил с ним так-то, почему не дал ему то, что дал другому брату. Может быть, Иссахар думал: «Почему я не родился с такой святостью, как мой брат Леви», а Леви, со своей стороны, досадует, почему он не родился с таким большим капиталом, как Звулун. Как страшно, когда есть такие мысли! Нам тоже следует проверить наши сердца, нет ли у нас, не дай Б-г, какой-нибудь претензии к Всевышнему.

«Ответили все (12 колен): “Слушай Израиль: Г-сподь — Б-г наш, Г-сподь – один!”». То есть: услышь, отец наш, Израиль, как мы говорим: «Г-сподь — Б-г наш, Г-сподь – один!». Всевышний – наш Б-г, и так же, как для тебя Он, Благословенный – Один, так и у нас – Он один, и мы все едины в любви к Творцу. Наше сердце полно любви и трепета перед Всевышним.

Рамбам продолжает: «Тогда сказал старец: “Да будет имя славы Царства Его благословенно во веки веков!” Поэтому принято в народе Израиля после “Шма, Исраэль” произносить восхваление Творцу, произнесенное Исраэлем». Когда наш праотец Яаков услышал это замечательное заявление, исходящее из уст его двенадцати сыновей, он преисполнился благодарностью Творцу и произнес: «Да будет имя славы Царства Его благословенно во веки веков!» Эти слова не написаны в Торе, но это слова самого праотца Яакова.

Поэтому мы и произносим это восхваление шепотом: чтобы было заметно различие между написанным в Торе «Шма, Исраэль» и словами, которых нет в Торе. Они переданы нам по традиции от праотца Яакова.

Подливка для принцессы

В Гемаре (трактате Псахим) приводится другое объяснение, почему мы говорим слова «Да будет имя…» шепотом: «Это подобно царской дочери, которая почувствовала запах подливки…»

Царская дочь, принцесса, очень важная персона. Когда она ест, ее окружают важные люди, и на стол ей подают дорогие кушанья: наилучшие хлеба, мясные деликатесы и т. д. Однажды она почувствовала запах мясной подливки, оставшейся на дне кастрюли, он ей понравился, и она пожелала попробовать эти остатки.

Что делать с такой принцессой? «Если позволить ей – это ее позорит». Если ей принесут кастрюлю с подливкой, то для царской дочери это будет поступком ниже ее достоинства. «Если не позволить ей – это ее огорчит». Ведь, в конце концов, она хочет именно этого. «Стали ее слуги приносить ей исподтишка» – потихоньку, чтобы никто не увидел, и ее честь была сохранена.

Это пример, который приводят мудрецы. Идея его такова: прославление «Да будет имя славы Царства Его благословенно во веки веков!» подобно этой мясной подливке. Оно не почетно, но вкусно. Поэтому его произносят шепотом.

Объясняет рав Хаим из Воложина в своей книге «Нефеш а-Хаим», что «Слушай Израиль: Г-сподь — Б-г наш, Г-сподь – один!» – это абсолютная истина, провозглашающая, что Всевышний – один, Он – всё, и нет ничего, кроме Него. Все миры не имеют никакой ценности, и все они совершенно нивелированы по сравнению с Единым Б-гом.

А что такое «Да будет имя славы Царства Его благословенно во веки веков»?

Барух («Благословенно») – от слова бреха (водоем). Намек на то, что Имя Всевышнего распространится по всему миру.

«Имя» – суть имени в его «принадлежности» другим. Например, если человек окажется на необитаемом острове, то через сколько-то лет он забудет свое имя, ведь он практически не пользуется им. Только другие люди пользуются именем, чтобы общаться с ним.

Когда Имя Всевышнего становится известным в нашем мире, когда Его потрясающее величие проявляется в нашем мире и раскрывается у всех на виду – это «благословенно Имя Его».

Подобно этому и «имя славы царства Его». Вообразим себе большого праведника, величайшего гения, знающего всю Тору наизусть, святого и праведного человека. Он заходит в бейт-мидраш, садится в уголок и молится Минху. Знают его там люди или нет – в любом случае он остается тем же праведником. «Почет, слава» – это когда то, что есть внутри, раскрывается наружу. «Вот великий праведник!» – говорят люди.

«Да будет благословенно имя славы Царства Его» означает, что Имя Всевышнего будет прославлено в мире, что все будут чувствовать близость к Всевышнему. Недостаточно того, что Всевышний один. Это замечательно, но сколько людей не знают этого! Цель же в том, чтобы Имя Всевышнего было почетно в мире, чтобы все знали Его, ценили Его величие, любили Его и трепетали перед Ним.

