Недельная глава Толдот — Благоухание вероотступников

Дата: | Автор материала: Рав Реувен Куклин | версия для печати версия для печати

«И сказал ему Ицхак, отец его: Подойди же и поцелуй меня, сын мой! И подошел он и поцеловал его. И почуял он запах его одежд и благословил его…» (Берешит, 27:26-27).

Из слов стиха «И почуял он запах его одежд и благословил его» мы учим, что незрячий Ицхак дал благословение Яакову благодаря чудесному запаху, исходящему от его одежд. Что же было особенного в этом запахе? Почему именно запах одежд Яакова повлиял на Ицхака, а не вкусная пища, которую тот принес, и не его красивые речи?

Наши мудрецы (Мидраш Раба, 65:22) утверждают, что в этом запахе Ицхак своим пророческим «обонянием» почувствовал достоинство даже предавших свою веру евреев. Мудрецы находят намек на это в том, что слова бегед (одежда) и богед (предатель) – однокоренные. Ицхак почувствовал возвышенность душ Якова, даже если они станут предателями.

Как пример «достоинства» еврейских вероотступников, мудрецы приводят историю с Йосефом Мешитой. Когда римляне захватили Второй Храм, они поначалу боялись зайти внутрь, чтобы не получить за это Б-жьего наказания. «Пусть прежде зайдет кто-то из евреев», – решили злодеи. Римляне подговорили некого еврея по имени Йосеф Мешита зайти первым в Храм, пообещав ему, что первый предмет, который тот вынесет, станет его собственностью. У еврейского «храбреца» была, как говорится, «губа не дура», и он не нашел для себя ничего более подходящего, чем Менора (Светильник), сделанная из чистого золота. Однако римляне остудили его пыл: «Такая вещь не подходит простому человеку. Войди в Храм повторно и выбери себе что-нибудь другое». И тут Йосеф осознал всю гнусность своего поступка, и, несмотря на убеждения римлян, категорически отказался вновь зайти в Храм. «Мне довольно того, что я рассердил Творца один раз, неужели я сделаю это вторично?», — воскликнул он. Разъяренные римляне приказали привязать Йосефа к верстаку и начали его распиливать. Всякий раз, когда зубья пилы вонзались в его тело, Йосеф кричал: «Горе мне, рассердившему своего Творца!!!».

Возможно ли духовное падение ниже, чем падение Йосефа Мешита? Он согласился войти в Храм в корыстных целях! На это даже римляне не были согласны! Однако это духовное разложение было лишь частичным: он совершил проступок без осознания всей его тяжести. Стоило осознать низменность поступка, и Йосеф проявил необыкновенную самоотверженность для того, чтобы не повторить своего тяжелейшего греха.

Испорченность даже самых грешных евреев заключается не в их сущности, а во внешней среде, в которой они находятся, в недопонимании и в недооценке настоящих еврейских ценностей. Об этом говорит нам царь Шломо в виде аллегории (Шир а-Ширим, 1:5-6): «Черна я, но красива, дочери Иерусалима, как шатры Кедара, как завесы Шломо. Не смотрите на меня, что я смугловата! Ибо солнце опалило меня». Объясняет Виленский Гаон, что возлюбленная (аллегория на еврейский народ) говорит: я не темнокожая с рождения. Несмотря на то, что в данный момент моя кожа смугла, я – лучше вас, поскольку ваша кожа черна с рождения, как приводится в мидраше (Шир а-Ширим Раба, 1:3): «Чему можно это уподобить: царице и чернокожей женщине, которые шли по дороге, и потемнела кожа царицы от беспощадно палящего солнца. Сказала негритянка: “Сейчас, возможно, разведется царь с тобой”. Ответила царица: “Глупа ты, ведь моя кожа почернела лишь временно. Неужели ты думаешь, что царь разведется со мной и женится на тебе, ведь твоя кожа черна с рождения?!”»

Это достоинство нашего народа почувствовал Ицхак, ощутив благоухание одежд Яакова: одежда – это внешняя часть облика человека. Однако даже у самой «внешней» части еврейского народа – у людей, далеких от Торы – есть благоухающая сущность, которая в определенных ситуациях «дает о себе знать».

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Добавить комментарий