Благословение Ицхака — Эсав и Яаков или Иссахар и Звулун

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

1743

У нашего великого учителя, рава Йосефа Шалома Эльяшива был странный обычай: спать в ночь праздника Шавуот, несмотря на то, что в эту ночь принято учиться до рассвета. Причины такого обычая рава Эльяшива (который обычно учился 16-18 часов в сутки) можно объяснить на примере человека, который учится допоздна, и часто бывает так, что к вечеру накопившаяся усталость не дает человеку возможности полноценно воспринимать информацию, и он фактически просто сидит над книгой, мало что понимая из написанного. Очевидно, что такому человеку будет лучше пойти спать и проснуться пораньше утром. За полтора часа до шахарита он успеет выучить и понять больше, чем за четыре часа такой полудремы над книгой. Думается, что наш учитель рав Эльяшив видел, что если он будет заниматься Торой всю ночь, то не сможет полноценно учиться на следующий день. Это называется на Святом языке: йаца схаро бе-эфседо – удостоиться малого, упустив гораздо большее.

Есть интересный комментарий ТаЗа (рав Давид а-Леви Сегал, автор фундаментального комментария на Шульхан Арух, названного «Турей Заав»), который касается законов благословения на Тору. Там он говорит о том, как надо спать ле-шем Шамаим – во имя Небес! Это касается людей, которые буквально «вставляют спички в глаза», чтобы не уснуть над книгой; и про таких людей он говорит, что им лучше пойти спать ле-шем Шамаим, чтобы потом были силы, свежесть и ясная голова для того, чтобы нормально учиться весь день.

Однако, если человек полностью выкладывается ради Торы, отдает всего себя, пускай даже он при этом мало что понимает, все равно это очень важно. Однако мысль ТаЗа здесь в том, что иногда хизук а-Тора, укрепление в Торе, происходит при ее изучении, а иногда такое укрепление в Торе происходит, если человек не учит Тору, – ради нее самой!

Как-то у меня состоялся разговор с равом Моше Шапиро, и в этом разговоре он упомянул, что есть люди, которые не могут полноценно и усидчиво учить Тору, и таким людям свои силы было бы лучше использовать для того, чтобы помогать учащимся материально. Для меня было очень странным такое распределение приоритетов: я привык к тому, что для каждого еврея самым главным является его учеба. Однако слова рава Моше Шапиро помогли мне взглянуть на ситуацию с новой стороны: каждый должен думать о собственной учебе, не как о самоцели, а, прежде всего, в том ключе, том, что лично он может сделать, в чем его задача и миссия в этом мире, как он может самым лучшим образом поспособствовать усилению Торы? Безусловно, это очень тяжелый вопрос, и нужно посоветоваться с настоящими мудрецами Торы. Более того, изначально нужно немало времени полноценно учиться – без этого трудно представить себе, как человек будет делать что-либо ради Торы и Творца.

В начале трактата Авода Зара описывается, что будет в конце веков, когда Всевышний вызовет все народы мира на суд. Будет выставлена книга Торы и сказано: тот, кто этим занимался – пусть придет и получит вознаграждение! Говорится, что пришли Рим, Персия и все остальные народы – получать свою награду за Тору! Каждый из народов выходит и перечисляет все, что он сделал: построил дороги, бани, возвел мосты, и в конце добавляет, что все это было сделано ради Торы! Отвечает им на все это Всевышний: «Нет, все это вы сделали ради себя, а не ради Торы»! Рав Барух Бер Лейбович, великий ученик рава Хаима из Бриска, спросил: «Какая наглость – зная, что все это они делали для себя, приходить и просить награду за Тору!» Ответил ему рав Хаим Брискер так: «Именно потому, что на Грядущем Суде время истины пришло, они поняли, что все, что они сделали на самом деле, Всевышний творил их руками ради Торы, и ради передачи ее будущим поколениям. Народы мира это поняли, и именно поэтому пришли требовать вознаграждение! Однако то, что у них были совершенно иные намерения – причина для того, чтобы не считать это действиями ради Торы. Соответственно и награда за них не полагается. В этом поступке есть урок для всех нас: если мы что-то делаем ради Торы, то надо постараться делать это максимально искренне, с полным сердцем».

