Недельная глава Ваэтханан — Почему евреи приняли Тору?

Дата: | Автор материала: Рав Гедалья Шор

1876
приняли Тору

Написано (см. мидраш «Сифри», Дварим, 33:4, см. комментарий Раши, и см. Авода Зара, 2б), что Всевышний вначале предложил потомкам Эсава принять Тору. Но узнав, что в Торе написано «не убий», потомки Эсава от нее отказались. Потом Он предлагал Тору другим народам, но те отказывались из-за того, что в ней написано «не прелюбодействуй», «не укради» и т. д.

Существует известный вопрос, связанный с этим высказыванием мудрецов. Все эти запреты — убийство, прелюбодеяние и кража — входят в семь заповедей сынов Ноаха, они были даны народам мира еще до дарования Торы. Почему же из-за этих запретов народы не хотели принимать Тору, ведь они и так были обязаны им подчиняться?

На это можно ответить, что каждая из десяти заповедей содержит множество деталей и подробностей. Например, о заповеди «не убий» Рабейну Йона («Шаарей Тшува», 3:139) пишет, что человек, который оскорбляет ближнего до такой степени, что тот «теряет румянец и начинает бледнеть», тоже нарушает один из частных случаев запрета на кровопролитие. Только у заповедей, которые были даны на горе Синай, есть эти детали. Что касается сынов Ноаха, на них распространяется только запрет убивать в прямом смысле этого слова.

К этому можно добавить еще одно объяснение.

Цель заповедей — освятить человека до такой степени, чтобы они стали частью его самого.

В мидраше «Мехильта» (Итро) приводится мнение раби Акивы, согласно которому, при получении Торы, даже услышав запретительные заповеди, евреи отзывались словом «Да». Это означает, что, услышав слова «не убий», все люди настолько наполнились любовью друг к другу, что само понятие убийства стало для них совершенно чуждым. Им не требовалось никаких усилий для того, чтобы удержаться от желания убивать. [Даже тем из них, кто до этого отличался склонностью к насилию.] Это то, что имел в виду раби Акива, когда сказал, что на запретительные заповеди народ ответил «Да». Они приняли на себя работу над полным отчуждением от того, что запретила Тора — до такой степени, что ненарушение этих запретов не требовало от них вообще никаких усилий, чтобы оно стало частью их природы. [И об этом рав Хаим Виталь пишет, что работа над положительными душевными качествами и над хорошими чертами характера не записана в Торе как отдельная заповедь, так как она является необходимым условием для выполнения всех заповедей. Само по себе соблюдение Торы подразумевает работу над улучшением своего характера.]

Автор книги «Арбаа Турим» в комментарии к первому слову главы Экев пишет, что численное значения слова עקב (172) равно количеству слов в первых десяти заповедях (Шмот, 20:2-14). Другие авторы добавляют, что, если добавить к буквам слова экев букву йуд (י), получится имя нашего праотца Яакова, יעקב. (Численное значение буквы י равно 10, что соответствует десяти заповедям.) Это означает, что наш праотец Яаков полностью превратил себя в Тору [он полностью подчинил все свои желания и устремления тому, что диктует Тора.] Кроме того, известно, что буква йуд символизирует мудрость. Мудрость освящала все тело Яакова, от головы до самых пят [одно из значений слова עקב — это пятка]. Именно в этом заключается смысл десяти заповедей — чтобы они отражались во всех частях человеческого тела, и чтобы человек вырос до полного единения с заповедями.

Об Эсаве написано (Сота, 13а), что его голова похоронена в пещере Махпела, [в которой похоронены наши праотцы и праматери, кроме Рахели]. Об этом написано в святых книгах, что, хотя голова его была полна мудрости, эта мудрость не влияла на остальное тело. Эта мудрость не заставила Эсава измениться — он так и остался человеком, обуреваемым вожделениями. Его тело не подчинилось его мудрости, и из-за этого оно все время оставалось на одном и том же духовном уровне — в отличие от полностью очищенных и святых тел праотцев, которые выполняли заповеди всем своим существом, в том числе и материальным телом.

В этом заключается еще одно различие между десятью заповедями и  заповедями народов мира.

Хотя народам, сынам Ноаха, тоже было заповедовано «не убий», это не поменяло их природу. И так ответили сыны Эсава [на предложение даровать им Тору]: вся натура нашего отца — это убийство, как сказано (Берешит, 27:22): «а руки — руки Эсава», и из-за этого отец его обещал ему (там, стих 40): «и мечом своим жить будешь». [То есть, для того, чтобы принять на себя заповедь Торы «не убий», Эсаву надо было бы полностью изменить себя, а он этого делать не хотел.]

Можно дать еще один ответ на этот вопрос: сыны Израиля получили Тору таким образом, чтобы она их всегда обязывала, даже если наступит время, когда у них уже не будет такого отчетливого осознания [что Тора дана им Всевышним].

Во время дарования ее на горе Синай они клятвой и проклятием приняли Тору — приняли на себя обязанность выполнять ее заповеди под страхом наказания, даже если не удержатся на том духовном уровне, на котором были тогда. Ведь у горы Синай все люди были как ангелы, «исполняющие слово Его, повинующиеся голосу слова Его» (Теилим, 103:20).

Тем не менее, написано (Шаббат 88а), что Всевышний накрыл их горой, как лоханью. [Несмотря на то, что еврейский народ изъявил желание принять Тору, она была дана принудительно, под страхом смерти. Всевышний сказал народу: «или принимайте Тору, или будете похоронены прямо здесь!»] Это означает, что еврейский народ обязался выполнять заповеди Торы. Об этом сказано (Йехезкель, 20:23): «Рукою крепкой, и мышцею простертой, и яростью изливающейся воцарюсь над вами».

И по этой причине потомки Эсава не хотели принимать Тору — из-за того, что в ней написано «не убий». И хотя им тоже был заповедан этот запрет, они не согласились принять его на себя проклятием и клятвой, которые заставили бы их изменить свое поведение из страха перед наказанием. У них нет никакого желания менять свое поведение. Ведь их отец уже обещал им «и мечом своим жить будешь».
Перевод — рав Берл Набутовский

http://www.beerot.ru/?p=36719