Комментарии Рамбана к Торе — Хукат — В чем провинились Моше и Аарон у вод раздора?

Дата: | Автор материала: Рамбан

2007
тайна вод раздора

В Торе не разъяснено, в чем именно заключался грех Моше и Аарона у Вод Раздора (Мей Мерива). По мнению Раши, <их грех связан с нарушением воли Всевышнего>, ведь Он повелел им: «Говорите этой скале», а не «ударьте (по скале)». И если бы они обратились <к скале>, то Имя Святого, благословен Он, было бы освящено на глазах у всего народа Израиля, и люди бы говорили: «Если уж скала, лишенная слуха и речи, выполняет повеление Святого, благословен Он, — так тем более, и нам следует выполнять!»

И этот комментарий Раши опирается на слова предания, но оно не в полной мере объяснено. Ведь из того, что Всевышний повелел: «Возьми посох», можно было заключить, что следует ударить им (по скале)! А если бы Его воля заключалась только в том, чтобы обратиться к скале со словами – то зачем же ему нужен был в руке этот посох?! И перед началом египетских казней Б-г повелел Моше: «Посох, который превращался в крокодила, возьми в руку свою» (Шмот, 7:15) – для того, чтобы им ударить [ведь далее там сказано: «Вот я ударяю посохом, который в руке моей, по воде, что в Ниле, и она превратится в кровь» (Шмот, 7:17)]! А иногда Он приказывал Моше: «Простри свою руку с посохом» (там же8:1), подразумевая, что следует ударить посохом, поскольку Тора не говорит о том, что и так понятно из уже сказанного [Тем более что в первый раз, когда народ Израиля просил воды в Рефидиме, Всевышний повелел Моше: «…Свой посох, которым ты поразил Нил, возьми в руку свою и пойди. …И ты ударишь по скале, и польется вода из нее, и будет пить народ» (Шмот, 17:5-6)]. И чудо не стало бы больше, если бы Моше только сказал, но не ударил – ведь для скалы и то, и то одинаково безразлично.

И еще, почему <Всевышний> сказал об этом <грехе>: «За то, что вы неверны были Мне среди сынов Израиля при Водах Раздора, в Кадеше, в пустыне Цин…» (Дварим,32:51)? Ведь как Он повелел им: «Говорите этой скале» – так и произошло! Он повелел им сказать, что Б-г извлечет воду из скалы, – чтобы она это «услышала», подобно написанному: «Вот, этот камень будет нам свидетелем, ибо он слышал все слова Б-га, которые Он говорил нам» (Йеошуа, 24:27). И они выполнили <Его приказ>: «И собрали Моше и Аарон общину перед скалой, и он сказал им: Слушайте-ка вы, бунтари! Не из этой ли скалы мы извлечем для вас воду?!» (Бемидбар, 20:10) – и скала «слышала», как они произнесли это перед всем народом.

И с моей точки зрения, в словах «Говорите этой скале (אֶל הַסֶּלַע – эль а-сэла)» подразумевается: «Говорите <об> этой скале (עַל הַסֶּלַע – аль а-сэла)», подобно написанному: «Ибо так сказал Б-г Воинств о (אֶל) столбах и о (עַל) (медном) море, и о (עַל) подставках, и о (עַל) прочей утвари, оставшейся в этом городе» (Ирмея, 27:19).

Т. е. Моше и Аарону было приказано, чтобы они сказали собравшемуся народу, что на глазах у всех Б-г извлечет воду из этой скалы, – и Моше так и сделал.

