Недельная глава Лех Леха — Куда пойдешь?

Дата: | Автор материала: рав Яаков Галинский | версия для печати версия для печати
куда

«Агарь, рабыня Сарай! Откуда ты идешь, и куда?» (Берешит, 16:8).

Однажды я шел по улице Эзра в Бней Браке, и вдруг рядом остановилась роскошная машина. Открылось окно, и водитель обратился ко мне:

— Рав, куда вам нужно?

— А вам это зачем? – ответил я.

— Я подвезу, куда вам нужно – открыл дверь. — Садитесь, рав!

Я сел, очень удобное сиденье. Грех не использовать!

— Так что, вы действительно готовы меня подвезти, куда мне нужно?

— В любое место! – заявил водитель.

Я сел поудобнее.

— Ну, так мне нужно в Иерусалим.

— Нет проблем! – и он начал разворачиваться в сторону выезда из Бней-Брака.

— Вы собирались ехать в Иерусалим? — поинтересовался я.

— Нет, но я ведь уже сказал – куда вам нужно, довезу!

— Ну ладно, тогда у меня две просьбы: во-первых, подвезите меня на остановку 400-го автобуса (это автобус, который едет в Иерусалим).

— Не о чем говорить, рав, я уже удостоился заповеди – так что подвезу до конца! А вторая просьба?

— А вторая просьба – объясните мне, с чего вдруг вы готовы везти меня куда угодно?

— А, это с удовольствием. У меня есть целый час, чтобы рассказать…

И он начал говорить. Рассказывал о тяжелом детстве, о суровом отце, о стычках и непонимании. О горечи и недовольстве.

Однажды он услышал, что где-то в Цфате есть государственное учреждение для бездомных подростков, или таких, над которыми дома издевались. Вот, как он. Так он был убежден, по крайней мере. Он решил убежать из дома и поехать в этот детдом. Ну, решение – это одно дело, а исполнение – другое дело. Это было для него скорее тайной мечтой, которой он тешился по ночам. Но однажды разразился скандал, отец кричал, он отвечал – короче говоря, выбежал из дома, хлопнув дверью. Тфиллин с собой не взял.

У него было в кармане несколько лир, ровно на дорогу. Он доехал до центральной автостанции в Тель-Авиве, нашел, откуда идет автобус в Цфат, и выяснил, когда отходит автобус. Оказалось – через полтора часа. А что делать до этого? Решил прогуляться вокруг станции, не было у него терпения сидеть и ждать. Пошел гулять, и чувствует – в животе урчит от голода. Он прошел по улице Йесод а-Маала, находившейся позади автостанции, и наткнулся на роскошную синагогу. Увидел, что возле синагоги толпятся люди. Спросил, что там происходит, и ему сказали, что там идет «день Торы», т. е. день, когда с утра до вечера, без перерыва, идут уроки Торы. Юноша вспомнил, что однажды, в детстве, его брали на такое собрание, и там, в углу зала, стоял стол с напитками и легким угощением. А, вот где можно покушать! Когда он зашел, как раз был перерыв. Он подошел вместе со всеми к столу, поел как следует. Но до автобуса оставался еще час. Ну что – вместо того, чтобы где попало бродить, лучше послушать слова Торы.

И вот тогда-то как раз я поднялся «на сцену».

— Я до сих пор помню, что вы, рав, говорили!

И он начал пересказывать мне мой урок. Говорит Мишна (Авот, 5:14): «Есть четыре вида идущих в бейт мидраш: тот, кто идет и не делает (т. е. приходит учиться, но ничего не понимает) – получает награду в заслугу того, что пришел. Тот, кто делает, но не идет (т. е. учится дома) – получает награду в заслугу учебы. Тот, кто идет и делает – хасид. Тот, кто не идет, и не делает – злодей».

Так вот, рав из Поневежа удивляется: если есть злодей, который и не идет в бейт мидраш, и не учится, как его можно включать в число «идущих в бейт мидраш»?

Вот, что он отвечает: тот, кто «идет и делает» – приходит в бейт-мидраш и учится, все понимает, получает удовольствие от учебы, его мир полон света и сияния Торы, – счастлив он, и замечателен его удел. Но в каждом бейт мидраше, и у каждого человека есть такие часы, – когда он «идет и не делает». Смотрит, как у других получается, как они все понимают, задают вопросы и отвечают, открывают новые понимания в Торе, удостаиваются почета и уважения, – а он сидит, как пень, ничего не смыслит. И все качают головой и игнорируют его – чего ему вообще тут сидеть? Это бывает и с теми, кто приходит на ежедневный или еженедельный урок. Приходят усталые после работы, голова еле соображает, глаза закрываются. Ну, есть смысл мучаться, приходить? Уже решают, что нет, больше ходить не буду…

И вдруг видят тех, кто вообще ничего не учит, «не идут, и не делают». На что они тратят время, чем развлекаются, в каком грязном болоте сидят? И тогда решают: будь, что будет, я буду «сидеть в доме Всевышнего» (Теилим 27:4) – даже просто сидеть и смотреть, а через какое-то время удостоюсь и «лицезреть в усладе Б‑га» (там же) – понимать и усваивать, и духовно расти.

