Ханука — Сладость Торы и заповедей

Дата: | Автор материала: Рав Шимшон Довид Пинкус

1674
сладость Торы

 

Лестница еврейских праздников

Известно, что все еврейские праздники тесно связаны друг с другом и представляют собой лестницу, ступени которой напоминают ступени человеческой жизни. Первый праздник – Песах – праздник рождения народа Израиля. Затем Шавуот – принятие Торы и заповедей, «бар-мицва» еврейского народа. Суккот – «свадьба» евреев со Всевышним, в этот праздник евреи прилепляются к Нему. Перед «свадьбой» у нас есть Рош а-Шана и Йом Кипур – дни самоанализа и подготовки к свадебной церемонии. Вершина единения евреев с Творцом – праздник Шмини Ацерет (Симхат Тора), когда мы обнимаем и целуем свитки Торы. Это единение – вершина духовного величия, которого способен достичь еврей. Есть в этой лестнице дополнительные ступени – Ханука и Пурим. Попробуем понять, какова их роль.

«Из Циона, совершенства красоты»

Если мы оглядимся вокруг, мы обнаружим, что истинная красота в этом мире находится у нас, евреев, как мы говорим в молитве после чтения «Шма»: «истинное и несомненное, и достоверное, и… красивое слово это для нас». В изгнании часть этой красоты у нас забрали, но в Храме чистая еврейская красота и привлекательность были сохранены в полной мере, как сказано: «Из Циона, совершенства красоты» (Теилим, 50:2).

Когда мы говорим о красоте, мы должны четко понимать разницу между внешней красотой и красотой истинной, внутренней. Например, если мы смотрим на яблоко, оно – блестящее и привлекательное, но мы пока еще не видим его истинной красоты, прячущейся под кожурой, в сочной и сладкой мякоти. Блестящая кожура предназначена лишь для привлечения нашего внимания к яблоку, чтобы мы могли добраться до его истинной красоты.

Так и Храм восхищал глаз своей красотой, но единственной целью этой красоты было привлечь внимание к внутренней красоте Храма.

Наши мудрецы, благословенной памяти, утверждают, что древнегреческий язык удивительно красив. И потому был разрешен перевод Торы на этот язык, чтобы привлечь к Торе еврейские сердца. Целью этого перевода было заставить евреев «вонзить зубы в яблоко», углубиться в святую Тору. При этом учат наши мудрецы, что в день, когда Тора была переведена на греческий язык, на землю спустилась трехдневная тьма, подобной которой не было со времен греха золотого тельца. Это была настоящая катастрофа!

[Примечание рава Игаля Полищука. Причина этого, в частности, в том, что огромное внутреннее содержание Торы теряется при переводе. Переводы должны отражать внутреннюю глубину Торы, чего достичь очень непросто.]

«Сделай так, чтобы слова Торы Твоей стали усладой наших уст»

И это мы должны выучить из Хануки. Истинная красота содержится в святой Торе. У Йефета в руках лишь «обертка». Внутренняя красота – в Торе. Ибн Эзра говорил: «Не поддавайся на греческую мудрость, ибо у нее нет плодов, а есть лишь цветы». Как плодовые деревья отличаются от тех, которые, хоть и красивы, но не плодоносят, так святая Тора отличается от греческой мудрости – исключительно внешней, без какого бы то ни было внутреннего содержания и вкуса.

Когда мы удостоимся почувствовать сладость Торы, наша учеба будет другой. Нам трудно с усердием учиться, потому что мы не чувствуем прелести Торы. Тот, у кого в руках увлекательная книга о царских войнах или интересный журнал, готов читать ночь напролет, не отрываясь. Так же, не рядом будь помянуто, если бы мы чувствовали сладость Торы, нам было бы совсем не тяжело учиться целую ночь.

В дни Хануки мы должны укреплять в себе внутреннее ощущение, что красота Йефета на самом деле находится в шатрах Шема. Это то, к чему мы должны стремиться, и то, что мы должны выучить в Хануку. И да удостоимся мы, чтобы «слова Торы Твоей стали усладой наших уст».