А рабби Моше (т. е. Рамбам), опираясь на свои умозаключения, утверждает, что грех нашего наставника Моше, да пребудет на нем мир, заключался в проявлении гнева, которое выразилось в его словах: «Слушайте-ка вы, бунтари!». И Всевышний, да будет Он благословен, взыскал с него, так как не пристало человеку такого высочайшего духовного уровня гневаться перед общиной Израиля – <тем более> в ситуации, когда гнев вообще неуместен. И для такого человека (как Моше) подобное поведение было осквернением Имени Б-га, потому что сыны Израиля учились на каждом его поступке и на каждом его слове, надеясь тем самым достичь блага в этом мире и в мире Будущем. Как же он мог проявить перед ними гнев – одно из самых дурных качеств человеческого характера?! …И когда <сыны Израиля> увидели, что Моше разгневался, они сказали: «У нашего наставника Моше нет дурных качеств характера, и если уж он гневается, то только потому, что знает – своей просьбой о воде мы вызвали ярость Б-га». Но Всевышний на них не гневался, ведь в рассказе об этих событиях вообще не упоминается о Его «ярости», но Он лишь сказал: «Возьми посох и собери общину – ты и твой брат Аарон, и у них на глазах говорите этой скале, чтобы она дала свою воду, и ты извлечешь для них воду из скалы и дашь пить общине и их скоту». «И вот, – завершает Рамбам свои рассуждения, – мы разрешили эту тайну Торы, о которой столько написано и столько раз задавался вопрос: «В чем согрешил Моше?». Посмотри то, что написали об этом другие, и то, что сказано здесь у нас, – и увидишь, где истина» [Рамбам, Шмона праким, 4. Таким образом, согласно мнению Рамбама, грех Моше заключался не только в том, что он сам разгневался, но и в том, что из-за него сыны Израиля ошибочно заключили, будто на них гневается Всевышний (р. С.-М. Бройда, Сам дерех, Бемидбар, 12)].

Но он нагромождает заблуждение на заблуждение! Ведь слова <Всевышнего> «Вы поступили вопреки Моему слову в пустыне Цин» (Бемидбар, 27:14) указывают на то, что они преступили Его повеление, а речение «За то, что вы не доверились Мне, …вы не приведете эту общину в землю, которую Я даровал им» (Бемидбар, 20:12) говорит о том, что они не проявили <в должной мере> веру в Него, – но это не наказание за гнев. И уж в гораздо большей степени Моше мог бы быть достоин наказания за гнев, когда он без необходимости рассердился на военачальников, пришедших из ополчения!

<Но в данном случае> в Торе вообще не сказано, что он рассердился, а слова «Слушайте-ка вы, бунтари!» – это <не проявление гнева, а> упрек, подобно сказанному: «Строптивы были вы перед Б-гом с того дня, как я узнал вас» (Дварим,9:24). А Аарон вообще никогда не гневался, но «ходил в мире и справедливости».

И еще, невозможно предположить, что на сынов Израиля не воспылал великий гнев Б-га за то, что они восставали против Моше. Ведь во всех других раздорах в пустыне считалось большим грехом, если они говорили: «И зачем вы вывели нас из Египта…», тем самым показывая, что предпочитают быть рабами у своих врагов, выполняя самую тяжелую работу, чем быть с Б-гом, подчиняясь Ему, как сын отцу. И в Торе сказано: «Вы отвергли Б-га, который пребывает среди вас, и плакали перед Ним, говоря: “Зачем вышли мы из Египта?”» (Бемидбар, 11:20). И когда они в первый раз заговорили об этом, даже в более мягкой форме: «Зачем ты нас вывел из Египта, чтобы уморить меня, и детей моих, и скот мой жаждой?!» (Шмот, 17:3) – на них воспылал великий гнев, и они были обвинены <за эти слова>, как написано: «И назвал то место «Испытание и Раздор» из-за ссоры сынов Израиля, и потому что они испытывали Б-га» (там же, 17:7). Да и здесь тоже ясно написано: «Это Воды Раздора, где сыны Израиля спорили с Б-гом» (Бемидбар, 20:13) – так в чем же такая уж большая вина Моше, если он возревновал за своего Создателя?!

И здесь есть еще одно указание на великий гнев <Всевышнего> и на то, что <народ> подлежал наказанию мором, ведь написано: «И Слава Б-га открылась им» (там же,20:6) – и это проявление Руки Б-га, наводящей мор, как было в случае с разведчиками и в день мятежа Кораха, и на следующий день после него. …И в стихе псалма ясно сказано: «И гневили они <Б-га> у Вод Раздора, и пострадал Моше из-за них» (Теилим, 106:32) [Т. е. основной грех совершили сыны Израиля, и из-за этого греха «пострадал Моше» (Ми-маамаким, Бемидбар, 51 с. 326)].

