Комментарии Рамбана к Торе — Балак — Прокляни мне народ этот

Дата: | Автор материала: Рамбан

1837
Прокляни мне народ этот

«Если пришли эти люди, чтобы позвать тебя» (Бемидбар, 20-22).

«Если этот зов – для тебя (т. е. для твоей пользы), и ты рассчитываешь получить за это вознаграждение — встань и иди с нимиНо делай только то, что Я буду тебе говорить, – хочешь ты этого или нет». И несмотря на это <условие>, Билам отправился с князьями Моава. Он подумал: «Может быть, я уговорю Его, и Он согласится». Так объясняет Раши. И пробудился гнев Всесильного на то, что он пошел, – ведь он видел, что это худо в глазах Б-га, и, тем не менее, возжелал пойти. И это тоже комментарий Раши.

Но ведь Всевышний не карает за то, на что Он дал разрешение! [Ведь хотя сначала Б-г повелел Биламу: «Не ходи с ними!» (22:12), затем Он все же дал ему Свое разрешение, сказав: «Встань, иди с ними», – а если так, то почему же «пробудился гнев» Б-га?] А в мидраше говорится, что <из истории с Биламом следует>: «по пути, по которому человек хочет идти, его и ведут». [В мидраше говорится: «Из слов Торы «Встань, иди с ними» мы учим, что по пути, по которому человек хочет идти, его и ведут. …Святой, благословен Он, сказал Биламу: «Я не желаю гибели <даже> нечестивцам, но если ты сам стремишься к гибели, то встань и иди с ними» (Мидраш Танхума, Балак 8; Бемидбар раба 20:12). А в святой книге Зоар объяснено, что Всевышний разрешил Биламу пойти, потому что увидел, что тот стремится выполнить просьбу царя Балака (Зоар, Балак 207а). Таким образом, если нечестивец хочет преступить волю Б-га, то ему предоставляется такая возможность – ведь каждый человек обладает свободой выбора (Матнот кеуна и Эц Йосеф на Бемидбар раба 20:12).]

И видится мне, что с самого начала Всевышний <не запрещал Биламу идти в Моав, но Он лишь> запретил ему «проклинать этот народ, ибо он благословен» (Бемидбар22:12). Ну а если он не будет проклинать, то незачем ему и идти – ведь они его не приглашали для другой цели! И поэтому-то Б-г сказал ему: «Не ходи с ними!» (там же) – чтобы он не проклял народ, который благословен. [И хотя проклятие Билама не смогло бы принести сынам Израиля никакого вреда, так как в то время Б-г не гневался на Свой народ – а вся сила проклятий Билама заключалась в том, что он точно улавливал момент Его гнева, – тем не менее, Б-гу было известно, что вскоре сыны Израиля согрешат распутством с моавитянками и поклонением идолу Бааль-Пеору, и многие будут уничтожены за это мором. И Он не желал, чтобы люди стали говорить, будто бы мор обрушился на народ Израиля из-за проклятия Билама – поэтому-то Всевышний и запретил ему проклинать (р. Бхайе на Бемидбар 22:20).] И известно, что Билам передал посланцам слова Б-га.

Тогда Балак вторично направил к нему послов – еще более многочисленных и почтенных сановников, чем в первый раз, – и обещал увеличить ему награду. А Билам ответил им, что это дело не зависит от его воли или от размера награды, но только от Б-га. И он снова спросил Его, как поступить, – и сделал верно, поскольку человек не может предугадать намерения Всевышнего, а совет Б-га – всегда ко благу: ведь Он указывает дорогу заблудшим, дает ответ посланникам народов и извещает о том, что произойдет в будущем.

И вот, Всевышний ему ответил: «Я уже дал тебе знать, что этот народ благословен, и проклясть его ты не сможешь. Но теперь эти люди снова пришли к тебе. Если онипришли только ради того, чтобы позвать тебя – т. е. если они удовлетворятся тем, что ты пойдешь с ними, хотя ты и не сможешь проклясть народ, как я уже известил тебя с самого начала, –   тогда встань и иди с ними. Но делай только то, что Я буду тебе говорить, – и даже если Я прикажу тебе благословить народ Израиля, то благослови его, не страшась Балака». Поэтому-то и написано: «Если пришли эти люди, чтобы позвать тебя».

