Исход из Египта – основа всей Торы

Дата: | Автор материала: Рав Хаим Фридлендер

824
исход из египта
От редакции. Составлено по записям учеников. Заголовок от составителей и отредактирован нами. Отрывки из Гемары, Мидраша и цитируемых книг частично приводятся жирным шрифтом.

Исход из Египта – основа всей Торы

В книге «Аводат а-Кодеш» (р. Меир Йехезкель бен Габай, XVI в.) сказано: «Фундамент всей Торы – исход из Египта, и чем больше здание, тем мощнее должны быть его основы». Нет здания без фундамента. Каков же тот мощный фундамент, на котором построено великое и прекрасное здание святой Торы и ее заповедей? Это исход из Египта. «Исход сыграл ключевую роль в признании Небесного царства и в раскрытии на нас Б-жественного, как это нашло многократно свое выражение в заповедях, данных нам в память о том чуде». Ряд заповедей напрямую являются памятью об исходе из Египта: жертва Песах, маца и марор; многие другие связаны с этой памятью – заповедь субботы, как сказано (Дварим, 5:15): «И помни, что рабом был ты в земле Египетской, и вывел тебя Г-сподь, Б-г твой, оттуда… Поэтому повелел тебе Г-сподь, Б-г твой, соблюдать день субботний». Здесь же – основа всех праздников, как мы видим из слов праздничной молитвы [«Амида» в Песах, Шавуот и Суккот, раздел «Освящение дня»]: «И даровал Ты нам… день священного собрания – в память об исходе из Египта», ведь всех духовных высот праздников мы удостоились потому, что стали народом при исходе из Египта.

«И Всевышний сделал эту память условием принятия нами Его Б-жественного владычества, сказав: “Ибо Я – Г-сподь, Который поднял вас из земли Египетской, чтобы быть вам Б-гом” (Ваикра, 11:45), и сказано: “Я – Г-сподь, Б-г ваш, Который вывел вас из земли Египетской, чтобы быть вам Б-гом” (Бемидбар, 15:41)».

Далее автор «Аводат а-Кодеш» пишет: «На этой основе Он построил все здание, и на ней начал осуществлять раскрытие Б-жественного над нами, как сказано [в начале первой из Десяти заповедей]: “Я – Г-сподь, Б-г твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства” (Шмот, 20:2), и сделал Исход первопричиной принятия человеком Его постановлений». Кажется непонятным: почему Он начал дарование Торы с упоминания исхода из Египта? Ведь Он – Б-г наш, сотворивший небо и землю, и следовало бы Ему начать Десять заповедей так: «Я… Который сотворил мир», указав этот факт как причину нашей обязанности принять бремя Его Царства! «И в Мехильте” спрашивают, почему сказано: “Да не будет у тебя других богов, кроме Меня”? Потому, что сказано [перед этим]: “Я – Г-сподь, Б-г твой”! Чему это можно уподобить? Приехал в страну царь; сказали ему люди: издай для нас законы!» Издай для нас свод законов, – ведь кто, как не ты, знающий и мудрый в делах государственных? «Сказал он им: нет!» Не издают законы просто так, но только «Если вы примете меня царем – издам законы; а если нет, то как вы будете исполнять законы?» Если изначально не признаете мою власть, то у законов не будет силы: будете исполнять только те, что вам нравятся. «Так сказал Всевышний Израилю: “Я – Г-сподь, Б-г ваш… Да не будет у вас других богов”. Верно ли, что Я – Тот, Чью царскую властью над вами вы приняли в Египте? Ответили Ему: да!» «И царство Его охотно признали Моше и сыны Израиля» (из благословения после «Шма, Исраэль» в вечерней молитве) – с желанием и радостью сменили тяжкое бремя царя из плоти и крови (фараона) на духовное бремя Торы. Сказал им Всевышний: «”Коль вы приняли Меня царем, примите законы Мои”. Таким образом, принятие законов обусловлено признанием царства; и все это основано на исходе из Египта». Эти заповеди названы постановлениями [законами], поскольку здесь не одна только вера, а принятие бремени Небесного царства, – буквально как раб, с желанием принимающий на себя обязанность исполнять приказы своего господина.