И из всего сказанного по этому поводу наиболее верным представляется объяснение рабейну Хананеля – но и оно не достаточно. Он пишет, что грех заключался в их словах: «Не из этой ли скалы мы извлечем для вас воду?!» (Бемидбар, 20:10). Ведь им следовало сказать: «…Б-г извлечет для вас воду», как, например, написано: «Когда даст вам Б-г вечером мяса в пищу, а утром – хлеба досыта» (Шмот, 16:8) и так же при других чудесах, которые совершал для них Б-г.

Но <из слов «мы извлечем»> народ мог ошибочно заключить, что Моше и Аарон извлекли воду из скалы с помощью тайной мудрости, и поэтому написано: «…За то, что не явили святости Моей среди сынов Израиля» (Дварим, 32:51). Ведь по поводу первого <чуда> со скалой написано: «Вот Я стою перед тобою там, на скале в Хореве, а ты ударишь по скале, и польется вода из нее, и будет пить народ». И сделал так Моше на глазах у старейшин Израиля» (Шмот, 17:6) – т. е. семьдесят старейшин видели облачный столп, стоящий над скалой, и <благодаря им> стало широко известно, что это чудо – «великое деяние Б-га». Однако в данном случае <сыны Израиля> не видели ничего, и слова Моше и Аарона ввели их в заблуждение [Т. е. грех Моше и Аарона был в том, что из-за их слов народ Израиля мог ошибочно заключить, будто это чудо совершено силой их магического искусства, а не Б-гом (р. Н. Боровский, Шломей Нахум, Бемидбар Хукат с. 450)].

И, возможно, именно поэтому <Всевышний> сказал: «За то, что вы неверны были Мне (מְעַלְתֶּם בִּי – меалтем би) среди сынов Израиля при Водах Раздора, в Кадеше, в пустыне Цин…» (Дварим 32:51), так как использование высшей святости в личных целях называется «изменой» (מעילה – меила) [Ведь если бы народ приписал это чудо магическому искусству Моше и Аарона, то получилось бы, что они извлекают личную выгоду из деяний Святого, благословен Он (Бейт а-яйн, Бемидбар 20:8-13/34/)].

Но в действительности тайна, связанная с этими событиями, является одной из величайших тайн Торы. Ведь в первый раз <Всевышний> сказал Моше: «Вот Я стою перед тобою там, на скале в Хореве, а ты ударишь по скале…» (Шмот 17:6) – т. е. «Мое Великое Имя пребывает на скале в Хореве», и это – Слава Б-га, «огонь пожирающий на вершине горы». И тогда Моше ударил по скале только один раз, и из скалы потекли обильные воды. Но теперь Б-г не сказал Моше так, и оба (т. е. Моше и Аарон) решили ударить по скале дважды.

[Поскольку теперь Шехина не открылась им на скале, как это произошло в первый раз в Хореве, Моше и Аарон заключили, что Всевышний гневается на них, и для извлечения воды необходимо совершить дополнительное действие, пробуждающее благоволение с Небес – второй удар по скале (р. Бхайе на Бемидбар, 20:8)] – в этом и заключался грех [Т. е. именно во втором ударе – поскольку ударить один раз, как в Хореве, было необходимо, ведь повеление «Возьми посох…, и ты извлечешь для них воду из скалы» подразумевало нанесение удара (см. также Перуш а-Рош и Даат зкеним на Бемидбар, 20:8). Рабби Йеошуа Геллер из Телза поясняет это так: извлечение вод из скалы было испытанием для всего народа Израиля, а наш наставник Моше выступал в этом испытании в роли тончайшего «барометра», указывающего духовный уровень сынов Израиля перед предстоящим вступлением в Святую Землю. Повеление Всевышнего содержало в себе следующее условие: если сыны Израиля достойны открытого чуда и готовы выполнять волю Б-га без принуждения, то скала извлечет воду в ответ на слова Моше – и об этом сказано: «Говорите этой скале, чтобы она дала свою воду»; но если они смогут подчиняться Б-гу только под принуждением, то вода польется лишь после того, как Моше ударит по скале, – и об этом сказано: «Ты извлечешь для них воду из скалы». И Моше опасался, что если он ограничится только речью, вода не польется – ведь на самом деле сыны Израиля были не готовы подчиняться Б-гу без принуждения, – и тогда произойдет осквернение Имени Б-га в глазах народа. И поэтому он ударил! (Оэль Йеошуа, драш 2; Ми-шулхан гавоа, Бемидбар, 20:1).