Ведь Всевышний с самого начала желал, чтобы Билам пошел с ними, и зная, что не сможет проклясть Израиль, делал то, что Всевышний ему прикажет, – так как Б-гу было угодно, чтобы Израиль был благословлен устами провидца из других народов.

Но Билам должен был сказать об этом князьям Балака, разъяснив им: «Всевышний разрешил мне откликнуться на ваш зов лишь на том условии, что я не буду проклинать этот народ, а если Он повелит мне благословить его, то я благословлю». И если бы их это не устроило, то они бы оставили его в покое, ведь и во второй раз Балак передал ему: «Прошу — приди, прокляни этот народ для меня» (там же, 22:17) – т. е. Билам не был ему нужен ни для предсказания будущего, ни для чего-либо другого, а только для того, чтобы «проклясть этот народ». Но Билам из-за своего великого желания пойти не сообщил им об этом (т. е. об условии, на котором Б-г разрешил ему пойти с ними) и ни о чем их не предупредил.

И он «поднялся поутру, оседлал свою ослицу и отправился» вместе с ними, так как желал удовлетворить их просьбу. И поэтому-то «пробудился гнев Всесильного на то, что он пошел» – ведь если бы Билам предупредил их, (что не сможет проклясть Израиль), то ему бы и не пришлось идти с ними. И еще в этом было осквернение Имени Б-га: ведь, поскольку он пошел с послами Моава, сказав им просто, что находится во власти Всевышнего, – они подумали, что Всевышний разрешил ему проклясть Израиль, отказавшись от Своих прежних слов, которые они слышали от Билама: «Не проклинай этот народ, ибо он благословен». А когда они увидели, что Билам не проклинает, они могли бы сказать: «Б-г опять передумал!» или «Он обманывает людей, и не подобает Б-гу так поступать» – но Предвечный Б-г Израиля «не лжет и не передумывает».

[Прим. ред. Принято объяснять слова Раши, что когда Всевышний сказал Биламу (стих 12): לֹ֥א תֵלֵ֖ךְ עִמָּהֶ֑ם – «не иди с ними», слово עִמָּהֶ֑ם («с ними») означает идти с единым замыслом. В стихе 20 сказано ק֖וּם לֵ֣ךְ אִתָּ֑ם – «иди с ними», и это означает быть попутчиком, но не с единым замыслом. Билам же (стих 21) всячески торопился, встал рано и сам (что не соответствовало его высокому статусу) запряг ослицу, и пошел с князьями Моава «с единым замыслом» (וַיֵּ֖לֶךְ עִם־שָׂרֵ֥י מוֹאָֽב), а этого Всевышний ему не разрешал. И поэтому говорится в 22-м стихе: «Разгневался Б-г на Билама». И см. также приведенное в статье рава Нахума Шатхина от имени нашего учителя рава Эльханана Вассермана.]

Почему ослица остановилась?

«И ослица увидела ангела Б-га» (Бемидбар, 22:23).

Ангелы Б-га – это духовные создания, существующие без тела, и они недоступны зрению, так как не являются неким материальным объектом, обладающим внешним обликом. А когда они открываются пророкам или людям, обладающим «духом святости» (руах а-кодеш), как Даниэль, то их воспринимают «глазами» высшей души – именно благодаря тому, что эти люди достигли состояния пророчества или предшествующего ему высочайшего духовного уровня. Но чтобы ангелы стали доступны глазам животного – невозможно!

А поэтому слова «И ослица увидела ангела…» ты можешь объяснить так: она почувствовала, как что-то пугающее преградило ей путь – и это был ангел, которыйвстал на пути, чтобы воспрепятствовать Биламу. И подобно этому сказано: «Мое сердце видело много мудрости и знания» (Коэлет, 1:16) – речь идет о постижении, а не о зрении.

А когда с ней произошло чудо, и Творец даровал ей речь, она сказала Биламу: «Было ли у меня обыкновение так с тобой поступать?» (Бемидбар, 22:30) – но она сама не знала, почему так поступила, так как это произошло помимо ее воли. Потому-то она и не сказала Биламу: «Вот, ангел Б-га стоит передо мной, и в его руке обнаженный меч» – ведь ее «сознание» не поднималось до постижения таких явлений.

