Облака славы

Дата: | Автор материала: Рав Нахум Шатхин

2288

Сказано в книге пророка Шмуэля (2, 22:12): «И окружил Себя мраком, (как) шатрами, скоплением вод облаков небесных». Пишет Раши: «И окружил Себя мраком…» – сделал сукку, подобно тому, как сказано в Торе: «И вошел между станом Египетским и станом Израильским, и было облако и мрак, и осветил ночь…» (Шмот, 14:20). Из комментария Раши следует, что первой суккой, которая служила укрытием для народа Израиля, была сукка из облаков славы, которыми окружил евреев Всевышний.

Шла а-Кадош пишет, что намек на праздник Суккот находится в главе Аазину в стихе «Он нашел его в земле пустынной; в пустоте и вое пустыни; ограждал Он его, опекал его, берег его, как зеницу ока Своего» (Дварим, 32:10). Говорит Раши: «ограждал» – окружил и окутал облаками с четырех сторон. Слова эти хорошо сочетаются с мнением раби Элиэзера в трактате Сукка (11), гласящем, что Всевышний окутал народ Израиля облаками славы, и в память об этом мы строим в праздник сукку, шалаш.

Праздник Суккот называют зман симхатейну, время нашей радости. В праздничной молитве мудрецы установили произносить о каждом празднике соответствующую ему вставку. В Песах мы добавляем «праздник мацы, время нашей свободы», в Шавуот – «праздник Шавуот, время дарования Торы», а в Суккот – «праздник Суккот, время нашей радости».

Если вставка подбиралась в соответствии с событиями, произошедшими во время праздников, то все понятно с Песахом, праздником, когда народ Израиля вышел на свободу из египетского рабства, и с Шавуотом, когда была дарована Тора. Но какие события произошли в Суккот, из-за чего наши мудрецы посчитали их причиной нашей особенной радости?

Рамбам (Илхот Лулав, 8:12) пишет: «Несмотря на то, что во все праздники есть заповедь радоваться, в праздник Суккот была особенная радость, как сказано: “…и радуйтесь вы и семейства ваши всякому произведению руки вашей, которыми благословил тебя Г-сподь, Б-г твой” (Дварим, 12:7). Как делали это? В преддверии первого дня праздника выделяли место в Храме: для мужчин внизу, а для женщин – наверху, чтобы во время празднеств не смешались друг с другом. Уже на исходе первого дня начинались празднества, и так было каждый день после вечернего жертвоприношения».

Тем не менее, вопрос по поводу вставки на праздник Суккот правомочен. Почему именно он называется «временем нашей радости»? И разве не больше подходит эта же вставка празднику Шавуот, когда нашему народу была дарована Тора?

Почему Суккот в Тишрее, а не в Нисане?

Пишет Тур (625): «Для того, чтобы мы могли вспомнить о великих чудесах, которые совершил Всевышний с нашими праотцами во время выхода из Египта, было приказано нам строить сукку и сидеть в ней. Но тогда было бы правильно делать это в то время, когда произошли события, а именно – в Песах. Мы должны были бы в Песах сидеть в сукке и есть мацу. Почему же мацу мы едим в Песах, а сукку нам приказано строить в другое время?» Отвечает Тур так. Если бы мы строили сукку в Песах, то тогда не было бы заметно, что мы выполняем заповедь сидения в сукке в память о чудесах, произошедших с народом Израиля во время выхода из Египта. В месяце Нисан обычно жарко, и люди делают шалаши и навесы для того, чтобы скрываться в их тени от палящего солнца. Осенью же, в месяце Тишрей, когда уже не так жарко, и когда приближается сезон дождей, никто не строит шалаши. Поэтому становится ясно, что евреи сидят в сукке в память о чудесах, сопровождавших народ Израиля при выходе из Египта. Именно таким образом сукка должна напомнить нам об облаках славы, которые окружали со всех сторон стан Израиля в пустыне.

После пояснения Тура становится понятно, почему праздник Суккот установлен не весной, а осенью. Однако остается без ответа вопрос, почему из всех осенних дней именно дата пятнадцатого Тишрея была выбрана как начало праздника Суккот?