Об этом образно сказано в мидраше: воспитывая маленького ребенка, его шлепают, но когда он вырос, его вразумляют только словами (Ялкут Шимони, Хукат, 763). Ударив по скале, Моше показал, что народ Израиля «не вырос», но остался на том же духовном уровне «бунтарей», как и в первые годы скитаний по пустыне, – и поэтому только после «многих ударов» он станет следовать воле Б-га и словам Его пророков (Кли якар на Бемидбар 20:8).

А почему он ударил именно дважды? Возможно, два удара по скале указывали на разрушение двух Храмов и на два предстоящих изгнания: и если первое было уготовано грехом разведчиков, когда весь народ плакал в ночь на девятое ава, то второе было предопределено в этом испытании со скалой. Разъясняя один из фундаментальных принципов Торы «Дела отцов – знак для сыновей», Рамбан указывает, что это правило касается не только праотцев, но и величайших пророков Израиля. «Знай, – пишет он, – что любой приговор Небес, который воплощается в неком образном действии пророка, наверняка реализуется затем и в действительности» (см. комментарий к Берешит, 12:6). А р. Э. Деслер поясняет: «образное действие пророка», связанное с предопределением Небес, переносит это «будущее» событие из высших миров в нижний – в «мир действия» (олам а-асия). И чаще всего таким «образным действием», определяющим будущее, становится испытание, которое проходит пророк (Михтав ми-Элияу 5, ам. 401-402).    

Таким образом, Моше совершил действие космического масштаба – и как когда-то один поступок Адама изменил судьбу всего человечества, так теперь поступок Моше определял судьбу народа Израиля. Выдающийся знаток сокровенного учения р. Хаим Ибн Атар поясняет это так: если бы Моше и Аарон сами ввели народ в Землю Израиля, то Моше построил бы Храм, который уже никогда не был бы разрушен, – но для этого весь народ Израиля должен был пребывать на уровне высочайшей праведности. А поскольку то поколение сынов Израиля не было готово к воцарению Машиаха, то оно продолжило бы нарушать волю Б-га в Святой Земле точно так же, как и в пустыне. И тогда вся сила гнева Всевышнего обрушилась бы не на Храм, который не подлежал разрушению, а на согрешивший народ – не дай Б-г, до его полного истребления. И поэтому Всевышний сказал Моше: «Вы не введете эту общину в землю, которую Я даровал им» – «не введете», потому что духовный уровень поколения не соответствует высочайшей святости этой земли (Ор а-хаим на Бемидбар, 20:8, и на Дварим, 1:37; см. также Михтав ми-Элияу 2, с. 279-280).

И сам Рамбан далее указывает, что Моше и Аарон согрешили у Вод Раздора и были наказаны только «из-за народа»: поскольку сыны Израиля вновь восстали против них, Моше и Аарон заключили, что Шехина отвернулась от народа, и поэтому «сделали то, что сделали» (см. комментарий к  Дварим, 33:8). Ведь «глава поколения представляет всё поколение» (Танхума, Хукат, 23), и ответственность за грехи народа ложится на его праведников и вождей. А следовательно, «вина» Моше и Аарона заключалась в том, что за сорок лет, проведенных в пустыне, они не сумели поднять народ на высшую ступень святости и не подготовили поколение, которое можно было бы ввести в Землю Израиля навсегда, – и именно поэтому Моше и Аарону было запрещено вступить на Святую Землю. И хотя такой исход был предуготовлен для Моше еще до его рождения – ведь астрологи фараона предсказывали, что он «погибнет от воды», и на самом деле подразумевались Воды Раздора (см. Раши к Бемидбар, 20:13), – тем не менее, окончательное решение было вынесено только после испытания с ударами по скале. Вместе с тем, своим ударами по скале Моше избавил сынов Израиля от грозящего им полного истребления – ведь теперь история сложилась совершенно иначе: народ вошел в Святую Землю под предводительством Йеошуа бин Нуна, Храм построил царь Шломо, а когда чаша грехов сынов Израиля переполнилась, Всевышний «уничтожил в Своем гневе бревна и камни (из которых был возведен Храм)» (Мидраш Шохер тов, 79), – а народ был отправлен в страшное, но спасительное изгнание. Затем сыны Израиля были возвращены, снова возвели Храм и снова грешили – и опять единственным спасением стало разрушение Храма и изгнание!