И написано, что <Билам> «увидел ангела Б-га, стоящего на пути с обнаженным мечом в руке» (там же, 22:31) – но не потому, что он действительно увидел меч в руках ангела; это указание на готовность ангела поразить их (если они продолжат путь). И поэтому-то ослицу охватил «великий ужас», как будто кто-то собирается ее зарезать.

А если даже допустить, что когда ангелы являются в облике человека, как я упоминал, комментируя главу «Ваера» [См. комментарий к Берешит, 18:1-2. Однако там Рамбан поясняет, что об «ангелах, облаченных в покровы тела» речь идет только в тех местах Торы, где о них сказано «мужи» или «люди»: например, в рассказе о «странниках», навестивших Авраама и Лота, а также в строках «И боролся с ним человек» (Берешит, 32:25) и «Встретился ему человек» (там же, 37:15). Но здесь написано именно слово «ангел»: «И увидела ослица ангела Б-га», «Ангел Б-га встал на тропе…» и т. д. (Бейт а-яин, Бемидбар, 22:23-31/6/).], они доступны глазам животных, – и тогда возникает вопрос: почему же его не видел Билам, ведь он не был поражен слепотой?!

А возможно, что Тот, Кто даровал ей речь, даровал ей и духовное зрение, и она воспринимала, как человек, – но Тора не говорит о ней «И открыл Б-г глаза ослицы», как сказано о ее хозяине, поскольку с этой ослицей было совершено великое чудо, превосходящее просто «открытие глаз», – это было невиданное прежде явление, созданное в сумерки (шестого дня Творения, перед наступлением первой Субботы).[См. Пиркей Авот, 5:6, где перечисляются «десять вещей, которые были сотворены в канун <первой в сотворенном мире> Субботы, под вечер» – и среди них «уста <заговорившей> ослицы».]

Однако наши наставники упоминают лишь чудо дарования ей речи. И смысл этого чуда был в том, чтобы показать Биламу, «кто дал уста человеку, и кто насылает на него немоту», – показать ему, как Б-г открывает уста бессловесной твари, и уж, тем более, Он может по Своей воле затворить уста обладающих речью, а также вложить в их уста то, что Ему угодно, ибо всё – в Его руках. Таким образом, <Всевышний> предостерег его, чтобы он не следовал своему магическому искусству и не проклинал с его помощью Израиль – ведь Билам был чародеем и колдуном.

Был ли Билам пророком?

«И открыл Б-г глаза Билама» (Бемидбар, 22:31).

Из этой строки мы учим, что Билам не был пророком. А если бы он был пророком, то для того чтобы увидеть ангела, ему бы не потребовалось «открытие глаз» – ведь так в Писании говорится только о тех, кто не достиг пророческого уровня, как например, слуга Элиши и египтянка Агарь, но не о пророках. И действительно, в Писании он назван: «Билам, сын Беора, чародей» (Йеошуа, 13:22)

А то, что он говорил о себе: «…как мне скажет Б-г» (Бемидбар, 22:8), – «словом Б-га» он называл свое ясновидение, достигаемое с помощью магического искусства. Но в ту ночь Творец действительно открылся ему – ради Израиля. [Ведь ради праведников и пророков Шехина открывается даже обычным людям, как сказано: «В ту же ночь Всесильный явился к Авимелеху…» (Берешит, 20:3) и «И явился Всесильный арамейцу Лавану во сне…» (там же, 31:24) (р. Бхайе к Бемидбар, 22:9).] А затем он удостоился «открытия глаз» – он увидел ангела и говорил с ним. И наконец, он поднялся на уровень восприятия Всемогущего – но всё это только ради народа Израиля. А когда он затем вернулся в свою страну, он остался лишь магом и чародеем, как о нем и говорится при описании его смерти: «Билама, сына Беора, чародея, убили сыны Израиля мечом» (Йеошуа, 13:22) – и не дай Б-г подумать, что они подняли руку на пророка Всевышнего.

И об этом сказано в мидраше из <сборника> «Бемидбар раба»: «Билам получил дух пророчества (руах а-кодеш), но из-за того, что он связался с Балаком, дух пророчества покинул его, и он снова стал просто магом, как и прежде. И поэтому он жаловался: «Я был вознесен, а Балак лишил меня моей славы».

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом комментария Рамбана на русский язык.

http://www.beerot.ru/?p=2912

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here