Виленский Гаон приводит дополнительное пояснение. Оно включает в себя как ответ на первый вопрос – «почему мы сидим в сукке не в Песах?», так и ответ на вопрос «почему мы начинаем праздновать Суккот пятнадцатого Тишрея?»

Говорит Гаон из Вильно, что первые четыре стиха Шир а-Ширим намекают на четыре еврейских праздника. Первый стих намекает на праздник Песах, когда евреи произнесли Песнь на море. Второй намекает на праздник Шавуот, когда была дарована Тора. А третий намекает на Суккот, который является праздником в память об облаках славы, от появления которых зависело строительство Мишкана. И это отвечает на вопрос, почему мы сидим в сукке именно в Тишрее. Ведь если праздник Суккот является памятью об облаках славы, которые окружали народ Израиля во время выхода из Египта, то мы должны были бы сидеть в шалашах во время праздника Песах? Пишет Виленский Гаон, что первые облака славы были отняты Всевышним, когда евреи сделали золотого тельца. Они не вернулись до тех пор, пока евреи не начали строить Мишкан в пустыне.

Моше спустился с горы Синай в Йом Кипур. На следующий день было провозглашено: «И сказал Моше всей общине сынов Израилевых так: вот, что повелел Г-сподь, сказав: соберите приношения Г-споду…» (Шмот, 35:4-5). Этот приказ о строительстве Мишкана был отдан одиннадцатого Тишрея. Тринадцатого числа закончили приносить необходимые для строительства материалы, а пятнадцатого начали строить. И только когда началось возведение Мишкана, вернулись облака славы, что и стало причиной того, что мы начинаем праздновать Суккот именно пятнадцатого Тишрея.

После того, как евреи сделали золотого тельца, Всевышний сказал Моше, что хочет уничтожить этот народ, а от него произведет народ новый. Но Моше взмолился Всевышнему, чтобы Он не делал этого, после чего сказано: «И отказался Г-сподь от зла, о котором сказал, что сделает его народу Своему» (Шмот, 32:14). Но на этом диалог Всевышнего и Моше не закончился. Всевышний сказал, что с этого момента Его Шехинане будет находиться в среде народа Израиля. Вместо этого народ поведет ангел. Но Моше, который понимал, что так евреи не смогут выжить, продолжил умолять Его остаться в среде Израиля. Тогда Всевышний ответил на молитвы Моше и согласился вернуть Свое присутствие. Знаком этого и стали облака славы, которые были возвращены евреям. Но и это было еще не все. Моше смог вымолить у Всевышнего новый уровень связи с народом Израиля. Был обновлен завет с Творцом, как сказано: «И сказал: вот Я заключаю с вами завет, на глазах у всего народа твоего совершу чудеса, которых еще не было на земле ни для одного из народов» (Шмот, 34:10).

Нарушения заповедей прерывают связь между нами и Творцом, но брит – завет – означает, что данное обещание никогда не будет расторгнуто Всевышним. То есть, за нарушение заповедей последует наказание, но больше никогда над народом Израиля не будет опасности отказа Всевышнего от своего народа. А о каких чудесах, невиданных до этого, говорит стих? Это и есть вторые облака славы, которые были не просто новыми, но и значительно превосходили старые. Первые облака могли ощущать лишь пророки, находившиеся в среде народа, вторые же были видны каждому еврею. Добавляет Виленский Гаон, что время действия первых облаков было ограниченно, а вторые сопровождали народ Израиля все время пребывания в пустыне, вплоть до смерти Аарона.

Именно поэтому мы строим и сидим в сукке именно в месяце Тишрей. Суккот соответствует времени прощения народа Израиля после страшного греха. А появление новых облаков славы стало символом этого прощения и знаком нового, вечного завета, и того, что Его Шехина всегда будет пребывать в среде нашего народа. Поэтому наши мудрецы назвали праздник Суккот – зман симхатейну, время нашей радости.


https://www.beerot.ru/?p=28639