И далее: «Спрашивает Мидраш Рашби: но разве только в Египте сделался Он им царем, не раньше? Ведь сказано: “И сказал Яаков дому своему и всем, которые с ним: устраните богов чужих, которые у вас… и встанем, и взойдем в Бейт-Эль” (Берешит, 35:2-3), – а ты говоришь, что [только] в Египте? Но слава Всевышнего не была известна в мире, и стала известной только в Египте!» [Уже в Египте раскрылась абсолютная всеобъемлющая власть Творца – во время знамений, десяти казней и тем более – во время исхода из Египта.] Ведь вначале лишь в общих чертах было известно по земле, что у мира есть Творец. Однако знаний о деталях основных принципов веры – таких, как Творение мира, его создание из ничего, всемогущество и власть Творца над всем, награда и наказание, Его надзор, пророчество – человечество удостоилось при исходе из Египта (см. Рамбан, конец комментария к главе Бо).

Как могут заповеди выражать память об исходе их Египта?

Далее автор «Аводат а-Кодеш» пишет: «И если так, то каким же образом могут [эти заповеди] выражать собой память об исходе из Египта? И если бы не ушла мать [Шехина] и сыновья ее [народ Израиля] в изгнание тогда, разве могли бы мы сказать, что нет места нашей Торе и ее заповедям, что нет в них нужды?» Ведь исход из Египта – основа всей Торы и заповедей; выходит, без этого Исхода не было бы им места? «Не дай Б-г нам поверить в такое! Ведь приняли уже могучие пастыри [наши], что Тора предшествовала миру (Псахим, 54а), – чтобы открыть и оповестить, что она не зависит от времени, места или чего угодно другого, кроме себя самой как своей самоцели. И об этом сказали, что она – Имя Всевышнего в полном смысле слова». Тора вся состоит из Его имен (см. «Зоар», Итро, 87:1: «Вся Тора – святое Имя»; см. также Предисловие к комментарию Рамбана на Тору).

Говоря о том, что Тора предшествовала миру, наши мудрецы не имели в виду предшествование по времени.

Они хотели лишь указать, что именно она – первейшая по важности и основа всего, тогда как сотворенный мир существует лишь для того, чтобы в нем исполнялась Тора.

Законы человеческие не имеют своей собственной ценности, поскольку вся их задача – обеспечение нормальной общественной жизни, как это видно на примере законов дорожного движения. Они создаются в помощь людям после того, как общество видит потребность в них. Не так это с законами Торы, поскольку она не приходит как собрание законов, предписывающих, как следует вести себя в мире. Наоборот! Тора – основа творения и причина его, и весь мир сотворен только для того, чтобы служить общине Израиля, – чтобы евреи соблюдали Тору. Мало того, что Тора – план творения, как сказали наши мудрецы («Зоар», Трума, 161б): «[Всевышний] смотрел в Тору и творил мир»; она – это основа и главное, а мир был сотворен для нужд Торы.

В соответствии со сказанным нельзя рассматривать дарование Торы и ее заповедей как следствие событий – изгнания и исхода из Египта. Наоборот, заповеди – причина изгнания и исхода из Египта. Так каким же образом могут заповеди служить памятью об исходе из Египта?

События в творении имеют духовные корни

Отвечает на это автор «Аводат а-Кодеш»: «У всего, что реально присутствует в мире, есть духовные корни. Так и у изгнания и исхода из Египта были духовные корни, из которых они вышли в реальность в нашем мире». Изгнание в Египет было изгнанием духовным по сути своей: «Народ из среды народа» (Дварим, 4:34); народ Израиля был как бы «поглощен» нечистотой Египта, добро и зло пребывали там в смешении. И в этой смеси нужно было произвести отделение света от тьмы, добра от зла. Процесс этот был заложен в корнях творения, как сказано (Берешит, 1:4): «И увидел Б-г свет, что он хорош, и отделил Б-г свет от тьмы» —поскольку свет и тьма были перемешаны, Б-г отделил их друг от друга. [Раши там: увидел Он, что свет хорош, и не подобает ему быть смешанным без разбора с тьмой; и назначил Он свету властвовать днем, а тьме – ночью.]. В чем суть этой смеси?

