«Аарону и его сыновьям» — Из комментариев Рамбана к недельной главе Цав

Дата: | Автор материала: Рамбан

2535

«Аарону и его сыновьям»

В главе Ваикра написано: «Обратись к сынам Израиля и скажи им» (Ваикра, 1:2) – потому что там дается повеление приносить жертвы, а жертвы приносят все сыновья Израиля. Но здесь сказано (Ваикра, 6:2): «Передай Аарону и его сыновьям следующее повеление» – потому что речь идет о том, как именно следует совершать жертвоприношения, а этим занимаются только коэны.

На протяжении всей ночи

«Жертва всесожжения должна находиться на огне жертвенника всю ночь, до утра» (Ваикра, 6:2).

Из этой строки Торы следует, что жертву всесожжения не приносят в ночное время, но если днем жертвенное животное было уже зарезано и его кровью опрыскан жертвенник, то его можно сжигать на жертвеннике в течение всей ночи – и так же с туком мирной жертвы.

[Жертва всесожжения искупает «греховные сердечные помыслы». А поскольку нечистые мысли обычно приходят к человеку именно ночью, как сказано: «Замышляющие несправедливость и зло на ложах своих осуществят задуманное при свете утра» (Миха, 2:1), – в Торе заповедано, чтобы искупление продолжалось на протяжении всей ночи (р. Бахайе и «Кли якар» к Ваикра, 6:2).]

Вечный огонь

«Огонь на жертвеннике должен гореть постоянно» (Ваикра, 6:6).

Повелевается, чтобы огонь горел на жертвеннике в течение всей ночи: т. е. коэнам заповедано еще днем положить в костер на жертвеннике много дров, чтобы огонь не пожрал их все и не погас.

А по моему мнению, в строке «Огонь должен гореть постоянно на жертвеннике и не гаснуть» (Ваикра, 6:6) содержится приказ коэнам поддерживать этот огонь, как и написано: «Коэну следует каждое утро подкладывать в него дрова» (там же, 6:5). Тора обязывает коэнов тщательно следить за костром, подкладывая в него много дров, чтобы он горел постоянно – весь день и всю ночь. И им запрещено доводить до того, чтобы костер гас. А если бы из-за проявленной коэнами нерасторопности огонь все же погас, они нарушили бы запрет Торы. И наши наставники указали, что в связи с этим на жертвеннике имелось дополнительное кострище для поддержания огня.

[В Талмуде объяснено, что на жертвеннике было три постоянных кострища: большой костер (маараха гдола) для сжигания жертв, малый костер, из которого брали угли для воскурения благовоний (маараха шель кторет), и третий костер – для поддержания огня (маараха шель киюм а-эш) (см. Йома, 45а; Рамбам, Тмидин у-мусафин, 2:4-5). Большой костер располагался на восточной стороне жертвенника, и длинные бревна, лежащие в кострище, доходили до центра жертвенника. Костер, из которого брали угли для воскурения благовоний, находился в юго-западном углу жертвенника. Но место для дополнительного костра не было точно определено, и его могли устраивать на вершине жертвенника с любой стороны (Тамид, 2:4-5; Рамбам, Тмидин у-мусафин, 2:7-9).

Однако наряду с кострами, которые разводили и поддерживали коэны, на большом кострище жертвенника постоянно горел особый огонь, о котором в Талмуде сказано, что он «спустился с Небес» (Йома, 21б). И действительно, в Торе рассказывается, как при освящении Шатра Откровения «вышел огонь от Б-га и сжег на жертвеннике всесожжение и жир – и как увидел это народ, возликовал он и пал ниц» (Ваикра, 9:24). И подобным же образом повествуется об освящении Первого Храма: «Когда закончил Шломо молиться, то сошел огонь с Небес и поглотил всесожжение и жертвы, и Слава Б-га наполнила Дом» (Диврей а-Ямим 2, 7:1).

По свидетельству Талмуда, этот «огонь с Небес» обладал рядом особых свойств: его пламя по форме напоминало льва, его свет был ясным, как свет солнца, пламя обладало особой плотностью, оно поедало мокрое с той же легкостью, что и сухое, и от него не исходил дым. И хотя этот огонь постоянно пылал на «большом кострище», коэнам было заповедано разводить и поддерживать рядом с ним обыкновенный огонь (Йома, 21б, Раши; Рамбам, Тмидин у-Мусафин, 2:1). А во Втором Храме для сжигания жертв использовали только обычный огонь, и пламя небесного огня напоминало своей формой не льва, а собаку (Йома, 21б). Но и обычный огонь на жертвеннике приобретал ряд удивительных свойств: его ни разу не погасили дожди и, хотя от него и поднимался дым, но он поднимался вверх ровным столбом, и никакие, даже самые сильные ветра не могли его разогнать или отклонить, – и поэтому в храмовом дворе всегда был чистый воздух (Авот, 5:5, Рамбам; см. также Йома, 21а-б, Раши).]

А строка «Огонь жертвенника должен постоянно гореть и не гаснуть» (там же) является избыточной, и наши наставники выводят из нее запрет, относящийся к каждому человеку: каждый, кто гасит огонь на жертвеннике, преступает запрет Торы. И даже погасивший один уголек из жертвенного костра карается бичеванием – независимо от того, погасил ли он его на самом жертвеннике или внизу, на земле. И, как мне представляется, такой человек нарушает только один запрет.

