Ханука — Соблазн греческой мудрости

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

1905
соблазн греческой мудрости

Когда Яаков шел из Беер Шевы в Харан, Всевышний показал ему во сне сулам Яаков (лестницу Яакова). Он увидел на ней поднимающихся и спускающихся ангелов. Есть много разных объяснений этого места. Вот одно из них: Мидраш говорит, что эти ангелы были сарей а-умот (небесные князья народов). Под «народами» здесь подразумеваются «четыре царства», которые порабощали нас в изгнаниях: Вавилон, Мидия (Персия), Яван (Греция) и Эдом (Рим). При входе в Святую Землю, навстречу Яакову вышел Эсав, с ангелом которого Яаков боролся перед этим.

В этом нужно разобраться. Маараль в своей книге «Нер Мицва» приводит слова наших мудрецов о том, что источник «четырех царств» упоминается в начале Торы, как «тьма над бездной». Таким образом, намеком на «четыре царства» в Торе является упоминание хошех (тьмы). Суть этих царств есть сокрытие света Творца. Борьбу Яакова с ангелом Эсава и видение четырех царств мы рассматриваем по принципу маасе авот – симан ле-баним (дела отцов – знак для сыновей). То есть, наша история до сегодняшнего дня (и до прихода Машиаха) это борьба с царствами тьмы.

Очень важно понимать, что никакая внешняя сила не сможет поработить наш народ, если внутри у нас нет того порока, который служит источником этой силы. Если внутри у нас все в порядке, то ничто и никто не может победить нас извне. Но если мы теряем часть своей внутренней силы, то уменьшается свет Торы, который мы можем нести в мир, и соответственно, увеличивается ее сокрытие. Это, в свою очередь, является причиной расцвета сил зла. Так как дела Яакова – это намек на будущие времена, и его изгнание – намек на грядущие изгнания нашего народа, то он предвидел нашгалут. Своим служением Творцу в изгнании Яаков научил нас, как это изгнание пережить. Цельность его веры, его Тора и молитва – это сила, которую наш праотец Яаков оставил нам в наследство, чтобы мы смогли пережить все изгнания.

Маараль в книге «Нецах Исраэль» задает вопрос о том, почему царство Ишмаэля не упоминается среди «четырех царств». В средние века царство Ишмаэля было очень сильным. Европа дрожала перед ним. Арабы захватили всю Северную Африку и Испанию. Еще сто пятьдесят лет назад турки властвовали над большим куском Европы. Маараль задается вопросом: почему царство Ишмаэля «исчезло» из упомянутых поработителей нашего народа? И приводит высказывание Ибн Эзры, который считал «четвертым царством» не Эдом, а царство Ишмаэля. При всем уважении к великому Ибн Эзрэ, но принято понимание, что «четвертое царство» – это именно Эдом. Маараль объясняет, что четыре предшествовавших царства свои короны взяли у нас, а царство Ишмаэля имеет свой собственный источник. Получается, что Греческое царство своей короной тоже обязано нам. В чем это выражалось? Последствия зла, причиненного нам греками, мы переживаем до сих пор. Рав Шимшон Рафаэль Гирш в своей книге «Игрот Цафун» пишет, что во времена Рамбама греческая философия оказала очень тяжелое влияние на наш народ. Она также явилась источником возникновения около двухсот лет назад в Германии еврейского реформизма, ставшего духовной катастрофой европейского еврейства.

Мы уже не раз говорили, что Эсав и Ишмаэль претендуют на наследие отцов. Мы упоминали слова Маараля о том, что греки взяли свое царство у нас. Но греки никогда не претендовали на наследие наших праотцев по праву наследования. Их претензия была в другом. Если Тора – это великая мудрость, то они претендовали на «первородство» собственной мудрости. Более того, наши мудрецы пишут, что была большая ревность греков к Торе Израиля потому, что «богатырь ревнует к другому богатырю». То есть, одна мудрость как бы противостоит другой. Скажем так, философия Аристотеля и Платона противостоит мудрости Торы. Мозеса Менельсона, человека, ставшего родоначальником реформы, которая разрушила немецкое еврейство, неспроста называли немецким Платоном или Сократом. Все это, включая движение «Аскала», – фронт противостояния двух мудростей.

