Комментарии Рамбана к Торе — Недельная глава Тецаве

Дата: | Автор материала: Рамбан

1587

Урим и тумим

«И вложи в хошен, выясняющий истину, урим и тумим…» (Шмот, 28:30).

Как объяснил Раши: в складку нагрудника (хошена) клали написанное (на пергаменте) Имя Б-га [В святой книге «Зоар» указано, что основу урим и тумим составляло сокровенное сорокадвухбуквенное Имя Б-га, «заключающее в себе тайну всех миров» (Зоар, Пекудей 234б). Это Имя сложено из сорока двух первых букв Торы: от ב (бет) в слове בְּרֵאשִׁית (Берешит – Вначале) до ב (бет) в слове וָבֹהוּ (и обрела материальность – ва-воу)], и поэтому нагрудник должен был быть сдвоенным. И доказательством служит то, что урим и тумим вообще не упомянуты среди священных предметов, сделанных мастерами, – о них не упомянуто ни в повелении (изготовить одеяния для коэнов), ни в рассказе об их изготовлении. Так, написано: «И соткали эйфод…» (Шмот, 39:2), «И соткали хошен…» (там же, 39:8) – но не сказано: «И сделали урим и тумим». А ведь если бы они действительно были изготовлены мастером, то о них бы было сказано подробнее всего! И даже если бы Тора намеревалась только кратко упомянуть о них – из-за связанной с ними тайны, и тогда бы было написано: «И сделай урим и тумим, как тебе было показано на горе, – из чистого золота сделай их» или «из чистого серебра».

И еще, посмотри: ведь ни один из священных сосудов, о которых упоминается в Торе первый раз, не назван с определенным артиклем ה, но сказано: «И пусть сделают ковчег (אֲרוֹן – арон)» (там же, 25:10), «И сделай стол (שֻׁלְחָן – шулхан)» (25:23), «И сделай менору из чистого золота (מְנֹרַת זָהָב טָהוֹר – менорат заав таор)» (25:31) – и так же все остальное. Но относительно шатра написано: «Покрытие шатра (הַמִּשְׁכָּן – а-мишкан)сделай из десяти полотнищ» (26:1), так как о нем уже было сказано: «И построят Мне Святилище» (25:8).

И вот, по поводу урим и тумим написано: «И вложи в хошен, выясняющий истину, урими тумим (אֶת הָאוּרִים וְאֶת הַתֻּמִּים – эт а-урим ве-эт а-тумим)» – с определенным артиклем ה, несмотря на то, что этому не предшествовало повеление их изготовить.

Урим и тумим упомянуты в Торе только в связи с Моше – и в самом повелении: «И вложи в хошен», и при его исполнении, как написано: «И надел (Моше) на него (т.е. на Аарона) хошен, и вложил в хошен урим и тумим» (Ваикра, 8:8) – так как они не были изготовлены рукой мастера. Искусные мастера не прикладывали к ним рук, сыны Израиля не приносили для их изготовления пожертвований – но урим и тумим были тайной, переданной Моше из уст Всевышнего, и Моше написал их в святости. А, возможно, они были выполнены рукой Небес. И поэтому они упоминаются сразу же с определенным артиклем ה, подобно тому, как написано: «…И поместил к востоку от Ган Эдена керувов (אֶת הַכְּרֻבִים – эт а-курувим)» (Берешит, 3:24). [Несмотря на то, что до этой строки керувы в Торе не упомянуты, слово הַכְּרֻבִים (а-керувим) написано с определенным артиклем ה – ведь керувы, так же, как урим и тумим, были созданы «руками Небес» (Рабейну Бхайя на Шмот, 28:30).]