Посвятительная жертва

«И подвел он второго барана – барана, предназначенного в посвятительную жертву (הַמִּלֻּאִים – а-милуим)» (Ваикра, 8:22).

Как я уже объяснял, смысл дней посвящения (милуим) заключался в том, чтобы подготовить Аарона и его сыновей к служению Б-гу. [Слово מִּלֻּאִים (милуим) образовано от выражения למלאות יד («ввести в должность», «посвятить», буквально «наполнить руку»), как написано: «И облачи в них (в священные одежды) Аарона, брата твоего, и с ним его сыновей, и помажь их, и соверши обряд их посвящения (וּמִלֵּאתָ אֶת יָדָם), и освяти их, и будут они служить Мне» (Шмот, 28:41). Словом «милуим» в Торе названы как семь дней посвящения, так и жертва, которая должна быть принесена в завершение этого посвящения.] И хотя в эти семь дней все жертвы приносились для посвящения, как написано: «И вот что ты должен сделать для них, чтобы освятить их для служения Мне: возьми одного молодого быка и двух баранов без порока…» (Шмот, 29:1), – тем не менее, только второй из этих баранов назван «предназначенным в посвятительную жертву», ведь именно им завершалось принесение всех указанных жертв, и после этого Аарон и его сыновья уже были посвящены для служения Б-гу. И он назван так, чтобы подчеркнуть, что очередность всех перечисленных здесь жертвоприношений является обязательной.

И, вероятно, грехоочистительная жертва (хатат) была призвана искупить и освятить жертвенник, ведь так и написано: «И подвел быка, предназначенного в грехоочистительную жертву, …и зарезал его Моше, и собрал кровь его, и, окунув в нее палец, помазал ею возвышения по углам жертвенника со всех сторон, очищая жертвенник, а оставшуюся кровь вылил у основания жертвенника и освятил его, чтобы приносить на нем искупительные жертвы» (Ваикра, 8:14-15). А жертва всесожжения была принесена, чтобы искупить коэнов. А второй баран был принесен в мирную жертву (шломим-тода) – в благодарность за то, что Всевышний удостоил Аарона и его потомков коэнского служения. И только эта мирная жертва была впрямую связана с тем, что они вступили в свою должность, и поэтому она названа «посвятительной». И написано מִּלֻּאִים (милуим – во множественном числе; буквально «посвятительные жертвы»), а не מלוי (в единственном), так как эта жертва включала в себя и нутряной жир, и голень, и хлебное приношение.

Не покидать Шатер Откровения

«И у входа в Шатер Откровения оставайтесь днем и ночью в течение семи дней; следуйте предостережению Г-спода, чтобы не умереть» (Ваикра, 8:35).

В соответствии с толкованием, приведенным в «Торе коэнов», в данной строке подразумевается, что коэны не должны уходить из Шатра Откровения днем и ночьютолько в часы служения – т. е. до того, как завершат всю работу, которая возложена на них в определенное время. [И хотя в первые семь дней посвящения Аарон и его сыновья не выполняли никакой работы, связанной с принесением жертв, – ведь всю службу коэнов совершал только Моше, – они были обязаны присутствовать при всяком совершаемом им служении («Бейт а-яйн», Цав 8:35/3/). А единственным видом служения, который они выполняли и в дни посвящения, было вкушение мяса жертв, как написано (Шмот, 29:31-33): «А барана, принесенного в жертву при вступлении в должность, возьми и свари мясо его в святом месте, и будет есть Аарон и сыновья его мясо этого барана с хлебом, принесенным в корзине, у входа в Шатер Откровения. И будут они есть все это, принесенное для искупления при посвящении их и освящении их» (р. Н. Боровский, «Шломей Нахум», Цав, с. 340).] И это заповедь, относящаяся ко всем поколениям: коэн не должен оставлять свою работу и уходить – а нарушение карается смертью. [Но закон по поводу других поколений выводится не из данной строки, относящейся только к семи дням посвящения, а из сказанного далее (Ваикра, 10:7): «И от входа в Шатер Откровения не отходите, чтобы вам не умереть, ведь масло Б-га для помазания на вас».]

Об этом сказано и по отношению к первосвященнику: «И из Святилища нельзя ему выходить, чтобы не бесчестить Святилище Всесильного своего» (Ваикра, 21:12). Мудрецы поясняют: «Когда нельзя ему выходить, чтобы не бесчестить Святилище? В час служения». И еще толкуют: «чтобы не умереть» (там же, 10:7) – из отрицания ясно, что произойдет в случае нарушения.

Но, возможно, это предостережение относится только к Аарону и его сыновьям, которые были посвящены маслом для помазания, – и если они покинут Шатер в час служения, то подлежат смерти? Откуда же известно, что запрет распространяется на всех коэнов во всех поколениях? Из того, что в Торе сказано: «И от входа в Шатер Откровения не отходите, …ведь масло Б-га для помазания на вас» (там же, 10:7). Не сказано «ведь маслом Б-га вы помазаны», но сказано: «на вас», подобно написанному: «И даст им помазание право быть Моими служителями навеки, во всех поколениях» (Шмот, 40:15).

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом комментария Рамбана на русский язык.


http://www.beerot.ru/?p=24803