Ваишлах — Страх убить другого

Дата: | Автор материала: Рав Шимшон Довид Пинкус

1428
страх убить другого

Недельная глава Ваишлах

«Яаков сильно испугался и опечалился» (Берешит, 32:7).

«”Испугался” – что его убьют, “опечалился” – что ему придется убивать других» (Раши там).

«Ты мог убить человека!»

Наш праотец Яаков боялся не только того, что сам может погибнуть, но – и даже больше – боялся, что убьет кого-то другого.

Я никогда не забуду одну историю, которая произошла со мной, когда я своими глазами увидел, что такое взгляд великого человека, чего еврей на самом деле должен бояться.

Однажды я попал в автокатастрофу. Я вел машину, и она перевернулась. Слава Б-гу, ничего не произошло, я отделался только несколькими порезами, но тем не менее меня все равно госпитализировали.

Пришел ко мне в больницу полицейский и стал расспрашивать, как именно все произошло. Я рассказал: «Понимаешь, я только недавно получил права. Дул очень сильный ветер, я потерял управление машиной, и она перевернулась».

Двумя неделями спустя, я был у своего главы ешивы, рава Йоше Бера (сына рава из Бриска), и он тоже поинтересовался: «Я слышал, ты попал в аварию, что именно там произошло?» Я постарался описать ему, как все было, и его реакцию на это я никогда не забуду: «Ой, ты ведь мог убить человека!»

Понимаете? Полицейский, чья работа, собственно, заключается в том, чтобы беречь жизни людей, когда я сказал ему, что машина перевернулась из-за сильного ветра, сразу же успокоился и сказал: «Ну ладно, хорошо». Но глава ешивы не сказал мне: «Ты же мог погибнуть!», он сказал: «Ты мог убить человека!» Он смотрел на меня, как на сумасшедшего. Как еврей мог докатиться до такого – попасть в ситуацию, когда он является потенциальным убийцей? Это и есть настоящий еврейский взгляд.

А почему мы так не думаем? Почему для нас страх убить другого не является самой первой мыслью?

Поднять руку на другого – самая последняя возможность!

Тора рассказывает нам, что, когда Яаков пришел в дом Лавана и увидел Рахель, сразу же «громко зарыдал». Раши комментирует, почему он плакал: «Потому, что пришел с пустыми руками, и сказал: “Элиезер, раб моего деда, пришел с полными руками драгоценностей и яств, а у меня нет ничего”». Элифаз бен Эсав погнался за ним, чтобы убить его по приказу Эсава, и догнал. Поскольку Элифаз рос у Ицхака, он все же не стал убивать Яакова. Но сказал: «Как же мне выполнить приказ отца?» Сказал ему Яаков: «Забери все, что у меня есть. Ведь нищий подобен мертвому».

Мне всегда было очень тяжело понять, ведь если Элифаз пришел, чтобы убить Яакова, то есть известное правило в Торе: «Если кто-то хочет тебя убить – убей его прежде», отруби ему голову, и все. А ведь Яаков был физически сильнее Элифаза, как писал там Раши, что Яаков снял камень с колодца «как человек, снимающий крышку с банки – отсюда мы учим, что он обладал большой силой». Если так, Яакову не нужно было сдаваться Элифазу и отдавать ему все имущество, он мог просто-напросто убить его!

Ответ таков: верно, если человек хочет тебя убить – ты можешь упредить и убить его, но если можно предпринять другое действие, чтобы не пришлось убивать, например, стать нищим, подобным мертвому, даже если речь шла об отказе от всего имущества – Яаков предпочел остаться голым бедняком, но не убивать. Поднять руку на человека – это самый последний шаг, только после того, как все другие варианты исчерпаны, и нет никакой другой возможности спастись!

(Бен Иш Хай пишет об этом: Яаков видел пророческим видением, что одним из потомков Элифаза будет великий мудрец – праведный гер Онкелос. Так что у него действительно была веская причина не убивать.)

Нам этот вопрос – почему Яаков не убил Элифаза – очень мешает. Что это такое – кто-то пришел тебя убить, так сними ему голову с плеч! Потому что для нас убийство – это первая возможность, которая приходит в голову. Но на самом деле это должна быть возможность самая последняя. Мы должны сделать все, что в наших силах, и даже более того – главное, не поднимать руку на человека, и тем более не убивать. Это взгляд наших мудрецов.


http://www.beerot.ru/?p=44057