И вот, после того как Моше облачил Аарона в эйфод и хошен, он взял написанные урими тумим и вложил их в складку нагрудника, как написано: «И надел на него хитон, и препоясал его поясом, и облачил его в мантию, и надел эйфод поверх нее, … и надел на него хошен, и вложил в хошен урим и тумим» (Ваикра, 8:7-8). И происходило так, что силой святых Имен высвечивались буквы на камнях хошена [на драгоценных камнях, прикрепленных к нагруднику первосвященника, были высечены имена двенадцати сыновей Яакова – родоначальников колен] – на глазах коэна, «спрашивающего решениеурим пред Б-гом» (Бемидбар, 27:21). Например, когда возник вопрос: «Кому из нас (т.е. какому из колен Израиля) первому выйти против кнаанейцев, чтобы воевать с ними?» (Шофтим, 1:1) – коэн сосредоточился на значении святых Имен, которые названы урим, и на его глазах высветилось имя יהודה )Йеуда). А затем высветились буква י (йуд) из имени לוי (Леви), буква ע (айн) из имени שמעון, буква ל (ламед) из לוי (Леви) и ה из имени אברהם (Авраам), которое, согласно мнению наших наставников, тоже было написано на камнях хошена. А, возможно, еще раз высветилась буква ה из имени יהודה )Йеуда) [если предположить, что, в соответствии с простым смыслом строки Торы (Шмот, 28:21), на камнях хошена были написаны только имена родоначальников колен].

[В Талмуде указано, что на этих камнях были также высечены имена трех праотцовнарода Израиля, а также слова «שבטי ישורון – Колена Йешуруна» (Йешурун – одно из имен народа Израиля; см. Дварим, 33:5) – чтобы дополнить буквы ח(хет), ט (тет),צ(цадик) и ק (куф), которых недоставало в именах двенадцати сыновей Яакова. И таким образом на камнях хошена располагались все буквы еврейского алфавита (см. Йома 73б; Рамбам, «Илхот Клей а-Микдаш», 9:7).]

И вот, когда буквы высвечиваются перед глазами коэна, он еще не знает, в каком порядке их следует прочитать. Ведь из букв, которые сложились в слова ответа: «יְהוּדָה יַעֲלֶה – Пусть (первым) выступит (колено) Йеуды» (Шофтим, 1:2), можно было составить великое множество других сочетаний: например, הויהד עליה или יעל ידוהה. Однако там были и другие святые Имена, называемые тумим – благодаря им сердце коэна узнавало, как следует прочитать буквы, которые высветились перед его глазами. И так же, как он сосредотачивался на значении святых Имен, названных урим, и буквы высвечивались, он сразу же вслед за этим сосредотачивался на значении святых Имен, названных тумим – и пока еще буквы светились перед его глазами, он уже постигал в своем сердце, что они составляют слова יהודה יעלה (Йеуда яале – «Пусть выступит Йеуда»).

И это было одной из ступеней «духа провидения» (руах а-кодеш) – более низкой ступенью, чем пророчество (невуа), но более высокой, чем «голос с Небес» (бат коль), к помощи которого обращались в эпоху Второго Храма, когда, как указывают наши наставники, уже не было ни пророчества, ни урим и тумим.

[В Талмуде указывается, что с вопросами к урим и тумим следует обращаться только через коэна, который обладает духом провидения (руах а-кодеш) и осенен присутствием Шехины (Йома, 73б). Вопросы задавались следующим образом: коэн стоял лицом кковчегу, а спрашивающий – за его спиной. Вопрос задавался не громко, но и не про себя,– шепотом, как во время молитвы. И коэн, озаренный духом провидения, видел, как ответ высвечивается на буквах хошена (Рамбам, «Илхот Клей а-микдаш», 10:11).

В Талмуде перечислены пять священных предметов и духовных явлений, которые были в Первом Храме, но отсутствовали во Втором:

1) ковчег и крышка ковчега с керувами;

2) огонь, спускавшийся на жертвенник с Небес;

3) Шехина;

4) «дух провидения» (руах а-кодеш);

5) урим и тумим (Йома 21б, Раши).]

И, возможно, уже после того, как Моше вложил в нагрудник первосвященника урим итумим со святыми Именами, тайна этих Имен была передана им величайшим мудрецам Израиля – вместе с другими тайнами Торы. И поэтому у царя Давида былэйфод, подобный эйфоду Моше, а на нем хошен, подобный святому хошену [см. (Шмуэль 1, 23:6), где написано: «И было, когда бежал Эвьятар, сын Ахимелеха, к Давиду…, то пришел он с эйфодом в руке своей»; Комментаторы поясняют, что в этом контексте понятие эйфод включало в себя также хошен и урим и тумим]. …И одевали этот хошенна коэна, обладающего пророческим даром, и спрашивали его.

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом комментария Рамбана на русский язык.

http://www.beerot.ru/?p=24026

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here