«Мне нужны лишь лилии…»

«…для исполнения на шошаним (шошана – также музыкальный инструмент, по форме напоминающий лилию). (Псалом) сыновей Кораха. Песня любви» (Теилим, 45:1). По поводу этого стиха наши мудрецы приводят притчу о царе, который посетил жителей своей страны, и они преподнесли ему корону из золота и серебра, украшенную драгоценными камнями и жемчужинами. Сказал им царь: «Мне не нужно ни золота, ни серебра. Мне нужны лишь шошаним».

И притча эта вызывает удивление. Если царю так нужны лилии, неужели он не может купить их, заплатив золотом или серебром? Царь говорит, что ему не нужно серебра, ему нужно сердце его подданных, их любовь. Преподнесение лилии – это выражение любви к царю и верности ему, и это то, чего он ждет.

Это то, что говорит нам Всевышний. «Для исполнения на шошаним. (Псалом) сыновей Кораха. Песня любви». Евреи служат Всевышнему, говоря: «истинное и несомненное, и достоверное, и…». Есть множество замечательных ступеней и форм служения Всевышнему. Но на самом деле, Он не хочет, чтобы мы служили ему, только потому что это истинно, или только потому что это несомненно и достоверно. Он хочет, чтобы мы служили Ему из любви к Нему, благословенному. С радостью, ощущая глубочайшее внутреннее содержание. Это та лилия, которую ждет от нас Всевышний.

И мы могли видеть, с какой радостью учились великие мудрецы. Нет сомнения, что достичь такого уровня, когда изучение Торы происходит с радостью и любовью ко Всевышнему, непросто. Но изучающие Тору, по крайней мере, должны стремиться к такой форме учебы.

Что мешает нам почувствовать сладость Торы

Если мы зададимся вопросом, что же, на самом деле, мешает нам почувствовать сладость изучения Торы, как мне видится, мы сможем понять важный аспект этой проблемы на следующем примере. Может оказаться, что человек, присутствующий на царской трапезе, где подают изысканные деликатесы, совершенно не чувствует их вкуса, если перед тем он съел что-то горькое или слишком острое.

То же самое происходит с изучением Торы. Если бы перед учебой мы не имели дело с вещами внешними, притупляющими наш вкус к духовности, Тора казалась бы нам слаще меда. Но чуждые мотивы, проникающие в нашу душу, мешают нам почувствовать сладость Торы.

Греческая культура – именно она прививает нам страсть к чуждым и внешним явлениям, нанося тем самым ущерб нашей любви к Торе, и перебивая ее сладкий вкус, не давая нам его почувствовать. И в дни Хануки наша работа – как можно дальше отдалиться от всего внешнего и таким образом вернуть себе сладость служения Всевышнему, изучения Торы и соблюдения заповедей.

Ханука и Пурим – красота и жизнь

Следует отметить, что каждому, кто учит Тору, время от времени предоставляется возможность почувствовать истинную красоту и сладость Торы. Особенно часто это бывает в Рош а-Шана и в Йом Кипур, во время молитвы Неила. Еще это случается, когда удается задать красивый вопрос, или найти глубокое и красивое решение какой-то проблемы в Торе.

Тот, кто удостоится почувствовать сладость Торы, обнаружит, что нет жизни красивее, чем жизнь изучающего Тору. Ибо его жизнь – одно сплошное удовольствие!

Это и есть та особая ступень, которую Ханука и Пурим добавляют в лестницу еврейских праздников. В Рош а-Шана мы преисполняемся богобоязненности, в Йом Кипур мы чувствуем нашу близость ко Всевышнему, вершины которой мы достигаем в Суккот. В Хануку мы удостаиваемся вернуть себе красоту, которая находится в руках Йефета, вернуть сладость святой Торы. В Пурим же мы приходим к пониманию того, что Тора – не просто нечто красивое, она – сама жизнь, как сказано: «Порвавший с Торой – порывает с жизнью» (Кидушин, 66б). И как сказал один из великих: «В тот момент, когда человек перестает учиться, он перестает жить».

Перевод Х. Берман


https://www.beerot.ru/?p=29714