Можно увидеть интересную вещь в недельной главе, где рассказывается о благословении Яакова. Известно, что Яаков хотел благословить Эсава, хотя именно Ицхак сидел в шатрах учения! Зачем Ицхаку, который называется цельной жертвой вознесения, давать благословение Эсаву, охотнику, и практически разбойнику с большой дороги? От рава Моше Шапиро я слышал четкое определение, которое связывает события недельной главы с известной парой – Иссахаром и Звулуном: Иссахар занимается Торой, а Звулун ему помогает материально. Об этой святой паре пишет Раши в комментариях в конце книги Берешит (а также в конце книги Дварим). Святость этой пары – в единении замысла раскрытия Торы в этом мире, который требует участия в изучении и поддержке учения.

Пара Иссахар и Звулун раскрывают Тору в этом мире так, как мы с этим знакомы. Но изначальным воплощением такой пары должны были быть Яаков и Эсав! Яаков должен был сидеть в шатрах Торы, а Эсав – приносить добычу. Более того, когда Ицхак хочет дать благословение Эсаву, он не просит его, например, «приготовь мне хабуру по трактату Макот». Ничего подобного, никакой двар Тора он от него не требует! Все, о чем он просит – принести ему добычу, то есть исполнить наилучшим образом его роль в этом мире. Ицхак хотел освятить в этом мире то материальное, что было воплощено в Эсаве, так, чтобы оно стало обращено к Торе. Это необходимый компонент управления миром, и в этом Ицхак видел роль Эсава в этом мире! Ривка, однако, видела другое: Эсав не может быть Звулуном. Быть Звулуном очень непросто. Зачастую жить праведно, проводя время в учении, проще, чем жить приземленной жизнью и делать бизнес ради Торы. Сложность в том, что человек, который занимается Торой и живет внутри Торы, весь наполняется ей и автоматически «выталкивается на поверхность», а человек, который погружен в бизнес, ради того, чтобы оставаться по-настоящему посвятившим себя Торе, должен прилагать больше усилий, чтобы материальное не «утопило» его. Если он на таком высоком уровне, как истинный Звулун, и все то, что он делает ради Торы, – делает до конца, это его освящает. Однако достичь этого очень и очень непросто: когда человек занимается бизнесом, прийти к истинному намерению все посвятить Торе, не занимаясь при этом постоянно Торой, – очень тяжело, думаю, что практически невозможно. Поэтому даже те, кто самоотверженно поддерживают изучение Торы, должны выделить время для серьезной учебы.

Если же поддерживающий Тору достигнет того уровня, что все будет делать ради Торы, тогда даже сам бизнес, которым такой человек занимается, будет очищать и поднимать его. Тора – это средство от дурного начала не только для того, кто ею занимается, но и для того, кто ее поддерживает. Более того, обещано такому человеку нечто потрясающее – в Будущем мире он будет знать всю ту Тору, которая изучалась в этом мире в силу его заслуг!

Ривка видела корень проблемы, она как никто другой знала сущность своего старшего сына. Его занятия охотой и прочими промыслами, столь далекими от сидения в шатрах учения, уводили его все дальше от первоначального замысла. Обеспечивать пропитание брата и отца, жить во имя Торы, – это было Эсаву не по силам. Более того, если бы Эсав получил благословение и полноценный удел в этом мире, то для Яакова не осталось бы ничего. В результате Ицхак благословляет Яакова, но не брахой «преуспеть в изучении Торы», а «иметь материальное благосостояние», ведь на самом деле забота о материальном обеспечении изучающего Тору Яакова и его потомства была возложена на него самого. Однако вместе с этим Яаков удостоился благословения Эсава.

Есть фраза Ицхака из недельной главы: коль – коль Яаков, ве-йадаим – йедей Эсав – «голос – голос Яакова, а руки – руки Эсава». Здесь есть сильное противоречие: с одной стороны, надеть шкурки на руки и тем изменить свою внешность, несложно. Однако голос Яакова, – почему Ицхак решил, что это именно Эсав с голосом Яакова, а не Яаков с руками Эсава?

Обратим внимание, что вначале, когда Яаков пытается возразить матери, что Ицхак его узнает и не благословит, он опасается не того, что узнают по голосу, а того, что узнают по рукам.