Роль зла в этом мире: ради нужд служения Всевышнему

Создание зла [Творцом мира] преследовало цель положительную, исходящую из нужд служения Всевышнему – дать человеку испытание, возможность свободно выбирать между добром и злом. [То есть смысл и истинное, а не кажущееся, назначение зла в том, чтобы человек победил его в борьбе со своим дурным побуждением, склоняющим ко злу, и выбрал в результате этой победы добро.] «И увидел Б-г все, что сделал, и вот – очень хорошо» (Берешит, 1:31), и сказали наши мудрецы («Берешит Раба», 9:17): «”Очень хорошо” – это страдания… это дурное побуждение… это ангел смерти». Удивительно, почему эти отрицательные явления определяются как «очень хорошо»? Действительно, на путях служения Всевышнему мы нуждаемся в дурном побуждении, чтобы у нас была возможность выбора. Но при каком же условии дурное побуждение – это «очень хорошо»? Только когда оно находится на своем законном, правильном для него месте, то есть, когда оно является испытанием праведнику, ставя его перед необходимостью выбирать между добром и злом, и не более того.

Оно не является ценностью само по себе, не дай Б-г, но только вспомогательным средством для осуществления человеком его предназначения [относящейся к нему лично части Б-жественного замысла].

Пишет Рамхаль в книге «Даат Твунот» (96, стр. 85): «И [Творец] создал его [зло] лишь в тех границах, с той природой и теми законами, которые Он пожелал, – ведь не было у Него других намерений, кроме как извлечь из самого зла добрые плоды для праведников – дать им хорошую награду в мире». Говорит Рамхаль: когда дурное побуждение занимает свое правильное место в этой сложной «машине» – сотворенном мире, тогда оно – к добру; но когда оно само по себе, оно несет угрозу разрушения. Чему его можно уподобить? Атомной энергии! В ней скрыта огромная разрушительная сила, но когда она находится в атомном реакторе, то есть в правильном месте и в нужной мере, и окружена средствами защиты, обеспечивающими контролируемое и продуктивное функционирование, – тогда эта разрушительная сила приносит великое благословение.

Эти слова – «И вот – очень хорошо» – сказаны в Торе в конце рассказа о творении и формировании духовной структуры мира.

В тот момент дурное побуждение было «очень хорошо». Но пока смешение добра и зла еще существует, и зло еще не находится на своем правильном месте, оно – лишь потеря и порча.

Нечто подобное этому процессу существует в корнях творения: тоу ва-воу [состояние хаоса и отсутствия формы, упомянутое в описании первого дня творения (Берешит, 1:2)] – это положение, когда добро и зло перемешаны, то есть добро находится в изгнании в среде зла, и потому зло может захватить власть и обратить во зло все, причинив тем самым разрушение и бедствие. Внутри самого этого изгнания следует произвести разделение – извлечь добро и дать ему власть над злом.

Исход из Египта: народ из среды народа

«И вас взял Г-сподь, и вывел вас из плавильного котла, из Египта» (Дварим, 4:20). В железном котле плавят серебро и удаляют из него примеси, – так это было и в Египте.

Автор «Аводат а-Кодеш» продолжает объяснять: «Свет и тьма, добро и зло – все противоположности были перемешаны там, как серебро и шлак, смешанные вместе… И это – высшая тайна Египта» – духовный корень Египта – «в том, что в нем все противоположности теснились и перемешивались друг с другом, – и [начиная] оттуда было назначено каждой вещи место, подходящее ей». Целью исхода из Египта было определение для каждой вещи места и области: «Для добра и света – его места, и для зла – его. И души святые и чистые отделены были от душ нечистых; с мысли были сняты покровы, она была прояснена» – разделены были в ней добро и зло. «И стало известно, что добро – это главное», а зло лишь второстепенно и служит добру… «А истина, которая была скрыта и смешана с ложью, – отделена и открыта, и стала видимой… И тем было дано избавление и свобода всем вещам, и действительно стало известным, что Всевышний – Б-г, и нет другого, кроме Него». Тогда увидели, что у зла нет силы от самого себя, не дай Б-г, а все служит одной цели – раскрытию славы Всевышнего.

[Примеч. составителей. Сказанное нашими мудрецами в конце Пиркей Авот: «Все, что сотворил Всевышний в Своем мире – лишь для славы Своей Он сотворил», – относится и к сотворению зла.]

