Ваера — Заповедь приема гостей — выше, чем принятие лика Шехины!

Дата: | Автор материала: Рав Авраам Куперман

2102

В народе укоренилась ошибка: если кто-то приглашает родственника либо друга на Шаббат, он говорит, что у него есть гости в Шаббат. Однако суть заповеди приема гостей – это забота о путнике, у которого нет еды или жилья и т. п.

Рамо («Орах Хаим», 333) постановил от имени «Трумат а-Дешен», что если у гостя есть еда и ночлег, а совместная трапеза проводится лишь с желанием поесть вместе, это называется трапезой товарищей и не считается выполнением заповеди приема гостей, о которой сказано, что прием гостей более велик, чем принятие лика Шехины. Заповедь приема гостей также позволяет делать определенные послабления в отношении некоторых других аспектов еврейского закона (в соответствии с принципом «занимающийся одной заповедью освобождается от других»), что не имеет никакого отношения к совместной трапезе товарищей. Кстати, несколько друзей сказали мне, что, по моим словам, возможно, они ни разу не удостоились выполнить заповедь приема гостей!

Поговорим о величии заповеди приема гостей и открытиях в нашей недельной главе, связанных с ней.

Известны слова Талмуда, в соответствии с которыми заповедь приема гостей имеет большее величие, чем принятие лика Шехины. Это утверждение основано на стихах из нашей недельной главы, в которых (как объясняет Раши) рассказывается, что Авраам попросил у Святого, благословен Он, подождать и побежал принимать своих гостей.

Мой гениальный и святой тесть рав Ицхак Зильбер задал вопрос: данное доказательство непонятно. Ведь известно, что несмотря на то, что заповедь изучения Торы равноценна всем остальным заповедям, вместе взятым, если изучающему представилась возможность выполнить даже самую легковесную заповедь, которая, однако, не может быть выполнена другими, он обязан прервать свое изучение на время исполнения этой заповеди. Раз так, ту же логику можно применить и здесь: понятно, что принятие лика Шехины более велико, однако, поскольку в случае нашего праотца Авраама заповедь приема гостей не могла быть выполнена никем другим, он был обязан прерваться!

На этот свой вопрос рав Зильбер ответил, что, согласно закону, после молитвы запрещено убегать, потому что это выглядит так, будто человек хочет поскорее избавиться от груза заповеди. Однако если он идет на урок Торы, он имеет право бежать, поскольку изучение Торы более велико, чем молитва. А что делать, если он идет с одной молитвы на другую, или с одного урока Торы на другой? В таком случае рав Зильбер сказал, что первую часть пути следует идти спокойно, а вторую часть пути пусть бежит навстречу новой молитве или следующему уроку. В первом стихе нашей недельной главы (Берешит, 18:1) сказано, что наш праотец Авраам сидел у входа в шатер. Если так, то почему в следующем стихе (там же, стих 2) сказано «и побежал навстречу им от входа в шатер»? Ведь мы уже знаем, что Авраам сидел у входа в шатер, а значит, ясно, что, раз он побежал, то именно оттуда! Ответ таков: это учит нас, что он сразу начал бежать. Значит, заповедь приема гостей имеет большую важность, нежели принятие лика Шехины – иначе Аврааму было бы запрещено сразу бежать.

А один талантливый аврех из ешивы Мир (рав Хаим Акива из США) ответил, что наш праотец Авраам был освобожден от обязанности приема гостей, поскольку был болен. Он сделал это только потому, что прием гостей – великая заповедь. Отсюда видим, что заповедь приема гостей обладает большим величием, чем принятие лика Шехины!

Мой учитель рав Гедалья Айзман много говорил на тему того, каким образом наш праотец Авраам решился выйти в жаркий день навстречу гостям. Ведь именно для того, чтобы не беспокоить его гостями, Святой, благословен Он, «вытащил Солнце из чехла» (по выражению наших мудрецов – прим. перев.), тем самым постановив, что Авраам свободен от выполнения этой заповеди! Почему же тогда, несмотря на справедливое опасение того, что это может быть опасно, Авраам вышел навстречу своим гостям?

На этот вопрос мой учитель ответил, что для Авраама совершение добрых дел было не исполнением заповеди – это было его жизнью! Так неужели сегодня он не будет жить? (Тот, кто хотя бы немного знал моего святого тестя рава Ицхака Зильбера, мог воочию наблюдать в нем эти черты.) Потому сказано, что Авраам кланялся своим гостям до земли, что означает, что он полностью подчинял себя их нуждам. Таким образом, нет ничего удивительного в том, что заслуга исполнения заповеди приема гостей нашим праотцем Авраамом защищала нас тысячи лет и будет защищать нас впредь, как разъясняется в Мидраш Раба.

В конце трактата Хагига Талмуд пишет, что, когда у нас был Храм, наши жертвы искупали наши грехи. Теперь же, когда Храма нет, стол человека (то есть исполнение заповеди приема гостей) искупает его. И это очень сложно понять, ведь добрые дела и жертвоприношение – две принципиально разные силы. Чем же прием гостей похож на жертвоприношение? В качестве частичного разрешения этой сложности можно было бы процитировать фразу из книги Ошеа (6:6): «Ибо благочестия хочу Я, а не жертвоприношений». Однако кажется верным, что, как известно, иногда своим поведением гость причиняет неудобства хозяину дома. В этом случае принимающий гостей должен терпеть и чем-то жертвовать – и это то, что делает прием гостей похожим на жертвоприношение!

Мирной нам всем субботы, и да удостоимся мы все такого уровня благосостояния, чтобы у нас никогда не было возможности исполнить заповедь приема гостей! Ведь все мы будем хорошо обеспечены, а потому сможем приглашать друг друга лишь на совместные дружеские трапезы!

Подготовил рав Э. Швальб


http://www.beerot.ru/?p=20992