Однако, как отмечают комментаторы Торы, оставалась открытой и другая возможность: наш наставник Моше мог бы действовать без всяких объективных расчетов, уповая лишь на милосердие Всевышнего. И если бы он, обращая внимание только на заслуги сынов Израиля, а не на их пороки и недостатки, ограничился словами, обращенными к скале, – без ударов, то, возможно, и Всевышний подошел бы к грехам народа Израиля только со Своей Мерой Милосердия, а не с Мерой Суда, и народ Израиля удостоился бы вступить в Святую Землю под предводительством Моше и поселиться там навсегда. А значит, доля греха заключалась уже в первом ударе посохом по скале (Оэль Йеошуа, драш 2; Михтав ми-Элияу 2, с. 280).]

И поэтому-то <Б-г> сказал: «…вы не доверились Мне» (Бемидбар, 20:12) – не уповали на Мое Имя, а чудо совершается благодаря вере. И сказано: «Вы поступили вопреки Моему слову в пустыне Цин» (там же, 27:14) – потому что они поступили вопреки исходящему от Него духу пророчества, всегда называемому «Его словом». И поэтому сказано: «За то, что вы неверны были Мне (מְעַלְתֶּם בִּי – меалтем би)» (Дварим, 32:51), так как מעילה (меила) – это измена.

Таким образом, их грех прямо назван в Торе. [Т. е. указание на грех содержится в слове «дважды» (р. Бхайе на Бемидбар, 20:8). И, возможно, первый «удар» – т. е. первое изгнание – уже было предопределено после греха разведчиков (см. Ор а-хаим на Дварим, 1:37), но второй «удар» – второе изгнание – было связано с ошибочным решением Моше и Аарона, посчитавших, что Шехина в гневе отвернулась от поколения «бунтарей».

А есть объясняющие, что второй удар по скале был связан с тем, что Моше действовал в этом испытании «вопреки воле Небес». Ведь хотя он и понимал, что сыны Израиля еще не готовы в полной мере следовать воле Б-га, он, безусловно, не желал наносить удар по скале (так как этот удар означал, что он не сможет ввести народ на Святую Землю). И тогда вопреки его желанию руки Моше были подняты для удара силой Небес (так как на самом деле народ Израиля не был готов к тому, чтобы войти в Землю навсегда и построить в ней вечный Храм). А поскольку руки Моше действовали вопреки его воле, первый удар получился очень слабым, и из скалы просочилось всего несколько капель – и пришлось ударить второй раз. В соответствии с этим объяснением, грех Моше заключался в том, что он хотя бы на мгновение воспротивился воле Небес – т. е. духу пророчества, исходящему от Всевышнего (р. Д.-А. Мандельбойм, Пардес Йосеф а-хадаш 8, Бемидбар 2, Хукат 20:11).] И на этот <грех> намеком указывал псалмопевец: «Перед своим Господином трепещет земля, перед Всесильным <Б-гом> Яакова, превращающим скалу в родник, кремень – в источник воды» (Теилим, 114:7-8).

А согласно мнению наших наставников, упоминающих гнев Моше [в мидраше говорится, что обратившись к сынам Израиля: «Слушайте-ка вы, бунтари!», Моше «разгневался» и из-за этого «совершил ошибку» (Сифрей, Матот 157)], можно объяснить так: он ударил по скале, но поскольку из-за гнева не сумел <должным образом> настроиться <для совершения этого чуда>, из нее вышли лишь немногочисленные капли. Аарон и Моше были поражены этим и решили ударить по скале второй раз, как я упоминал, – и вина была на обоих. [Но они были виновны не в том, что «разгневались», как объясняет р. Моше бен Маймон (Рамбам), а в том, что решили ударить по скале второй раз (Бейт а-яйн, Бемидбар 20:8-13/48/). Следует подчеркнуть, что и после всех приведенных объяснений тайна «двух ударов» по скале, совершенных Моше у Вод Раздора, все еще требует дополнительной расшифровки, для которой необходимы глубочайшие познания в сокровенных разделах Торы (см. Тикуней а-Зоар 21, 44а; р. Бхайе на Бемидбар 20:8).]

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом комментария Рамбана на русский язык.


http://www.beerot.ru/?p=2729