«И вот, исход из Египта в высших [мирах] был неизбежен и обязателен, – чтобы знать и признавать это, и широко оповещать» – духовный корень [выхода из Египта] обязан существовать. «…И без исхода из Египта в высших мирах… не было бы ничего, и не были бы сотворены высшие и низшие, и не было бы известно о Б-жественном, и не было бы признания славы [Всевышнего]» – не открылась бы слава Его.

«И вот, “одно напротив другого создал Б-г” (Коэлет, 7:14), – и привел в изгнание Египетское корни и ветки из высшего прообраза», – из корня смешения и того, о чем сказано (Берешит, 1:4): «И отделил Б-г свет от тьмы», вышли в реальность и спустились в наш мир изгнание в Египет и выход из него. «И перемешались там – народ среди другого народа, чистое и нечистое, добро и зло, свет и тьма, Израиль и египтяне, – пока не открылся им Всевышний, чтобы сообщить Свое Имя и широко оповестить о Своей Б-жественности великими знамениями и чудесами, – и даровал Израилю избавление и свободу».

На этом этапе отделено было добро от зла.

«И отделил их [сынов Израиля] от народов, и очищал их от загрязнений, примешанных к ним. И взял их, и отделил, чтобы они принадлежали Ему, как сказано (Дварим, 4:34): “…Пыталось ли божество прийти взять себе народ из среды народа?”» – суть исхода из Египта в том, чтобы извлечь один народ из среды другого народа, и сказали наши мудрецы («Ялкут Шимони», там, п. 828): «Что значит “народ из среды народа”? Подобно тому, как человек помогает животному выпустить наружу ее детеныша, – так извлек Всевышний Израиль из Египта… Насколько тяжела эта работа – помогать при родах скотине – настолько же при исходе из Египта было тяжело извлечь Израиль, поглощенный Египетским духовным изгнанием. И сказано (Ваикра, 20:26): “И отделю вас от народов, чтобы были Мои”».

Здесь «И отделю» подобно сказанному (Берешит, 1:4): «И отделил Б-г свет от тьмы». «И отделен, и обособлен был свет от тьмы, и добро от зла, и водворен был каждый в месте, подобающем ему… И сделался таким образом исход из Египта основой Торы и заповедей, и все – для памяти об исходе из Египта в верхних мирах и нижних».

Из этого мы выводим, что [понятие] «память об исходе из Египта», относящееся ко всем заповедям, означает не только память о событиях Египетского изгнания, как они реально происходили в нашем мире («Исходе в мирах нижних»), но и память об Исходе духовном, в духовном корне. В действительности это принципиально для понимания всей Торы и всех дел, о которых мы в ней читаем: для них, облекающихся в нашем мире в одежды материальные, есть понимание и в мире духовном. Тора и заповеди в нашем мире – это одежды для Торы и заповедей в мирах духовных.

Мера суда также наказывает и по легким обвинениям

На основе всего этого мы можем понять сказанное нашими мудрецами о причинах Египетского изгнания (Недарим, 32а): «Из-за чего был наказан наш праотец Авраам, когда сыновья его были порабощены в Египте в течение двухсот десяти лет? За то, что послал на войну мудрецов Торы [своих учеников – чтобы освободить из плена Лота, см. Берешит, гл. 14]… За то, что выразил сомнение в качествах Всевышнего, когда сказал [Ему в ответ на обещание отдать землю потомкам Авраама]: из чего я узнаю [что это будет исполнено]?»

Маараль в своей книге «Гвурот Ашем» (гл. 9, стр. 55) говорит о том, какова была суть греха Авраама, и о строгости наказания. Заканчивает он следующими словами: «А теперь – да не будет для тебя непонятным такой “дисбаланс” этого греха Авраама со столь тяжким наказанием, наложенным на потомство его. Ведь нет сомнения, что распространение [в результате Исхода] в мире знания о том, что есть Творец, – само по себе дело достойное. Ибо чего бы стоил этот мир, если бы в нем не распространялось это знание? Но только нужен какой-нибудь грех, чтобы вывести дело в реальность, – ведь были в конечном счете [в ходе изгнания] порабощение и бедствие, и нет такого без греха, – а грех нужен небольшой и незначительный, чтобы перевесить [в пользу наказания в ходе строгого суда]. И дело это хорошо разъяснено уже для разумеющего».

