Шмират а-лашон — Об охране уст по порядку недельных глав — Хукат

Дата: | Автор материала: Хафец Хаим

1114
сараф

Глава 21. Хукат

Сказано (Бемидбар, 21:4): «И двинулись они от Ор а-ар [от той горы, на которой был похоронен Аарон, см. Бемидбар, 20:27-28] по пути на море Суф, чтобы обойти землю Эдома; и сжалась душа [истощилось терпение] народа [из-за тягот] пути». Известно, что это было уже после того, как умерли те, которым предназначено было умереть в пустыне [из-за греха разведчиков; см. Раши, Бемидбар, 20:22], и народ был уже близок к вступлению в Землю Израиля. Но из-за того, что пришлось обходить землю Эдома, который не позволил им пройти по его земле [и обход этот, путь к морю Суф, был возвращением назад на семь переходов – как это было за тридцать восемь лет до того с их отцами после греха разведчиков, см. Раши, Бемидбар, 21:4], – сказали они, что [скитания их] продолжатся еще много лет, не дай Б-г. Это послужило им причиной говорить неподобающе, и были за то сурово наказаны (см. там, 21:5-6).

Во всем этом есть намек на конец изгнания – на то, что найдутся люди, которые подобным же образом будут говорить неподобающие речи, – и будут за это сурово наказаны. И потому человек, стремящийся к духовному совершенству, должен очень остерегаться, чтобы не говорить дурного о Всевышнем, не дай Б-г.

«И говорил народ против Б-га и против Моше: зачем вывели вы нас из Египта, чтоб умереть [нам] в пустыне? Ведь нет ни хлеба, ни воды, и душе нашей опротивела эта негодная пища. И послал Г-сподь на народ змеев-сарафов, и жалили они народ, и умерло много народу из Израиля. И пришел народ к Моше, и сказали: согрешили мы, ибо говорили против Г-спода и против тебя; помолись Г-споду, чтобы удалил от нас змея; и молился Моше за народ» (Бемидбар, 21:5-7). Здесь можно задать много вопросов.

(а) Вначале сказано: «против Б-га и против Моше», а потом [в признании народа перед Моше] сказали: «…ибо говорили против Г-спода и против тебя», упомянув четырехбуквенное Имя.

(б) Что означает сказанное: «И жалили они народ» [а не народ Израиля]? Такого рода выражение всегда указывает на худших [в народе]. А далее сказано: «И умерло много народу из Израиля».

(в) Что означает сказанное: «Чтобы удалил от нас змея»? Надо было написать «змеев». Разве только один змей был там?

(г) «И молился Моше за народ». Почему молитва Моше не подействовала настолько, чтобы совершенно устранить [змеев]?

И далее (там, 21:8-9): «И Г-сподь сказал Моше: сделай себе сарафа и возложи его на шест; и будет: всякий ужаленный וראה – увидит – его и будет жив. И сделал Моше змея медного, и возложил его на шест; и было: если змей ужалил איש – иш – человека, и глядел [тот] на змея медного, то [оставался] жив».

(д) Что означает сказанное вначале: «всякий ужаленный»? То есть даже человек не очень важный; а дальше сказано: «И было: если змей ужалил איש – иш» – [человека важного]. И еще: почему вначале сказано: «увидит», то есть просто увидит, а далее сказано: «глядел» – глядел намеренно?

Ответим на эти вопросы по порядку.

Что означает сказанное вначале: «И говорил народ против Б-га»? То, что они повторили деяние змея, который тоже говорил против Всевышнего, – будто бы Он не разрешил есть плод с древа познания добра и зла потому, что, как сказал змей (Берешит, 3:4): «Знает Б-г, что в день, в который поедите от него, откроются глаза ваши, и будете подобными Элоким [Примечание автора. Таргум переводит Элоким как “великие”], знающими добро и зло». И якобы поэтому Б-г препятствовал им в получении этого блага. Так и здесь [говорили те грешники]: ман, который Всевышний дал вам, – это негодная пища, посредством которой Он в дальнейшем будет взыскивать с вас. Объясняет там Раши: ман этот будет разбухать в утробе, когда у вас будет не слишком много заслуг, – ибо Всевышний желает обращаться с вами по мере строгого суда.

Но в действительности все это неверно. Ибо по милосердию и милости Своей дал им Всевышний хлеб с небес, не дающий никаких отходов, – хлеб, которого Он не дал даже святым праотцам, и о котором сказано (Дварим, 8:3): «И питал тебя маном, которого не знал ты, и не знали отцы твои, – чтобы дать тебе понять, что не хлебом одним живет человек, но всем, что исходит из уст Г‑спода, живет человек». И также желал Всевышний уменьшить им их труд, ведь известно, что облако Б-жественное пребывало с ними, и сказано в Торе (Дварим, 23:13): «И да будет у тебя место снаружи стана [примеч. автора. Раши объясняет: снаружи облака], и будешь выходить туда наружу [справлять нужду]». И потому дал им Всевышний для еды ман, от которого не было никаких отходов, и который впитывался в тело целиком, – и они были постоянно чистыми. И потому они сказали после: «Согрешили мы, ибо говорили против Г‑спода», – ибо ман указывает на милосердие, ведь Всевышний дал нам его по милосердию Своему.