В Хануку мы говорим: греки хотели, чтобы наша Тора забылась. Хотя, на первый взгляд, они стремились к противоположной цели. Ведь они сделали то, что делаем мы в «Беерот Ицхак» – перевели Тору (на греческий язык). Восьмого Тевета был завершен перевод Торы на греческий язык, поэтому в этот день некоторые наши мудрецы постились. После перевода Торы на греческий язык мир на три дня погрузился во тьму.

В чем проблема перевода Торы? Постараемся объяснить это. Мы называем греческую мудрость тьмой. Почему? Когда в школе я начал изучать математику, просто пришел от нее в восторг. В этом был разум. Почему же мы называем это тьмой?

Наш мир не создан для того, чтобы быть замкнутым на самом себе, это означало бы, что он оторван от своего Высшего источника. А это – погружение во тьму. Источником истинного света является Б-жественная мудрость, Б-жественное правление и постоянное возобновление Всевышним творения нашего мира. Оно открывается в нем через пророчество и через Тору. Когда создается система мудрости, в которой существование человека отрывается от источника жизни и замыкается на самом себе, происходит отрыв человека от истинного света, и замыкание его в искусственных границах. И, самое страшное в этом – претензия на собственный свет и глубину. Это тот великий соблазн, который присутствует во всей греческой мудрости. Эта проблема пронизывает всю историю двух последних тысячелетий. А источник ее – грех Адама и Хавы, когда змей предложил Хаве отведать от запретного плода с дерева познания добра и зла. Хава тогда увидела, что «желанно это дерево для постижения». То есть, она соблазнилась не вкусным плодом, а тем, что с помощью этого плода можно что-то постигнуть. Самая опасная приманка для человека – это приманка интеллектуальная. В эту ловушку попадали многие поколения евреев, и в этом – большая трагедия.

В первую очередь, это касается евреев-эллинистов. Мы говорим в Хануку, что Всевышний передал зейдим (злоумышленников) в руки занимающихся Торой. Пишет «Арух а-Шулхан», что зейдим – это евреи-эллинисты. Хорошо помню, что когда я в молодости был офицером, однажды перед Ханукой я услышал разговор сослуживцев в офицерской столовой: «А с кем воевали Маккавеи? Они воевали с нами». Мои сослуживцы очень хорошо это понимали.

Мы говорим о том, что Ишмаэль и Эсав в той или иной форме претендовали и претендуют на наследие праотцев. Греки претендуют на владение мудростью. И, более того, к своей мудрости и культуре они были готовы добавить и Танах, переведя Тору и книги пророков на греческий язык. Проблема в том, что перевод Торы на греческий язык привел к потере ею своего света. Это очень актуально для нас. Хатам Софер и другие наши мудрецы объясняют, что перевести Тору на греческий язык – это как бы «раздеть ее догола». Рамбан в предисловии к комментарию к Торе говорит, что в ней имеет значения форма букв и их численное значение. Вся Тора – это Имена Всевышнего. Кроме того, рабейну Бехае приводит коды, которые есть в Торе. То есть, она не замыкается на рассказах, имеющихся в ней. Наши мудрецы говорят, что раскрытие Торы в форме рассказов – это последствие падения нашего народа во время греха золотого тельца. Истинное содержание Торы – это не рассказы.

В великой книге «Дерех Эц Хаим» («Путь древа жизни») Рамхаль объясняет, в чем отличие мудрости Торы от других видов мудрости. Причем Рамхаль сравнивает Тору только с истинными видами знания, к которым относятся точные науки. Они, наряду с Торой, также являются проявлением Б-жественной мудрости. Рамхаль говорит, что Тора несет в себе Высший свет, который изначально отсутствует в других науках. При этом науки эти вполне могут быть истинными, но в них нет Высшего огня и света. В чем это проявляется? В каждой букве письменной Торы, как объясняет Рамхаль, заключен свет Высших миров. Сказано, что Всевышний сотворил мир речениями. Под «речениями» подразумеваются буквы письменной Торы и именно в них заключен Высший свет, и что изначально, пишет Рамхаль, при поверхностном чтении, этот свет очень слабый. Это похоже на горячие угли, которые выглядят погасшими. По мере того, как человек трудится над Торой, вчитываясь в текст и углубляясь в него, огонь, находящийся внутри этих углей, разгорается и начинает ярко светить. Именно этого света был лишен греческий перевод Торы. То есть, то, что есть в Торе, кроме повествования и сюжета, а именно ее Высший огонь, было полностью вырвано из нее переводом на греческий.

