Тора матери – сила, изменяющая мир — Ваеце

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

1700

Известная идея в Торе, которую мы часто вспоминаем: поступки отцов – знак для детей. Более детально об этом говорит Гаон из Вильно: у каждого еврея, к какому бы поколению он не относился, жизнь включает в себя некоторые аспекты, которые, по сути, являются, отражениями испытаний из жизни наших праотцев. Именно поэтому нам особенно важны главы Торы из книги Берешит.

Недельная глава Ваеце начинается так (Берешит, 28:10): «И вышел Яаков из Беер Шевы и пошел в Харан». Раши задает известный вопрос: зачем писать, что Яаков вышел из Беер Шевы? Очевидно, что если он направился в Харан, то вышел из того места, где пребывал до этого. Как известно, у Торы семьдесят лиц, то есть пониманий, и нам сейчас важен именно вопрос Раши. Давайте посмотрим на поступок Яакова с другой стороны.

Как известно, у Яакова было две причины идти в Харан. Во-первых, таков был замысел его матери, Ривки, которая хотела отдалить Яакова от жаждущего его убить Эсава. Во-вторых, это была реализация замысла Ицхака: Яаков должен был найти себе подходящую жену не в земле Кнаана, а в семье Лавана (там же, где нашел жену сам Ицхак). Исходя из этих двух причин, можно ответить на вопрос Раши, почему в стихе упоминается «ненужная», казалось бы, подробность. Более того, говорится, что Яаков своим поступком – выходом из Беер Шевы в Харан – исполнил сразу две заповеди. Первая – почитание отца (тем, что Яаков пошел в Харан искать невесту), вторая – почитание матери (тем, что ушел из Беер Шевы). Но логика и последовательность событий такова, что сначала Яаков исполнил то, что сказала ему Ривка. К этому стоит добавить и то, что замысел поиска невесты в Харане также принадлежит Ривке: она сказала об этом Ицхаку. Таким образом, мы понимаем, что написанное в нашем стихе означает исполнение Яаковом воли матери.

Наши мудрецы особенно подчеркивают величие Эсава в почитании отца. Написано, что Эсав обслуживал Ицхака только в царских одеждах – ради почитания отца. От рава Моше Шапиро я слышал одно принципиальное замечание на этот счет. Сказано, что Эсав почитал своего отца, но не сказано, что он почитал свою мать. И в этом явно видно противопоставление Эсава, который уважал только отца, и Яакова, который почитал и отца, и мать. Над этим стоит подумать особо, ведь мы знаем от имени Маараля, что в поступках праотцев и праматерей для нас нет не принципиальных или менее важных аспектов. Именно поэтому приведенное противопоставление Эсава и Яакова на примере почитания ими родителей, стоит разобрать особенно тщательно.

В законах почитания родителей есть четкое правило: отец и мать – равноценны, и им полагается одинаковый почет. Даже при том, что у отца и матери – разные роли в семье, и отец должен быть направляющей силой. Здесь у Эсава был явный недостаток. Но что мы видим на примере наших праматерей? Сара спасла Ицхака от соседства с Ишмаэлем, Ривка спасла Яакова от соседства с Эсавом, помогла ему получить благословения отца. Мать хорошо знает, что происходит в семье, и если Ицхак ошибался в оценке Эсава, то понимание ситуации у Ривки оказалось абсолютно верным. Сара, в отличие от Авраама, хорошо понимала, что происходит с Ишмаэлем и как ситуация будет развиваться дальше. Сложно назвать такой вклад чем-то незначительным! Но что следует из поступков Эсава? Он явно не понимал роли и величия матери в семье!