«Замечателен удел сидящих в доме Твоем» (Теилим 84:5) – сначала хотя бы быть среди сидящих в Доме, а потом: «Еще будут прославлять Тебя вечно» (там же)…

Получается, что тот, кто не идет в бейт мидраш и не учится, своим поведением убеждает других остаться в бейт мидраше, и поэтому его перечисляют вместе с ними.

Услышал это юноша и подумал: «А ведь это просто для меня сказано! Да, у меня проблемы с родителями, постоянные стычки и несогласие. Но, в конце концов, путь проложен: дом, в котором соблюдают Тору и заповеди, скоро я поступаю в ешиву для подростков, а дальше – в ешиву для парней, потом женюсь и построю свой дом… А куда я иду: в светское место, быть среди парней из разбитых семей, жить в среде, отрицающей Тору…»

Пока он это думал, урок продолжился.

— Вот Агарь, — говорил я (рав Галинский) – жила в доме Авраама и очень страдала из-за Сары, которая к ней сурово относилась. Жизнь ее была очень тяжелой, и она решила сбежать. Встретил ее ангел и спросил: «Откуда ты идешь, и куда?» Ответила она: «Я бегу от своей госпожи Сарай». Сказал ей ангел: «Вернись к своей госпоже и мучайся под ее властью!»

На первый взгляд, она должна была объяснить, что ситуация невыносимая, что она не может… Нет, ничего не сказала, молча вернулась. Почему? Потому что ангел уже ответил на все ее жалобы! Все верно, тебе тяжело, но «откуда ты идешь» – из шатра Авраама, «и куда» – в пустыню, к дикарям? «Вернись к своей госпоже и мучайся под ее властью», – но живи в окружении Торы и веры в Творца!

И я добавил, что в этом заключалась претензия к Элише бен Абуя, как это приводится в Иерусалимском Талмуде (трактат Хагига).

Элиша бен Абуя (известный как Ахер, «другой») сбросил с себя бремя Торы. Сказал ему раби Меир: «Вернись, сделай тшуву!» Тот ответил: «Я не могу». «Почему?» «Потому что однажды, в Йом Кипур, выпавший на Шаббат, я проезжал на лошади рядом со Святая Святых и услышал бат коль (голос с неба), исходивший из Святая Святых: “Вернитесь, дети Мои, все, кроме Элиши бен Абуя, который знал Мою силу и восстал против Меня!”»

Заканчивает Гемара: «Тогда он сказал себе: ну, если меня изгнали из будущего мира, я хотя бы наслажусь этим миром!» И совершенно ушел от Торы.

Возникает вопрос: ведь его действительно оттолкнули. Что ж ему было делать?

Чтобы ответить на него, приведем пример: один человек поплыл на корабле. Поднялась буря, и корабль утонул. Однако нашему герою попалась доска, и он ухватился за нее. Солнце палило, волны заливали, вокруг кишели акулы – просто чудом не попал им в зубы. Из последних сил добрался до берега. Вышел – какое чудо! Рядом бьет чистый источник, вокруг растут прекрасные фруктовые деревья, и… группа местных жителей сидят вокруг костра, жарят рыбу, общаются. Еле-еле доплелся до них и сел без сил.

Аборигены увидели чужака, недовольно замолчали, а потом стали показывать ему знаками: уходи, мол, возвращайся, откуда пришел, ты нам тут не нужен!

Он смутился. Родители всегда учили, что не нужно лезть туда, где тебя не хотят видеть… Ну, и что? Что ж он – вернется обратно? В море, к акулам?

Конечно, нет! Он постарается найти с аборигенами общий язык, успокоить их, согласится быть их рабом, прислуживать им. Потому, что ему некуда возвращаться!

Именно это и должен был сделать Элиша бен Абуя. Закрыть уши, проигнорировать, что его отталкивают, умолять и униженно просить. Ведь Тора – это жизнь, а смерть – это не вариант! А он – повернулся и ушел. Для него море тоже было вариантом. За это его и судили!

Слова, исходящие из сердца, вошли в сердце. Парень решил вернуться домой. Туда, где атмосфера неприятная и напряженная, но маршрут – правильный. Он нашел себе убежище в ешиве, утвердил там свое место и положение, и построил замечательный дом, дом Торы. Стал заниматься бизнесом и преуспел, и выделяет время для постоянной учебы. Разногласия с родителями утихли, и они получают царский почет и большую радость от своего сына и от внуков, и все это – из-за одного урока по Торе, на который он попал. Тем временем мы уже и приехали в Иерусалим.

 — Ну, рав, какой адрес? Я вам всей жизнью обязан!

Жизнью он обязан Владыке всех миров, Который распланировал, что именно в этот день в той синагоге будет «День Торы», и что меня туда пригласят. Который вложил мне в уста эти идеи, направил шаги мальчика к той синагоге, поставил там стол с угощениями, открыл его сердце услышать урок, и вернул его к Себе!

Как все точно, какая замечательная случайность! Не зря говорят, что слово «случай» – מקרה можно прочесть, переставив буквы: ‘רק מה – «только от Всевышнего»!

 

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Добавить комментарий