«Во веки веков» (ле-олам ваэд; олам — мироздание) – до бесконечности во все направления. (И это включает самого человека! Когда мы говорим: «Слушай, Израиль… Г-сподь — Б-г наш… один!», мы воцаряем Всевышнего над всеми мирами – семью небесами и четырьмя сторонами света, и нередко мы думаем: все миры – кроме меня… Нужно знать, что и я – часть мира, и это самое важное для нас!)

Получается, что «Слушай Израиль» – это абсолютная истина, нет ничего, кроме Него. А когда мы говорим: «Да будет имя…» – мы имеем в виду, что царство Всевышнего проявится в этом мире, и все будут знать о Нем.
А теперь, продолжает «Нефеш а-Хаим», давайте задумаемся: какое прославление больше – «Слушай Израиль» или «Да будет имя»? Конечно же «Слушай Израиль» – ведь это абсолютная истина.

А «Да будет имя» вообще не является прославлением, ведь «разве будет считаться прославлением земному царю, если скажут, что он властвует над миллионами муравьев и комаров, и они с радостью принимают на себя бремя его власти? Тем более, вне всякого сравнения, Он, Благословенный, ведь нет границ Его святости и величию Его единства, и все миры теряют значение по сравнению с Ним. Наверняка для Него это на самом деле никакое не прославление, если мы будем восхвалять Его, что Он благословен и прославлен в почете Его царства над созданными мирами, которые все по отношению к Нему – ничтожны, и не имеют вообще никакого значения.

Только Он, благословенный, «там, где ты находишь Его величие – обнаруживаешь Его скромность», постановил, что желает получать от нас восхваления. Это и сравнили наши мудрецы с подливкой на дне кастрюли, и поэтому постановили, чтобы мы говорили это исподтишка, шепотом.

Поэтому-то «Да будет имя…» подобно подливке: не почетно, но вкусно. Неуважительно по отношению к Всевышнему говорить, что он – Владыка мира, ведь что такое весь мир в сравнении с Ним. Но, с другой стороны – распространение величия Творца в мире настолько приятно Ему, поэтому мы говорим это шепотом. Таково объяснение «Нефеш а-Хаим».

Мы увидели два объяснения, почему «Да будет имя…» сказано шепотом: первое, согласно Рамбаму, что, поскольку наш праотец Яаков сказал это, но его слова не были записаны в Торе, идут на компромисс, и говорят шепотом. Второе, согласно гемаре в трактате Псахим по объяснению «Нефеш а-Хаим», что это прославление подобное «подливке» – вкусное, но неуважительное.

Прославление, доступное не каждому

Третье объяснение принадлежит Мааралю. В своей книге «Нетивот олам» он объясняет, что на самом деле «Да будет имя славы царства Его» – это более великое прославление, чем «Слушай Израиль». Поэтому каждый сын Израиля мог сказать «Слушай Израиль», а «Да будет…» мог сказать только наш праотец Яаков, находившийся на высочайшем духовном уровне. Поскольку только тот, кто находится на таком высоком уровне, может понять все величие этого благословения. Как, например, если мы скажем невежде: «Смотри, это – великий человек!», то он не поймет, что речь идет о великом мудреце, поскольку для него великий – это человек высокого роста.

«Да будет…» – это такое великое и глубокое прославление Царства Небес, что нет у нас никакого способа выразить его в нашем мире. Поэтому мы говорим его шепотом.

На первый взгляд, мы видим здесь разногласие между двумя великими мудрецами. По Мааралю, «Слушай Израиль» – это прославление, которое может произнести каждый, а «Да будет…» – это прославление, которое мог сказать только наш праотец Яаков, и невозможно выразить его явно, поэтому мы говорим шепотом.

А по «Нефеш а-Хаим», истинное прославление – это «Слушай, Израиль». Конечно, «Да будет…» – это тоже прославление, но по сравнению с «Слушай, Израиль» – какое это прославление? Что царь правит миллионами муравьев и комаров?

Однако на самом деле нет здесь противоречия. Давайте объясним это.

«Слушай Израиль, Г-сподь — Б-г наш, Г-сподь – один!» – означает, что Всевышний создал мир из небытия, вся реальность мира – это только Г-сподь, благословен Он, ведь мир существует только в силу Него: «Вечно Твое слово, Всевышний, стоит на Небесах» (Теилим, 119). Это просто и очевидно: Всевышний – один, единственный и уникальный, это каждый может понять, и каждый может сказать.