Поясним его слова. Сказали наши мудрецы (Эрувин, 17а): «Если бы начал судиться Всевышний с Авраамом, Ицхаком и Яаковом, то они не смогли бы устоять против Его обвинений». Величие Всевышнего беспредельно, и потому малейший ущерб Его чести требует такой глубины суда, которая не поддается нашему представлению. Известно, что не в Его обычае судить по всей строгости закона. Но есть случаи, когда Он применяет эту силу – наказания по всей строгости. Когда же? Когда есть определенный план, образ правления Всевышнего таков, чтобы вывести его в реальность на путях суда.

И тогда достаточно незначительной причины для обвинения, чтобы [посредством этого обвинения] план действительно был выведен в реальность (см. «Даат Твунот», п. 170, начальные слова ואמנם צריך – «И действительно нужно», и примечания там 57-58). Изгнание и исход из Египта были неизбежными, поскольку они составляют основу всей Торы и заповедей, и потому было достаточно небольшого обвинения, предъявленного нашему праотцу Аврааму, чтобы Всевышний применил к нему всю меру суда ради осуществления Своего плана.

Согласно сказанному выше, наличие заповедей, связанных с исходом из Египта – не результат Исхода как случайного события, такого, что, не будь его, мы не удостоились бы Торы и заповедей. Наоборот – первичными [в плане Всевышнего] были духовные корни изгнания и выхода из него, и из них произросли и в дальнейшем спустились в наш мир в образе [реального] изгнания и избавления [все события] исхода из Египта. Ну, а грех нашего праотца Авраама был лишь поводом [внешней причиной] для всего этого.

«בעבור זה – «Ради этого»

[בעבור זה – ба-авур зе – можно понять и перевести двояко: 1) как «за это», по причине чего-то, что произошло в прошлом; 2) либо как «ради этого» – ради чего-то, что должно произойти в будущем».]

«И скажешь сыну твоему… בעבור זה – “ради этого” – сделал со мною Г-сподь при исходе моем из Египта» (Шмот, 13:8). Спрашивают мудрецы-ришоним: казалось бы, отцу надо было сказать, что он исполняет заповедь есть мацу потому, что Всевышний вывел нас из Египта [в прошлом], тогда как прямой смысл стиха указывает на обратное: «ради этого» – ради исполнения заповедей [в будущем] – «сделал со мною Г-сподь при исходе моем из Египта». И так мы говорим в Пасхальной Агаде: «Ради этого» – «Не говорил я» – то есть: не исполняй заповедь рассказывать об Исходе [в любое время, а исполняй ее] только когда маца и марор лежат перед тобой», – то есть в то время, когда можно указать на мацу и сказать сыну, что ради заповеди – когда я смогу исполнить заповедь о маце – сделал со мной Всевышний. А ведь кажется, что все происходит наоборот: мы едим мацу, чтобы помнить, что Всевышний вывел нас из Египта.

Отвечает Ибн Эзра: «Ибо мы не едим мацу בעבור זה – “по причине того”» – то есть не едим ее по причине того, что вышли из Египта. «Смысл בעבור זה [иной] – “ради этого” – то есть ради этого служения, состоящего в том, что мы едим мацу и не едим хамец; и в этом – исходная точка заповеди, которую заповедал нам Всевышний; [ради этого] делал нам Всевышний знамения, пока не вывел нас из Египта». Все знамения и спешка, которые были при исходе из Египта, служили тому, чтобы впоследствии мы ели мацу. И потому вещью первичной и причиной была маца, которую едят для исполнения заповеди.

«И причина – вывел Он нас из Египта только ради служения» – мы вышли из Египта, чтобы исполнять заповеди. Неправильно сказать, что мы исполняем заповеди потому, что вышли из Египта. «Как сказано (Шмот, 3:12): “Когда ты будешь выводить народ из Египта, вы совершите служение Б-гу на этой горе”, и сказано: (Бемидбар, 15:41): “…Который вывел вас из земли Египетской, чтобы быть вам Б-гом”». Исход из Египта произошел для того, чтобы мы приняли на себя бремя Небесного царства и бремя заповедей.

На основе приведенного выше объяснения все становится понятно.