То, что Рамхаль говорит о письменной Торе, автор книги «Нефеш а-Хаим» рав Хаим из Воложина говорит о Торе Устной. О ней сказано: «Все слова их – как угли горящие». Это – великое достояние наших мудрецов, которые вложили в свои слова свет Торы. И Мишна, и Гемара имеют все уровни постижения – от простого понимания до скрытых частей. Так же, как Элифаз лишил Яакова всего, когда тот ушел в изгнание, переводы лишают Тору ее жизненной силы. Я говорю это для того, чтобы наши читатели осознали это и немедленно побежали учить лашон а-кодеш (святой язык), чтобы понимать Тору в оригинале. Это очень важный труд потому, что без этого мы продолжаем находиться в тяжелейшем духовном греческом изгнании. Переводы желательно использовать для того, чтобы с их помощью обратиться к оригиналу.

Я не имею в виду изучение иврита, учебу в ульпане и т. п. Речь идет о тяжком труде ради постижения нашего наследия в оригинале во всей его полноте. Наш народ на протяжении тысячелетий не говорил на иврите, но знал святой язык и передавал на нем наследие Торы.

Когда я начинал изучать Талмуд в колеле, моя научная работа была в достаточно продвинутом состоянии. При этом в изучении Гемары я находился на самом начальном уровне. За первые две недели учебы я понял, что все мои достижения в почти законченной научной работе несопоставимы со светом, который я получаю от изучения Гемары. Я тогда еще не знал слов Рамхаля, сказанных об устной Торе, но при этом почувствовал на себе, что Тора несет свет, огонь, и глубину. Она греет и освещает наши души. Безусловно, устная Тора может быть передана и на других языках. Принято, например, объяснять ее на идиш. Пояснить какие-то идеи Торы можно и по-русски, и по-немецки. Талмуд записан на арамейском языке. Это тоже не совсем святой язык. Но там совсем другое дело. Равина и рав Аши записали Вавилонский Талмуд, а раби Шимон Бар Йохай и его ученик раби Аба оставили нам книгу «Зоар» на арамейском языке. Но они смогли вложить силу и свет Торы и в арамейский язык. Углубляясь в книгу «Зоар», написанную на арамейском языке, мы, безусловно, углубляемся в Тору. Проблема не в самом языке, а в том, вложен ли в этот язык истинный свет Торы, или просто его использовали, чтобы передать ее внешнюю оболочку. Передача только внешней оболочки – это то, что изначально планировали и смогли сделать греки. Безусловно, на греческий язык невозможно было перевести ни гематрии (числовые значения букв), ни форму букв. Если устную Тору, не связанную прямо со словами, можно передать на других языках через идеи, то Тору письменную, написанную на святом языке определенным написанием с определенным количеством букв и с определенной святостью, адекватно перевести на другой язык невозможно. Дажетаргумим (толкования Торы на арамейском) Ункелоса и Йонатана бен Узиэля – не исключение из этого правила. Хотя, безусловно, в них многое заложено, мы не можем выучить из таргумим то, что заключено в самой письменной Торе.

Более того, Ритва, наш великий учитель, в своем комментарии к трактату Рош а-Шана (16а) объясняет, что асмахта – это намек Торы мудрецам на то, что им необходимо установить. Ритва говорит, что тот, кто считает, что асмахта – это подведение подходящей цитаты под то, что установлено мудрецами по своему произволу, отрицает Тору. Он подчеркивает, что все, что есть в Устной Торе, заложено в Торе Письменной. Известно, что Виленский Гаон, в конце жизни учил только Танах. Там есть все. Наша беда в том, что своим переводом греки лишили Тору ее глубины, света. И с этой выхолощенной Торой они уже смогли конкурировать. С Торой в оригинале, полной Б-жественного света, они конкурировать не могли. Будучи лишенной его, Тора превратилась в «мифы древнего Израиля», один из вариантов эллинистической культуры.