Действительно, тот факт, что Всевышний создал низшие миры и властвует над ними, с точки зрения Его величия – это меньше, чем то, что Он – единственный и уникальный. Как сказано в «Нефеш а-Хаим», это подобно царю, властвующему над миллионами муравьев и комаров – для него это не что иное, как пренебрежение. Если мы расскажем о царе, властвующем над миллионами мудрецов – это для него большая честь, но комары? Какое ему дело до них?

В этом и заключалась причина ошибки философов, которые утверждали, что если Всевышний настолько велик — выше любого восприятия — как Он может хоть как-то соприкасаться с нашим низменным миром?

А ответ на это таков: «Кто подобен Г-споду, Б-гу нашему, восседающему высоко и опускающему взор Свой к небесам и земле?» (Теилим, 113). Самое большое чудо заключается в том, что хотя нет подобного Всевышнему, кто бы «восседал высоко», при этом Он одновременно способен «опускать взор Свой»! В этом состоит Его особое величие.

Возьмем, к примеру, великана Ога, царя Башана. Если мы расскажем, что он может поднять гору величиной в три парсы (как приведено в трактате Брахот) – это не такое уже большое восхваление для него. Такой огромный и великий богатырь наверняка может поднять подобную гору. Но если мы расскажем, что он может войти в муравьиную нору – нечто, абсолютно противоположное его реальности — это будет невероятным чудом и прославлением!

Поэтому, действительно, в простом понимании, как говорит «Нефеш а-Хаим», сам по себе факт, что Всевышний властвует над низменным миром – не такое уж прославление. Однако самое большое чудо заключается в том, что Всевышний, «Слушай Израиль», единственный и уникальный, такой великий и огромный, – также и «Да будет…» – в противоположность Его сущности, Он способен властвовать и над этим низменным миром, и это потрясающее чудо!

Это великое чудо вообще невозможно воспринять разумом! Поэтому и сказал Маараль, что «Да будет…» может сказать только еврей, находящийся на очень высокой ступени. Тот, кто связан с материальностью – вообще не может это понять.

Если человек делает что-то в соответствии со своими качествами – например, помогает другу, мы это понимаем. Но если кто-то берет самого низменного человека и поднимает его из мусорной кучи, это величайшее и потрясающее благодеяние, гораздо большее, чем обычное. А Всевышний, Который может все, может делать и вещи, которые как будто противоречат Его сущности, – потому, что нет ничего недоступного Ему, Он может все!

«Слушай Израиль» выражает истину, величие и сущность Всевышнего.

«Да будет…» выражает чудо Его всемогущества: нет ничего, что было бы Ему недоступно.

Заключение союза – по доброй воле

Теперь нужно понять, почему же слова «Да будет имя славы Царства Его благословенно во веки веков», произнесенные праотцом Яаковом, не появляются в Торе?

Ответ мне видится таковым: в «Слушай Израиль» заложена истина: «Ты был до того, как был сотворен мир, и Ты остался таким же после того, как сотворен мир». Всевышний – это все. «Да будет…», как мы уже говорили – раскрытие и распространение Имени Всевышнего в нашем мире. А кто делает Его Имя известным в нашем мире? Это наш вклад!

Мы видим, что когда Всевышний решил дать Тору, Он спросил все народы, хотят ли они принять ее, и переходил от одного к другому, пока в итоге народ Израиля не согласился принять ее.

Казалось бы, какой смысл спрашивать, желают ли принять Тору, ведь Он – Владыка мира, а мы все – Его рабы?

Объясним это на примере. Когда человек женится, Тора говорит: «И он будет властвовать над тобой» – муж является лидером в доме. Однако давайте представим себе, что мужчина подходит на улице к женщине и говорит: «Ты еврейка? Соблюдаешь заповеди? В Торе написано: “Он будет властвовать над тобой”. Так что бери вот это кольцо, и становись моей женой!» Может человек такое сделать? Конечно, нет.

Брак – это заключение союза. После свадьбы муж может быть лидером в семье, но первоначальная связь должна быть создана по доброй воле обеих сторон, и со стороны женщины тоже. Таков закон: не берут женщину в жены против ее воли.