Это непонимание является корнем одного из глубочайших конфликтов и бед в истории нашего народа. В начале книги Мишлей (1:8) есть известные слова: «Слушай, сын мой, наставление отца своего и не отходи от Торы матери своей». Об этом месте говорят мудрецы, что «наставление отца» – это Тора Всевышнего, письменная Тора, а «Тора матери» – постановления мудрецов, устная Тора. Почему мудрецы приводят такое, на первый взгляд странное, сравнение? Письменная Тора уподобляется роли отца. Но то, как письменная Тора раскрывается и исполняется нами в реальной жизни, это устная Тора, уподобляемая Торе матери. Сами по себе законы Торы, без того, чтобы их связали с реальной жизнью постановления мудрецов, практически не реализуемы. То есть, изначальный замысел Творца состоял в том, чтобы дать мудрецам Торы особую роль: связать письменную Тору с реальной жизнью, дать ей особую ограду. То, что такая ограда нужна, можно увидеть из истории с Адамом и Хавой. Адам, по сути дела, делает для Хавы ограду, говоря ей не вкушать от Древа познания. То есть Адам видел, что даже для его великой эзер ке-негдо требуется особая ограда, особое предупреждение, помимо слова Всевышнего.

Важное замечание: Рамхаль в небольшом труде «Маамар а-Икарим» (он переведен на русский язык под названием «Статья об основах») объясняет, почему дополнительные постановления и ограды для исполнения заповедей письменной Торы не были даны Творцом сразу? Всевышний вполне мог дать и Талмуд и книги законоучителей! Почему же Он так не сделал? Всевышний хотел, чтобы народ Израиля был Его соучастником в раскрытии Торы и исправлении мира. На эту великую роль есть известный намек. Праздник дарования Торы – Шавуот – сравнивается с хупой, где Всевышний – жених, а наш народ – невеста. Единение же нашего народа с Творцом происходит именно посредством Торы. И даже в этом сравнении мы видим очевидную параллель с обсуждаемой темой: жених это потенциально отец, а невеста – мать. Всевышний сделал так, чтобы наш народ, наши мудрецы стали Его соучастниками в исправлении мира.

Яаков понимал достоинство матери! Мать является проводником линии отца в семье. Подобно устной Торе, она связывает незыблемые постулаты с повседневной жизнью. Эсав этого не понимал. Он видел лишь линию отца, не понимая роли матери. И эта идея хорошо просматривается, если мы посмотрим на дальнейшую историю нашего народа и роль устной Торы.

Рав Моше Шапиро приводит еще одну параллель. Эсав (Эдом) это четвертое царство, которым мы сейчас порабощены. Для нас галут Эдома во многом ассоциируется с гонениями христианской церкви, пролившей немало еврейской крови. Имя основателя христианства состоит из тех же букв, что и имя Эсава. Рав Моше Шапиро приводит, что он был перевоплощением Эсава. Как известно, тот человек воевал против прушим. Кто такие прушим? Это те мудрецы, которые передали нам устную Тору. Мы видим ту же самую логическую линию: признание письменной Торы и отрицание и борьба с устной. Квинтэссенцией борьбы духовных наследников Эсава с нами было сжигание Талмуда в Европе. Почему именно Талмуд? Почему именно устная Тора стала объектом таких гонений?

Начнем объяснение с понимания того, что такое завет Торы, брит Тора. Слово брит в Торе означает не союз, а единение. Союз можно разрушить, но брит предполагает полное слияние частей – до появления единого целого. Наш народ – потомки Авраама, Ицхака и Яакова – народ завета, брита со Всевышним. Это завет начинается с брит мила и продолжается в нашей жизни, как брит Тора. Говорится в трактате Гитин от имени раби Йоханана, что Всевышний заключил завет с народом Израиля именно посредством устной Торы. А почему же не письменной?! Ответ мы находим как раз в словах Рамхаля: Всевышний хотел сделать нас соучастниками в исправлении мира. А устная Тора, «Тора матери» это как раз то, посредством чего нам предстоит исправить мир. И именно поэтому ненависть духовных наследников Эсава была направлена на нее.