Тора – это тот высший свет, которым Всевышний сотворил мир. Это план, по которому мир был Им сотворен.

Из Торы мы постигаем, как Всевышний правит этим миром. Она – источник всего света и святости в мире. Когда дело доходит до переводов, этот свет заканчивается, и начинается величайшая тьма. А когда эти переводы приводят к тому, что евреи перестают учить Тору в оригинале, это, в конце концов, становится причиной отхода от Торы и погружения в греческую философию. Мозес Мендельсон перевел Тору на немецкий язык, и это стало повторением катастрофы с переводом Торы на греческий, стало началом реформы.

Когда рав Шимшон Рафаэль Гирш хотел издать свои первые книги на немецком языке, многие советовали ему напечатать их хотя бы ивритскими буквами. Тем не менее, он издал их на немецком.

Причина была очень простой: катастрофа отхода немецких евреев от Торы и от ее святого языка уже произошла. Евреям Германии необходимо было нести Тору в той форме, в которой они смогли бы воспринять ее. Когда мы начали заниматься переводами, многие были этим недовольны. Мудрецы в свое время были против этого. Но когда речь идет о том, чтобы предотвратить отход евреев от Торы в не еврейскую культуру, тогда не стоит ничего переводить.

А когда этот отход уже стал свершившимся фактом, и речь идет о том, как вернуться самим и вернуть наш народ обратно к источникам, – нужно говорить с людьми на том языке, на котором они способны понимать.

При этом необходимо вкладывать силы и труд в то, чтобы вернуться именно к первоисточникам на святом языке. Если мы будем пользоваться переводами как вспомогательным средством, помогающими нам понять оригинал, это будет очень хорошо. Предыдущие поколения в Европе учили детей Торе с помощью пересказа стихов Торы на идиш (так называемый «тайч»). Но это было лишь ступенью к тому, чтобы дети учились понимать Тору в оригинале. Когда люди, не знакомые со святым языком с малолетства, трудятся над тем, чтобы понять Тору в оригинале, они способны осознать многие вещи лучше, чем коренные израильтяне. Это легко объяснимо. Поскольку иврит в Земле Израиля стал разговорным языком, многие слова в нем несут не те значения, которые были вложены Торой. Поэтому люди, для которых иврит – родной язык, часто понимают Тору искаженно. Безусловно, им легче вернуться к Торе, чем тем, кто не знает языка. Однако те, кто вырос не в Святой Зземле, и для кого иврит – это в первую очередь святой язык, а не разговорный, часто понимают глубину и точность Торы больше, чем израильтяне.

Мы говорили о том, что греки пытались снять корону мудрости с нашего народа и надеть на себя. При этом ни у кого нет силы, чтобы царствовать над нами, если только у нас нет проблем внутри. Сегодня царство Яван (Греция) трансформировалось в царство Эдома, включившее в себя все предыдущие «царства», и, в частности, в греческую культуру. Поэтому то, что мы говорили о малхут Яван – царстве отрыва этого мира от света Торы и от Творца путем подмены Торы переводом рассказов из нее, можно сказать и о нашей сегодняшней ситуации.

Приведу простой пример. Мы опубликовали письма Хафец Хаима о том, как правильно воспитывать еврейских детей. Он был до глубины души возмущен тем, что вместо Пятикнижия с комментарием Раши учат с детьми рассказы из Танаха. Это – фальсификация Торы. Это те же самые проблемы, которые возникли у нас в эпоху перевода Торы на греческий язык. Если мы хотим удостоиться того, чтобы, с Б-жьей помощью, уйти из под гнета царств и из греческой тьмы, то мы должны извлечь из себя нашу внутреннюю подчиненность этим царствам. Она проявляется в поверхностном восприятии Торы. Сегодня уже есть возможность учить не Талмуд, а его пересказы. Нужно просто осознавать, что все эти вещи могут быть полезны лишь как помощь, чтобы вернуться к Талмуду в оригинале, а не как возможность читать Талмуд так, как будто это легкое вечернее чтиво. Завет Торы основан на труде над ее постижением – и в этом наша сила против греческой тьмы.

Подготовил рав Ц. Маламуд

 


https://www.beerot.ru/?p=22543