Если бы Всевышний пришел к народу Израиля и приказал им соблюдать Тору – мы потеряли бы самое главное. Ведь дарование Торы было подобно «Целуй меня поцелуями своих уст» (см. начало Шир а-Ширим и Раши там). Представим себе, что кто-то говорит другому: «Поцелуй этого человека, иначе я тебя убью!» Горе такому поцелую. Поцелуй должен исходить из сердца, от внутренней любви.

Все народы, которых Всевышний спросил, желают ли они Тору, ответили, что не желают. Тогда Всевышний заставил их соблюдать семь заповедей сыновей Ноаха: не убивать, не красть, не есть часть от живого животного и т.п. Однако Тору, которая является союзом, связью с Всевышним – он не заставлял их принять, поскольку принятие Торы должно исходить от них самих.

Так и в отношении народа Израиля есть две части: есть часть, которую Всевышний приказывает, а есть часть, которая должна исходить от нас. Всевышний приказывает нам произносить «»Шма, Исраэль… возлюби Г-спода, Б-га твоего…». А мы, сыновья нашего праотца Яакова, добавляем свою часть: «Да будет имя славы Царства Его благословенно во веки веков!» Это часть, которая исходит от нас, и не появляется в Торе. Это наш «поцелуй» Всевышнему, выражение нашего уважения к Нему. Это нельзя приказать.

А теперь вопрос: что более велико, более почетно – «Слушай Израиль», или «Да будет…»? Конечно, «Слушай Израиль». А что более «вкусно», более приятно нам? «Да будет…»

Потому, что «Слушай Израиль» – это слова Всевышнего, а «Да будет» – это наши слова. Это наш вклад, наша уникальная доля, появившаяся по нашей инициативе.

Выходит, что первая часть – более почетна, а вторая – более приятна, и обе эти части вместе дополняют замечательное принятие власти Небес при чтении «Шма, Исраэль».

Постоянная осторожность с нашей стороны

Это — основа всей Торы. Если бы Всевышний поставил нас в ситуацию, когда Он говорит «не крадите», а у нас бы не было выхода, и мы бы не крали, – мы потеряли бы весь бонус, поскольку Всевышний как бы связал нам руки приказом.

Но Всевышний не желал, чтобы таковы были отношения между нами и Им. Поэтому Он создал нас такими, что к нашим рукам «прилипают» разные чужие вещи. Нам следует внести свой вклад – быть осторожными, держать себя в чистоте и святости.

Так же, как в материальном мире недостаточно лишь не запачкаться, а нужно постоянно очищать себя – так и в служении Всевышнему. Всевышний помещает нас в определенное окружение и повелевает не совершать грехов.

Мы должны быть осторожны, беречь себя, снова и снова очищать себя – все время стоять на страже. Почему?

Потому, что это наш вклад. Если бы это было не так, мы были бы подобны марионеткам: выполняли бы заповеди, не делали ничего против воли Всевышнего, но не были бы частью картины, самая приятная и милая Всевышнему часть отсутствовала бы.

Заповеди Торы делятся на две части: повелительные и запретительные. Например, есть повелительная заповедь в Торе: «И возьмите себе… плод цитрусового дерева» (этрог). И вот, в канун Суккота, когда евреи покупают себе набор четырех видов растений, невежда покупает себе набор за пятьдесят шекелей и видит своего соседа-авреха, который проходит множество прилавков и тратит на вроде бы те же растения сотни шекелей. Он не понимает, ради чего тот так тратится? А ведь, скорее всего, его собственный набор – некошерный.

Нельзя просто так, без подготовки и усилий, взять и купить вещь, предназначенную для исполнения заповеди. Это – «помни» (из «соблюдай и помни»)!

Нужно уважить заповедь. Если Всевышний велит нам купить лулав, это значит, что не так уж легко и просто купить лулав. То же самое – достать хороший этрог или адас, тоже не так просто.

То же самое и с запретительными заповедями. Например: Всевышний заповедует нам в Торе не есть свинину. Человек может подумать: в чем проблемы, я уж точно не ем ни свиного мяса, ни сала. И он не знает, что в продукте, который он купил утром в магазине, не посмотрев внимательно, в списке ингредиентов есть свиной жир! Это – «соблюдай»! Будь осторожен! Соблюдай Шаббат, соблюдай Мой союз.

Всевышний дал нам заповеди, но мы, со своей стороны, должны внести свой вклад, и это «Да будет Имя славы царства Его благословенно во веки веков», что не написано в Торе. Это — уникальный вклад еврейского народа.

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=48604