«И послал Г-сподь на народ змеев-сарафов [Раши: “сжигающих”]» (там, 21:6), – потому, что своими речами они пробудили Первого змея [соблазнившего на грех первых людей, см. Берешит, гл. 3], который стал их обвинять, как написано об этом в святой книге «Зоар» (гл. Пекудей, 264б): «Есть один дух, пребывающий над всеми привычными к злоязычию. И когда один человек или несколько предаются злоязычию, – пробуждается тогда тот злой нечистый дух наверху, который называется сахсуха, и он воцаряется над тем побуждением к злоязычию, которое начали люди. И он поднимается вверх, обвиняет их и приводит к смерти, к мечу [войнам] и к убийству в мире. Горе тем, которые пробуждают ту злую сторону и не хранят свои уста и язык, и не боятся этого, и не знают, что от пробуждения снизу зависит пробуждение сверху, будь то к добру или злу и т. д. И все обвиняют, пробудив [своим злословием] того большого змея, который становится обвинителем мира; и все это – из-за того побуждения к злоязычию и т. д.».

И потому Г-сподь послал на них змеев-сарафов.

[Примеч. автора. И здесь употреблено четырехбуквенное Имя Всевышнего, связанное с милосердием Его, – чтобы они искупили своей смертью то, что говорили о Всевышнем, и получили удел в будущем мире.] Хотя и без того были змеи-сарафы в пустыне, как сказано (Дварим, 8:15): «…По пустыне великой и страшной, где змеи-сарафы и скорпионы и т. д.», – при всем том Всевышний делал так, чтобы они не трогали народ. Но теперь было иначе: народ не только не был охраняем от змей, но Всевышний даже «натравливал» их – на [людей, называемых здесь] «народ», которые главным образом и были среди говоривших [против Всевышнего]. А на тех, кто достоин был называться «Израиль», – не натравливал. Как бы там ни было, из-за большого обвинителя с Небес снята была охрана со всех, – и, естественным образом, умерло также много народу из [достойных называться] Израилем. В этом состоит ответ на второй вопрос.

Объясним теперь, о чем просили у Моше (Бемидбар, 21:7): «Чтобы удалил от нас змея» [упомянутого здесь в единственном числе], – они вдумались и поняли, что речами своими пробудили против себя большого обвинителя – «большого змея», непрерывно обвиняющего их. То есть: «Помолись Г-споду, чтобы удалил от нас змея», – и тогда эта кара сама уйдет от нас совершенно, и вернется охрана, которая была раньше. Моше послушался и помолился за них.

«И Г-сподь сказал Моше: сделай себе сарафа» (там, 21:8), – это означает: ты просишь, чтобы кара была устранена полностью, и они были охраняемы как раньше, то есть так, чтобы змеи их не трогали, – но это невозможно.

Ибо после того, как они своими речами дали силу обвинять, невозможно совершенно закрыть рот обвинителя и сделать их охраняемыми как раньше. Твоя молитва поможет только в том, что отныне и далее Я не буду натравливать на них змей. И поскольку змеи в любом случае опасны, Всевышний повелел: «Сделай себе сарафа и возложи его на шест» – на высоте, чтобы они смотрели на него постоянно и думали о том, что речами своими пробудили сарафа в высших мирах, обвинявшего их перед Престолом Славы. [Примеч. автора. И как говорится об этом в «Тана де-вей Элияу»: злословие человека поднимается до Престола Славы, как сказано (Теилим, 73:9): «Обратили против неба уста свои, и языком своим по земле ходят».] Благодаря этому они станут покорными перед Всевышним, и Он сжалится над ними. В этом состоит ответ на четвертый вопрос.

А теперь поясним конец стиха (Бемидбар, 21:8): «И было: если змей ужалил человека и глядел [тот] на змея медного, то [оставался] жив». Известно, что есть разные люди. Если человек не очень значителен, то дела и речи его причиняют ущерб лишь соответственно его значимости. Другое дело – человек важный, стоящий на высокой духовной ступени; ущерб [от греха его] достигает тогда высших миров. И об этом сказано: «И будет: всякий ужаленный», – человек незначительный, находящийся лишь на ступени «народ», – он «будет жив»; ему было достаточно просто посмотреть и подумать – по обычным человеческим меркам. Но «если змей ужалил איש – иш – человека [важного]» (там, 21:9), сделавшего дурное, и змей ужалил его, – тогда он «глядел», то есть внимательно и пристально всматривался в сарафа на шесте, задумываясь о том, что змей не жалит напрасно и, как видно, он сам согрешил прежде того. И просил прощения у Всевышнего за свой грех, и принимал на себя обязательство не поступать так впредь, – «и [оставался] жив».

Перевод — рав Пинхас Перлов

http://www.beerot.ru/?p=40543

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here