Принципиальное отличие духовных наследников Эсава от нашего народа состоит в том, что мы живем со Всевышним. Воля Творца для нас – абсолютна во всех сферах жизни. И при всем этом Он дал нам возможность для участия в Своем замысле! Это легко увидеть на простом и актуальном примере из нашей истории – противостояния с греками. Три заповеди, которые особенно были ненавистны грекам: брит мила, Шаббат и освящение месяца. Брит мила – эта наша роль в исправлении самих себя, нашего материального тела, которая дана нам Творцом. Греки, для которых культ тела, культ физической красоты, был очень важен, – не могли с этим смириться. Шаббат – день, который мы сами, путем исполнения заповедей Всевышнего, превращаем в святой. Что делает Шаббат – Шаббатом? Наше соблюдение! И, наконец, наивысшая «еврейская наглость» – освящение месяца. Речь идет о том, что еврейским мудрецам, Санедрину, было дано уникальное право – устанавливать дату начала месяца, даже не совпадающую с астрономическим началом лунного месяца! Установление даты и освящение новомесячья определяло наш календарь и влияло на материальные процессы в мире. Греки не могли смириться с тем, что нам дано право влиять на этот мир самым непосредственным образом! Для греков их собственные божества существовали обособленно. Но для нас Всевышний и Его Тора – неотъемлемая часть нашей жизни, и более того, Тора – средство нашего влияния на этот мир путем ее исполнения! Именно поэтому греки хотели отменить эти три заповеди.

На протяжении всей истории нашего народа появлялись различные секты, которые отрицали именно устную Тору – цдукимкараимы. И духовные последователи Эсава, не уважавшего свою мать, пошли по тому же пути. Даже если Талмуд не сжигали, то его пытались цензурировать, запрещали его называть Талмудом. От многочисленных правок, внесенных цензорами, он страдает и по сей день. В одном месте я видел вместо привычного для изучающих Гемару оборота «Талмуд ломар» отцензурированную версию «Шас ломар». Само слово «Талмуд» было под запретом!

Истинный смысл изучения Талмуда – когда еврей, прилагая огромные усилия, изучает устную Тору, разбирается в основах той или иной заповеди, и на основе этого выводит закон. Рав Хаим из Воложина пишет, что самая большая мечта – вывести из Талмуда новый закон, хидуш алаха. Это означает, что человек берет письменную Тору, разбирает приведенную заповедь, затем изучает ее же в устной Торе, вникая во все подробности, пытаясь понять замысел Творца. И на основе такого всестороннего анализа человек выводит, как должен поступать в этом мире. Это и есть полноценное изучение Талмуда. Такой труд связывает наш мир с Торой, данной Свыше. И место этого великого труда – наши святые ешивы.

В трактате Йома сказано, что со времен Авраама ешива не прекращалась в нашем народе. О Яакове сказано, что он был «иш там йошев оалим» («человек цельный, сидящий в шатрах»). Здесь идет речь о шатрах учения. Раши комментирует, что имелись в иду ешивы Шема и Эвера. Есть другой комментарий, – это были шатры учения Авраама и Ицхака. Яаков он же Исраэль – йошев оалим. Мы все – потомки Исраэля, называемся его именем, и именно эта его черта является основополагающей чертой всего нашего народа, то, что называется брит Тора, связывающий нас с Творцом. Этот брит связан именно с устной Торой. Устная Тора – это то, что связывает Волю Творца с нашим миром. Та самая «Тора матери», которая так ненавистна идейным наследникам Эсава, не ценившего свою мать. Именно потому и сжигали Талмуд – как завет нашего народа со Всевышним.

На примере почитания Яаковом своей матери мы должны понять (помимо заповеди почитания обоих родителей) великую важность устной Торы, которая связывает нас с Творцом. Духовные наследники Эсава на протяжении веков идут его стопами, и проявляется это в ненависти к устной Торе. Для нас, потомков Яакова, важно сохранять наш завет с Творцом, который дает нам великую силу и радость.

Подготовил Арье Кац


http://www.beerot.ru/?p=21944