Вероятно, что у Яакова и Эсава были очень схожие голоса. Это также можно понять из слов Раши, который пишет, что голос Яакова проявился в упоминании имени Творца, что было обычно для Яакова, но не для Эсава. Т. е. разница была не в голосе, а в том, что говорили и как говорили.

Объясним это, с Б-жьей помощью. Безусловно, Ицхак прекрасно знал, что Яаков сидит в шатрах учения, а Эсав – охотник. Тем не менее, Ицхак видел в Эсаве много хорошего. Часть была истинным добром (почитание отца), часть – лицемерием. Как бы то ни было, Ицхак видел Эсава подходящим для поддержки Торы Яакова, и так Эсав должен был удостоиться подходящего удела в служении Творцу. Именно поэтому отец послал Эсава поймать добычу и приготовить ему обед: как известно, мицва горерет мицва – заповедь влечет за собой еще одну заповедь, и известно также, как Эсав был велик в заповеди почитания отца. Позаботившись об отце, и этим удостоившись благословения, Эсав и дальше возьмет на себя функцию поддержки изучающих Тору в этом мире (т. к. это источник благословения и для него самого). Именно поэтому Ицхак и думал, что голос Эсава изменился: для него было естественно, что сын, исполнив волю отца, уже исправился и изменился внутренне, отсюда и «голос Яакова», упоминание Всевышнего! Конечно, такой сын достоин благословения от всего сердца! Тут можно заметить, что само благословение материальным достатком, которое, как утверждал позднее Эсав, Яаков получил по ошибке, как будто «украл», – относилось именно к голосу Яакова, к жизни по Торе, а не к истинной сути Эсава. Поэтому Яакову оно подобало по праву, и поэтому Ицхак благословил его второй раз.

Для Яакова благословение Ицхака тоже стало решающим. Если до этого Яаков был «сидящим в шатрах учения», то практически сразу после получения благословения, он оставил родительский дом и отправился тяжело работать – физически, у Лавана за обеих своих жен, за стада и за все то, что составляет материальную основу служению Всевышнему. Однако перед этим, по дороге к Лавану, он должен был остановиться для учебы в ешиве Шема и Эвера, на четырнадцать лет. Для того, чтобы справиться с новой функцией материального обеспечения, которая ушла к нему от Эсава, Яакову надо было очень сильно постараться. Забота о материальном не должна снизить его духовный уровень! Противопоставить этому можно только Тору, много учебы. И это то, что сделал Яаков, когда пошел учиться в ешиву Шема и Эвера. Еще четырнадцать лет, кроме тех десятков лет «в шатрах», которые он провел до этого. Для того чтобы не оступиться, чтобы в будущем не «упасть» в доме Лавана, Яакову жизненно необходимы были эти дополнительные годы учебы, когда он всего себя посвящал учению, буквально не ложась спать.

Даже сбор денег на Тору не ради заработка, а ради поддержки Торы, требует четкого понимания смысла и важности совершаемого: ради чего человек решил посвятить этому свое время и силы. Огромную поддержку миру Торы в сборе средств оказывали великие мудрецы Торы: рав Элиэзер Йеуда Финкель, глава ешивы Мир, рав Йосеф Шломо Каанеман, глава ешивы Поневеж, т. к. они, как никто, осознавали важность происходящего, будучи величайшими мудрецами, понимая Тору, чувствуя Тору и живя Торой. Они готовы были на огромное самопожертвование ради того, чтобы Тору учили и передавали дальше.

Что же касается нас, то мы должны самоотверженно заниматься Торой и поддерживать наших детей и учеников – духовно и материально. С нашей помощью они должны обрести свой удел в Торе, Б-гобоязненность, любовь к добрым делам. А та Тора, которую мы учим сами, направит нас на правильный путь, и Иссахар будет Иссахаром, а Звулун – Звулуном.

Дай Б-г всем нам, чтобы мы удостоились быть сами и вырастить наших детей евреями, преданными Торе, и чтобы мы удостоились помощи с Небес делать все, что мы делаем, ради Торы и во имя Творца.

Подготовила А. Швальб


http://www.beerot.ru/?p=7883