В начале всего были духовные корни упомянутых заповедей, и чтобы вывести в реальность служение Всевышнему, они облеклись в эти материальные [объекты и] события: злодей-фараон, злодеи-египтяне, порабощение в виде работы над глиной и кирпичами и т. д., – вплоть до исхода из Египта. В действительности и без изгнания, и без исхода из Египта Всевышний дал бы нам Тору и эти заповеди другим путем, ибо у Него много посланников и много путей. Но в реальности мы получили все это через исход из Египта.

Говорится об этих вещах также в книге «Бейт а-Леви» (гл. Бо, нач. слова «Ве-аль дварав»): «Однако главное в основе заповеди [мацы], почему она именно такова, – не то, что происходило в Египте, поскольку ведь Тора предшествовала миру и была до него, и в ней была записана заповедь мацы!» Заповедь мацы была прежде сотворения мира. Наоборот, мир был сотворен таким образом, события в нем происходили так, чтобы мы ели мацу. «И также Авраам, наш праотец, и все праотцы соблюдали Тору до того, как она была дана. И в ночь на пятнадцатое Нисана Авраам ел мацу и марор, хотя это и было до изгнания в Египет. И из этого у нас неизбежно следует, что эти заповеди не произросли из избавления из Египта, – наоборот, в заслугу заповедей Песах, маца и марор, которые исполняются в эту ночь, произросло освобождение их [сынов Израиля] из Египта в эту ночь».

То, что Авраам, наш праотец, ел мацу в Песах – не память о будущем. Своим глубочайшим разумением он понимал, что в этом – исправление творения и души человеческой.
И исход в спешке в ночь пятнадцатого Нисана также происходил ради достижения высокой ступени человека и творения: чтобы есть мацу в эту ночь.

Далее продолжает «Бейт а-Леви»: «Объясним продолжение стиха: “И скажешь сыну твоему… И соблюдай это постановление – хука – в срок его во все дни грядущие”, – хотя они» – связанные с исходом из Египта заповеди – «постижимы разумом». Если так, почему же они названы хука [как обычно называют заповеди, разумом не постижимые]? «После того, как сообщено было нам новое знание: что [доступные нам] причины и смысл заповеди – следствия ее самой», а не заповедь – продукт [этих доступных нам] причин и смыслов, «сама заповедь – это хука [не познаваемое человеческим разумом постановление]», а [понимаемые нами] причины и смыслы – что-то вроде «приправы» ради [хотя бы какого-нибудь] понимания заповеди. «И существует вечно, во все дни», – во все эпохи и все времена. «Без перерыва, – даже если наступят какие-то времена, в которые не будет места известным нам причинам [тех заповедей]».

Понимание смысла заповедей – соответственно ступени человека

Каждый человек находит свой смысл в заповеди соответственно своей ступени. В действительности нет конца этим смыслам. Все они, и те, о которых уже говорили, и те, о которых еще будут говорить, – верны. Но только есть соответствующие прямому смыслу, а есть глубокие и еще более глубокие. Даже самые глубокие – не выражают глубину смысла заповедей.

Причины заповедей предшествуют творению, а то, что предшествует творению, – выше нашего постижения. Ведь мы являемся частью творения и можем понять только вещи, которые внутри творения, – но не Тору в ее предшествовавшей творению форме, которая корень и причина всего мира. Все творение вместе со всем, что происходило, происходит и будет происходить в нем, – это то, что произросло из тех духовных корней. «Ради этого сделал со мною Г-сподь» – исход из Египта произошел ради того, чтобы мы могли исполнить все заповеди.

С приближением праздника Песах на нас возлагаются две обязанности.

Первая – вновь оживить в душе нашей все связанное с исходом из Египта. Нужно знать и понимать, что здесь мы касаемся корней творения – цели существования народа Израиля. Каждый человек, соответственно своей ступени, может и должен прочувствовать причины и смысл заповедей. С одной стороны, постараться проникнуть вглубь этих вещей и понять их, насколько это в его силах. Но вместе с тем – знать, что корни эти сами по себе чрезвычайно возвышенны, и они выше нашего постижения. А вторая обязанность – вновь принять на себя бремя Небесного царства – как раб, принимающий на себя власть своего господина, с пониманием или без понимания – как это было при исходе из Египта, когда [сыны Израиля] приняли на себя бремя Небесное с великой радостью.

Перевод: рав Пинхас Перлов


https://www.beerot.ru/?p=50548